Владимир Путин умирает?

«Знайте, товарищ полковник, все может перемениться»
Иван Скрябин
, журналист
Владимир Путин умирает?
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments 75
«Фокус в том, что в соответствии с Конституцией я имею право 
избираться на новый срок (в 2024 году – прим.ред.). Само наличие 
этого права уже стабилизирует внутриполитическую ситуацию», – 
заявлял Путин в конце 2021 года.
«Фокус в том, что в соответствии с Конституцией я имею право избираться на новый срок (в 2024 году – прим.ред.). Само наличие этого права уже стабилизирует внутриполитическую ситуацию», – заявлял Путин в конце 2021 года. Фото: Mikhail Klimentyev

Российский историк, политолог, до 2019 года работавший в МГИМО Валерий Соловей еще несколько лет назад со ссылкой на свои источники рассказывал о тяжелой болезни президента России Владимира Путина. Теперь с аналогичными заявлениями выступают и британская пресса, и известный американский режиссер Оливер Стоун. Появляются утверждения, что Путин уже может быть мертв.

Давняя история

Валерий Соловей рассказал Postimees, что болезни начали серьезно одолевать Путина лет девять-десять назад. «Он болеет раком, причем, не в первый раз, – говорит бывший профессор. – Дважды ему удавалось выкарабкаться. Его вылечили, причем качественно. А в третий раз, похоже, уже не вылечат. Помимо рака у него еще и болезнь Паркинсона, ее первые признаки появились в 2013–2014 годах». По утверждениям Соловья, последний страшный диагноз был поставлен Путину на рубеже 2019–2020 годов.

В апреле 2022 года расследовательское издание «Проект», которое российские власти считают нежелательной организацией, заявило, что у Путина рак щитовидной железы.

«Там более сложный и тяжелый диагноз, – уточняет Соловей. – Можно смело говорить не только про щитовидку. Это множественное поражение внутренних органов». Аналитик утверждает, что российский лидер давно уже с трудом передвигается. «Если вы спросите тех, кто переживал полиорганную недостаточность, они вам расскажут, что какую-то часть дня, три-четыре часа, вполне работоспособны, а потом ложатся и лежат. То же самое сейчас происходит с Путиным».

Фатальные последствия

Валерий Соловей не исключает, что на фоне множественных диагнозов и, как следствие, лечения сильнодействующими препаратами типа нейролептиков, обезболивающих и стимуляторов, позволяющих приходить в себя перед публичными выступлениями, у российского лидера могло возникнуть психическое расстройство. «Зависимость между его психическим состоянием и оценками ситуации очевидна всем в его окружении», – говорит эксперт.

Более того, информация о болезни Путина в Кремле уже является общим местом. «Там об этом знает любая уборщица, только российское общество не в курсе! – иронизирует Соловей – Судя по тому, какое лихорадочное оживление сейчас происходит в Кремле, болезнь Владимира Владимировича переходит в финальную стадию. Он будет вынужден исчезнуть с радаров».

Речь необязательно идет о том, что Путин покидает этот бренный мир. Он может принудительно уйти из политики. Валерий Соловей уверен, что случится это уже осенью 2022 года. Собеседник Postimees утверждает, что ближайшее окружение Путина дожидается конца его правления в духе приближенных товарища Сталина. Он должен сам передать власть в отсутствие другого выбора.

«Прямо сейчас усиленно формируется чиновничий штат Госсовета (коллегиальная структура из федеральных и региональных чиновников, которая стала «конституционной» после внесения поправок Путина в основной закон РФ в 2020 году прим.ред.). Формируется управление, набираются люди, прорабатываются документы. Готовится на какое-то время коллективный институциональный преемник», – говорит политолог.

В глазах двоится

Пока же вместо Путина на большинстве мероприятий появляются его двойники. «У него действительно есть двойники, – уверяет Соловей. – Их используют очень интенсивно, особенно в последнее время. Его образ традиционно используется в виде «консервов» (записанные заранее сюжеты для ТВприм.ред.). И даже как дополненная виртуальная реальность. Он появился в таком виде на одном из недавних заседаний Совбеза. Двойники вместо него играют в хоккей, плавают в проруби. Владимир Владимирович не играет в хоккей. Например, Лукашенко прекрасно знает, с кем он играет в хоккей. Но получает кредиты, поэтому молчит».

