Трансляция с рукоблудием

Марианна Тарасенко.

ФОТО: Тоомас Татар

Сижу, работаю, читаю сегодняшние новости: отец-педофил, неоднократно домогавшийся дочери, получил условный срок; пьяный лихач за рулем, убивший одного человека и покалечивший трех, – реальный срок в три месяца, а мужик, наблюдавший с вэб-камеры трансляцию с рукоблудием парнишек и к тому же хранивший немножечко порнографии, – реальный срок аж в восемь месяцев. «Аж» - только по сравнению с двумя первыми.

Не буду здесь вдаваться в подробности – какое производство применялось, сколько кому и почему впаяли условно или с отсрочкой, кто уже что отбыл и кого чего обязали сделать – это не суть важно. В фокусе другое, то, что мы имеем на данный момент: на свободе уже бродит склонный к инцесту педофил, имя которого нам неизвестно, а весной на волю выйдет безответственная и потенциально опасная пьянь, на совести которой жизнь как минимум одного человека.

Вы уверены, что он больше никогда не сядет за руль в состоянии алкогольного опьянения и не убьет кого-то еще? Я – нет. Вы уверены, что педофил забьет на жажду инцеста и не начнет подбираться к другим девочкам? Я – нет. И в любом случае они уже нанесли своим жертвам непоправимый вред.

А тут немолодой проказник, имя которого теперь известно всем, – натурально в интернете, а не в реале – просто наблюдал, как три несовершеннолетних, но вполне себе здоровенных лба (одной из «жертв» – 16 лет, двум другим – аж по 17), абсолютно добровольно мастурбируют на камеру. И присел на восемь месяцев. Не в щелочку в душе, заметьте, подглядывал, не хватал пацанов за срамные места, судя по всему, не пугал и не шантажировал, а разве что двоих попросил бонусом прислать фотографии самого дорогого, что у них было. И они прислали. А чё?

Но это же не пятилетние дети, господибожемой. Может ли вообще нормальный человек в возрасте 16+ прыгать перед камерой (и незнакомым человеком!) с этим самым дорогим наперевес (или не знаю, как они там управлялись), а потом еще самое дорогое фотографировать и кому-то незнакомому отправить? Я что, так отстала от жизни? Но они-то, они, представители поколения, которое знает об интернете, казалось бы, всё – кто там бывает, что там бывает и что из этого выходит…

При этом девочке, жертве папеньки-педофила, обратите внимание, было всего 14 лет. И она не знакомилась в Сети с кем попало, а подвергалась сексуальным домогательствам у себя дома. В самом безопасном, по идее, для человека месте. Со стороны самого близкого человека. Защитника. Кто из двоих совершил более тяжкое преступление? Кто из двоих более опасен? Имя кого из них мы теперь знаем, а чье не знаем? Исходя из интересов потерпевшей. Это как раз понятно, тут спорить не о чем: девочка и так настрадалась.

И правильно, что назвали публично имя интернет-извращенца. Жалко, что не назвали имена его «жертв». Или хотя бы не вытатуировали у них на тех самых местах, над которыми они в поте лица трудились на камеру, слово «дурак». Потому что такие дураки тоже опасны, а учитывая их анамнез, можно предположить, что он будет только расти и шириться. Да и женщин предупредить не мешает. И остальным урок будет.

Вот только не надо сейчас о тонкостях юриспруденции, трактовке законов, согласительном или ускоренном производстве и хороших или плохих адвокатах: значит, менять надо эти законы. Потому что законы как бы призваны защищать обывателя, а с точки зрения обывателя, самое серьезное наказание понес человек, нанесший потерпевшим минимальный вред и представляющий для обывателя наименьшую угрозу.

НАВЕРХ
Back