Валерий Соловей говорит, что поиски двойников были непростыми, потом этих людей «дорабатывали» с помощью пластических операций. «Один из них выше на полтора-два сантиметра, – утверждает эксперт. – И у него отличается даже не форма ушей, а козелок (небольшой хрящевой выступ на внешнем ухе в передней части ушной раковиныприм.ред.). Хороший специалист из разведслужбы это обязательно увидит и определит различия между людьми». Второго двойника использовали на публике, где не надо много говорить. Например, недавно он посетил Центральный военный клинический госпиталь имени Мандрыка министерства обороны РФ. Там он пообщался с военнослужащими, которые лечатся после возвращения из Украины. Впрочем, утверждает Соловей, этих «ветеранов боевых действий» ранее видели и в других амплуа на встречах с президентом. Или с «президентом».

Оцифровка могучего интеллекта

Начиная с 2011–2012 годов приближенные Путина финансируют геронтологические исследования, изучающие аспекты старения человека. Путину было предложено два варианта решения проблемы конкретно его личного старения: генетические исследования и создание его цифровой копии.

«Сам он в таких вопросах не очень разбирается, поэтому, говорят, даже поверил в это», – улыбается Валерий Соловей.

В последние годы первоочередное финансирование касается проблемы борьбы с раком и вопросов продления жизни. Такими исследованиями занимается в том числе дочь Путина Мария Воронцова. Однако прорыва в этой области так и не случилось.

Между тем 7 октября 2022 года Путину исполнится 70 лет.

Валерий Соловей: в России не думают о будущем

Валерий Соловей: «России нужна слабая реалистичная власть»
Валерий Соловей: «России нужна слабая реалистичная власть» Фото: личный архив

Политический аналитик Валерий Соловей убежден: тема болезни Путина возникла на фоне войны в Украине как знак российской элите, что пора менять ситуацию.

- Валерий Дмитриевич, с учетом того, что на вас в России возбуждено уголовное дело, не могу не спросить, как у вас вообще дела?

- Живой и на свободе. Ну, по крайней мере, пока на свободе. Надеюсь, что так будет и впредь, но уже не совсем от меня зависит, не совсем от моих усилий (смеется).

- Вы годами говорили, что Путин серьезно болен, и именно поэтому скорые перемены к лучшему неизбежны. Годы идут. Путин на месте. И пока как-то все стало только кошмарнее, хотя уже и Оливер Стоун про рак Путина говорит. Вы ошиблись с прогнозами?

- Нет, конечно. Я говорил о том, что Путин в 2022 году покинет российскую политику. Я не говорил, что он покинет этот бренный мир. Но, судя по тому, какое сейчас лихорадочное оживление происходит в Кремле, болезнь Владимира Владимировича переходит в финальную стадию. Понятно, что он будет вынужден исчезнуть с радаров. Он может появляться в виде двойника. У него действительно есть двойники. Их используют очень интенсивно особенно в последнее время. Его образ традиционно используется в виде консервов (сюжеты, записанные заранее прим.ред.). В виде дополненной виртуальной реальности, это тоже уже есть. На одном из недавних заседаний Совбеза он появился в таком виде. Но долго это все равно не продлится. И я стал говорить об этом ещё тогда, когда это совсем не было общим местом, как сейчас, с подачи американцев и британцев (в конце мая английская пресса опубликовала сразу несколько статей, где со ссылкой на данные разведки утверждалось, что Владимир Путин уже может быть мертв – прим.ред.). Я начал делать прогнозы, когда Путину был поставлен последний диагноз, на рубеже 2019-2020 годов. Тогда был определен горизонт.

- Кремль устами Пескова официально опроверг, что у Путина рак щитовидки. Вы понимаете, кто тут больше врет? Журналисты, с указанием конкретных органов президента, или Песков, со своим отрицанием проблемы как таковой?

- Естественно, Песков и Лавров, как показывают события последних лет, врать не могут. Посмотрите в их честные глаза. Что же касается диагноза, то это даже не тот диагноз, который давало издание «Проект». Там более сложный и тяжелый диагноз. Можно смело говорить не только про щитовидку, сам по себе рак щитовидки не очень тяжелый. А вот когда поражена поджелудочная, это много хуже. И там много чего поражено уже. Кроме того, он болеет раком уже не в первый раз. Первые два раза ему удалось выкарабкаться. Его вылечили. Причем вылечили хорошо. А в третий раз, похоже, что уже не вылечат. Ну и помимо рака у него еще и болезнь Паркинсона. Первые признаки были замечены в 2013-2014 годах. Но его держали в форме. Паркинсон же не фатален. А вот плюсом, возможно, на базе использования сильнодействующих препаратов, возникло психическое расстройство. Хотя здесь врачи расходятся в причинах.

- Если бы вождь был здоров, то не было бы и 24 февраля с известной риторикой про несуществующий народ Украины?

- Я бы не смог утверждать на 100%, но то, что зависимость между его ментальным профилем, его психическим состоянием, и решением с оценками ситуации есть, это совершенно очевидно всем в его окружении. Информация о болезни в Кремле уже является общим местом. Об этом уже говорят даже в его приемной. Об этом знает последняя уборщица. И скрывают это сейчас уже только от российского общества. Не от Запада. Запад знал это хорошо с самого начала. Другое дело, для чего Запад запустил эту информацию сейчас. Это сигнал российскому истеблишменту. И это сигнал не ключевой группировке, а средним слоям. «Ребята, обещания, которые вам были даны, система, в которой вы выросли, идет к концу. Поэтому не стоит полагаться на то, что вы сможете жить так, как вы жили раньше. Подумайте о будущем», - примерно такой посыл. И типологически это совершенно похоже на то, что делали американцы с конца октября 2021 года, когда их разведка через масс-медиа сообщала о том, что Россия готовит вторжение в Украину. Назывались сроки. Понимали, что предотвратить это вторжение удастся навряд ли. Можно смешать планы. Можно отсрочить старт. И в данном случае выигрыш времени из тактического успеха мог оказаться стратегическим. И они добились этого. Они смешали планы. Операция должна была начаться несколько раньше, идти иначе. Был выбран самый болезненный вариант. Болезненный, в том числе для ВС РФ, я уж не говорю про Украину… Очень похоже на то, что это сознательная кампания с целью информирования не западного общества, которому наплевать на это все, вместе со здоровьем Путина, если они чуть западнее стран Балтии и Польши, а информирование российской элиты не высшего уровня. Средний истеблишмент. Условного майора, полковника. «Знайте, товарищ полковник, все может перемениться», - посыл. Как было после смерти Сталина. Не многих тогда посадили, но уволили очень многих.

- Приглашение к неисполнению преступных приказов?

- Приглашение задуматься о будущем. И, исходя из мыслей об этом близком будущем, понимая, что горизонт рядом, не в условном 2036 году, что все будет здесь и сейчас, стоит ли совершать определенные вещи. Типологически это похоже и на то, что происходило в СССР в 1990-1991 годах, когда распоряжения начальства просто перестали выполняться. Не было даже саботажа и вредительства. Было просто нежелание рисковать. Люди не хотели рисковать. Люди тогда понимали, что выполнение указаний уже чревато последствиями.

- Но Лавров явно не в курсе? «Президент Путин ежедневно появляется на публике. Вы можете наблюдать его на экранах, читать и слушать его выступления. Не думаю, что вменяемые люди могут увидеть в этом человеке признаки какого-то недуга или недомогания», - заявил глава МИД РФ в конце мая про здоровье своего шефа.

- Получается, что Лавров меня подозревает на предмет вменяемости. Но какой мерой вы мерите, такая и вам отмерена будет. Насчет репутации Лаврова сомнений никаких нет ни у кого. Ни в России, среди вменяемых людей, ни в мире. Его репутация однозначна, как и у господина Пескова, о котором даже его шеф сказал – «несет пургу». Никаких больше характеристик здесь не дам. Конечно, вы можете видеть Путина ежедневно по ТВ. Двойники вместо него играют в хоккей, плавают в проруби. Это еще до 2020 года началось. Владимир Владимирович не играет в хоккей. И Лукашенко прекрасно знает, с кем он играет в хоккей. Но он получает кредиты, поэтому он молчит.

- Каждый раз, когда слышу про «удмурта», или «банкетного», как якобы зовут этих самых дублеров Путина, я удивляюсь, что в это можно верить. И вот вы это утверждаете.

- Это так и есть. Но их не так много, как некоторые верят. Их было два. В прошлом году один из них погиб. Это было связано со смертью главы МЧС Зиничева. Была история в духе плаща и кинжала, в полном смысле слова. Может быть, сейчас появился еще один. Но изначально было два. Они действительно идентичны. Их искали чрезвычайно долго. С помощью небольшой пластики доработали. Один из них выше на 1,5-2 сантиметра. И у него отличается не форма ушей даже, а козелок (небольшой хрящевой выступ на внешнем ухе, в передней части ушной раковины у человекаприм.ред.). Хороший специалист из разведслужбы - не обязательно быть врачом - это увидит, определит различия между этими людьми. Второго двойника использовали на публике, там, где не надо говорить. Публичные мероприятия без разговоров. А сейчас вот запустили в госпиталь Мандрыка.

- То есть рукопожатия с теми, кто представлен, как раненные военнослужащие российской армии, делал не Путин?

- Владимир Владимирович сейчас все свои контакты ограничил. Какие там были ветераны боевых действий в кадре, а некоторых ранее видели в других амплуа на встречах с президентом, такой и президент.

- В свое время сообщалось, что Путин получил травму, летая со стерхами. Ваши источники как-либо оценивали эти травмы? Тот ли Путин вообще страдал?

- Тогда еще только тот. У него было две травмы. Одна после неудачной тренировки по дзюдо, когда он потом вообще перестал заниматься этим видом спорта. И вторая травма, когда он летал со стерхами, да. Но это было давно, тогда у него не было тех диагнозов, которые есть сейчас. Все просто. Естественное угасание. Многие больные люди это проходили. Другое дело, что больные люди, которые так же уходили, не принимали таких решений, которые принимает он. Решения, которые чреваты серьезными последствиями. В данном случае человек их принимает. И окружение его, зная это, не возражает. Принимают как данность, видимо, полагая дождаться естественного конца. Как с товарищем Сталиным. Сам передаст власть, когда выбора не останется, на публике появляться совсем не сможет. Прямо сейчас усиленно формируется чиновничий штат Госсовета (коллегиальная структура из федеральных и региональных чиновников, которая стала «конституционной» после внесения поправок Путина в основной закон РФ в 2020 годуприм.ред.). Усиленно формируется управление. Набираются люди. Прорабатываются документы. Готовится вот такой институциональный преемник. Коллективный. На какое-то время.

Путин на совместной пресс-конференции с президентом Туркменистана Сердаром Бердымухамедовым по итогам их встречи в Москве, Россия, в пятницу, 10 июня 2022 года
Путин на совместной пресс-конференции с президентом Туркменистана Сердаром Бердымухамедовым по итогам их встречи в Москве, Россия, в пятницу, 10 июня 2022 года Фото: AP

- Так ведь Россия - не про коллегиальное правление…

- В том, что не смогут договориться, у меня нет никаких сомнений. На первых порах, конечно, поклянутся в дружбе, соблюдении норм и принципов ленинской партийной политики (улыбается). А потом произойдет то, что всегда происходило в нашем богоспасаемом отечестве – «заспорили славяне, кому править на Руси».

- Когда же все это случится?

- Надо различать его постепенный отход от политики, невозможность принимать решения, появляться на публике, и срок дожития. Срок дожития – это про другое. Что же касается отхода от политики, то там довольно уверенно говорят про нынешнюю осень. Нужно понимать, что возможно резкое ухудшение здоровья, потому что дозы препаратов колоссальны, превышают уже все разумные нормы. Но все равно не завтра. А препараты там разные. Сильные нейролептики, нейромодуляторы, обезболивающие, естественно. И стимуляторы, чтобы приходить в себя перед публичными выступлениями. А потом он отлеживается. Если вы спросите тех, кто переживал полиорганические поражения органов, они вам расскажут, что какую-то часть дня они вполне работоспособны. 3-4 часа. Потом ложатся и лежат. То же самое сейчас происходит с Путиным. Ничего сверхестественного тут нет. Лучше бы не скрывали. Может быть, и не говорили бы всей правды, но тогда бы сейчас избавились от множества слухов, подозрений и проблем. Как с детьми его. Скрывали. Все равно стало известно, но, уже имея характер нездоровой сенсационности. Точно так же и с этим. Все болеют. Все смертны. Многие смертны внезапно. Это естественно.

- То есть не помогли все те геронтологические институты, о которых регулярно рассказывали? Были и подразделения «Роснефти», еще каким-то продавцам пептидов Путин даже раздавал ордена.

- Где-то с 2011-2012 годов пытаются эту проблему решить, да. Приближённые бизнесмены финансировали эти исследования. Последний всплеск – прошлый и позапрошлый год. Ему тогда предложили два варианта решения проблемы: генетические исследования, или создание его цифровой копии. Оцифровка могучего интеллекта вождя. И будет вечно жить, как в фантастическом боевике. Поскольку он в таких вопросах не очень-то и разбирается (улыбается), говорят, что он на время даже поверил в это. Генетика его очень занимает. Там первоочередное финансирование по проблеме борьбы с раком, продления жизни. И этим же его дочка и занимается. Но прорывов не достигли. Не понятно, можно ли их вообще достичь.

- Можно ли обмануть Бога, даже если ты поверил, что Бог - это ты?

- Это как раз к адекватной оценке им ситуации, да… Я уже не буду говорить про его манию величия, мессианский комплекс, что очевидно давно. И это естественно в его положении. Трудно представить человека, у которого бы это все в голове не сформировалось за 20 лет, когда ему в прямом смысле слова министры и губернаторы говорят: «Владимир Владимирович, вы – гений. Благодаря вам мы идем от победы к победе, от вершины к вершине». И человек с комплексом неполноценности в таких условиях быстро излечивается от этого самого комплекса. Появляется комплекс сверхценности. По началу ведь он совсем не таким был. Был робким, стеснялся, пытался передоверить другим. Но потом вошел во вкус. Поверил, что ему все под силу. Для этого и нужна демократия со сменяемостью и ограничением сроков. Просто с точки зрения функциональности и здравого смысла.

- И в этом смысле Россия уже проскочила Рубикон, когда она будет способна остаться собой после ухода Путина?

- Я настроен позитивно в высшей степени. Но к улучшению мы придем через ухудшение. Ухудшение началось стремительное, конечно, после 24 февраля. Но главный кризис впереди – политический, внутри страны. Я не верю, что все ограничится только верхушечным политическим кризисом. Как показывает мировой опыт, слабые фракции элиты попытаются мобилизовать общество, увлечь, вовлечь. Вовлечение общества, которое вообще-то очень зло, небезопасно. Общество крайне раздосадовано, хоть сейчас и удалось эту злость канализировать, направить против Украины. И довольно успешно удалось отвлечь в эту сторону. Но дальше общество готово простить вождю все, кроме военных неудач. Армейские офицеры вообще считают, что это дело дохлое оказалось. Просто дохлое. Ну те, кто понимает хоть что-то. Те, у кого есть горизонт. Офицеры Генштаба. Офицеры управлений. А офицеры из чекистов считают, что вообще все очень скверно, и виноват Путин. То есть начинается кризис уже и здесь. Кризис будет происходить просто. Без гражданской войны. Не сомневаюсь, что ее не будет. Да и без других апокалипсических моментов. Но кризис будет сложным. Думаю, что потяжелее, чем кризис рубежа конца 80-х – начала 90-х годов. Нет сейчас ни той надежды, ни того запаса прочности. Их просто нет. Соответственно, вырулим мы к чему-то вроде слабой, но реалистически мыслящей власти. В силу своей слабости, она будет вынуждена мыслить реалистически (улыбается). Однако демократией пахнуть и не будет. В этом у меня нет никаких сомнений. По очень простой причине: чтобы создать пресловутые институты, которые здесь уже выжжены, и даже намеки на них выжжены, понадобится лет 10-15. Так что новая власть будет решать простые задачи: обеспечение предсказуемости, обеспечение экономического роста. И наладить отношения с Западом, потому что без этого никакой предсказуемости не будет, как и экономического роста. Будет ли это считаться шагом вперед? Конечно, это будет колоссальный шаг вперед на фоне того, что мы переживаем сейчас. И это будет даже более значительный шаг, чем смена Сталина Никитой Хрущевым. Более масштабно будет. И, если мы двинемся в направлении реализма, прагматизма и уверенности, то все будет совсем неплохо. Значительный экономический рост можно будет обеспечить. Создать пресловутый НЭП, забыть об имперских амбициях, пытаться договориться с Западом, дать людям возможность спокойно работать, и все будет неплохо. А уж институты люди потом сами построят. Когда была первая попытка среднего класса России потребовать своего участия во власти в 2011-2012 годах, средней класс был уничтожен. То есть негативный опыт у среднего класса уже есть. И у общества будет прививка от повторения историй, как было с Путиным. Общество знает, что силовики на самом верху не нужны, что это опасно. Мир лучше.

- Силовики же будут сопротивляться. Кто же просто так отползет от руля?

- Не будут. По очень простой причине. Нет единой корпорации, есть группы. Группы в очень скрытом конфликте, который иногда переходить в открытые формы. Группы думают о своем личном будущем, не о будущем страны. Сейчас в России никто не пытается подумать о том, что будет после. Вообще никто.

- Мы с вами этим заняты вроде как прямо сейчас.

- Да. Но я про некий организационный уровень. Всегда появлялись же какие-то инициативы. Сейчас ничего. Все заняты рамками «здесь и сейчас». И тем людям тоже надо выжить. Сохранить свою свободу и активы. Чтобы это сохранить, надо договариваться. Сдать кого-то первым. Кто первым сдаст – у того больше шансов (смеется).

- В этом смысле какая судьба ждет заложников в лице Навального, или Владимира Кара-Мурзы?

- Это зависит от того, не захотят ли с ними уходящие старички расправиться, чтобы облегчить для себя политический кризис. И они думают об этом. Сам Владимир Владимирович считает, что Навальный вообще-то опасен именно в условиях кризиса. Но есть другие люди, от которых все и зависит. Жалует царь, но не жалует псарь. В этом случае наоборот. И есть мнение, что Навальный не должен исчезать, что он еще может пригодиться, что потом это поставят не в вину, а в заслугу, что «мы всегда были в сопротивлении, держали кукиш в кармане». Я понимаю, что это звучит саркастично, но такие люди, как это ни странно, там есть. Все могло бы быть еще хуже. Но такие люди есть и в спецслужбах. Им кое-что удается сдерживать. Сохранять остатки здравого смысла, несмотря ни на что и вопреки всему. Предсказывать судьбы конкретных людей не берусь, но знаю, что довольно давно готовят ужесточение. Есть план по интернированию остатков гражданского активизма. Он в конце 2021 года был готов. Это про задержания без суда и следствия. Это все готово. Более того, они готовы были это запустить после блиц-крига. Если бы на Украине он был, то под сурдинку, «гром победы раздавайся, веселися, храбрый росс!» всех этих отщепенцев взять к ногтю. Запереть всех в спецприемник в Сахарово в Подмосковье, где мигранты обычно сидят. Обратите внимание на все последние заявления Дмитрия Медведева. Он светит отраженным светом бешеных в силовой фракции. Все его эти реплики про расстрелы иноагентов. Он хочет оказаться нужным для них. Рассчитывает оказаться нужным (улыбается). То, что у них на уме, у него на языке. Ядерные угрозы, смертная казнь. Отмены презумпции невиновности. Но этих радикалов сдерживает вождь. Он сначала взял все в работу, одобрил, но не запускает. А если они во вкус войдут? Что он будет с этим потом делать? А Путина активно критикую справа (читайте на Rus.Postimees интервью с политологом Александром Бауновым «Для российских ультранационалистов Путин – предатель» - прим.ред.). И ультраправые на фоне войны становятся более влиятельными, чем любая прежняя сильная позиция. И они с точки зрения власти начинают составлять угрозу. Люди типа Игоря Стрелкова, которые считают, что спецоперация идет из рук вон плохо. Есть радикальные фракции силовиков, которые так же считают, что надо решительнее, что нужна мобилизация и война до победного конца, что надо шлепнуть по Украине так, чтобы мокрого и живого места там не осталось. И эти ребята начинают пугать. И поэтому не запускается маховик репрессий. Нет никаких либералов уже и в помине. Никакой организованной оппозиции нет. Людям страшно заявить о себе, как об оппозиционерах. И запуск маховика репрессий против них? Никакой же угрозы нет на самом деле. Но те, кто будут участвовать в маховике, как исполнители, могут пойти дальше. В этом смысле лучше оставаться в Таллинне, чем в Санкт-Петербурге. Эстония – на самое плохое место. Таллинн был бы очень плохим местом, даже крайне опасным, если бы у России получился блиц-криг в Украине. Тогда сутки отводились на Молдову. Потом было бы движение в Прибалтику. Это было уже запланировано. Так что Украина спасла.

- В сухом остатке сложнее всего будет двойникам «Удмурту» и «Банкетному»? Их ведь точно устранят после устранения прототипа…

- (Смеется) Не факт. Могут отпустить с выходным пособием.

- Можно уехать в Латинскую Америку и сделать карьеру на рассказах о том, что ты выжил?

- Или ходить на Красной площади и предлагать сфотографироваться. Хороший заработок. А потом написать еще и мемуары. А если уезжать, то сейчас роль Латинской Америки играет уже Африка. Латинская Америка уже не котируется, там достанут. А вот в Африке есть замечательные места, вроде Центрально-Африканской республики, где можно затеряться. В прямом смысле слова. Там уже есть запасные базы на такой случай. Уже построены. Под охраной ЧВК. Подводные лодки до Аргентины уже не нужны (смеется).

Ключевые слова
Наверх