Кяосаар: силовые методы в русских школах не поддерживаю

Калакаускас: учителей выживают из русских школ
Елена Поверина
, ведущая видеорубрики
Кяосаар: силовые методы в русских школах не поддерживаю
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 9
  • Калакаускас: из заявлений Лукаса вычитывается угроза
  • Кяосаар: набрать учителей в Нарву – не проблема
  • Калакаускас: к 2024 году не найти и половины учителей

В ближайшее время языковые инспекторы могут нагрянуть с проверками в русские школы: под это меняется закон. Как расширение полномочий Языкового департамента в русских школах позволит решить проблему отсутствия учителей?

На вопросы Rus.Postimees ответили в прямом эфире преподаватель Таллиннской Тынисмяэской реальной школы Игорь Калакаускас и руководитель Нарвской эстонской госгимназии Ирене Кяосаар.

Выдержки из беседы:

– Помогут ли планы Тыниса Лукаса и Ильмара Томуска снять проблему нехватки учителей?

Игорь Калакаускас: – Инициатива заключается в том, чтобы прикончить русскую школу. Конечно же, предложения министра не поднимают учителям настроение.

Всем понятно, что план перехода на эстонский с 2024 года – неосуществим по целому ряду причин.

Думаю, что и министр это понимает.

Ирене Кяосаар: – В центре нашей системы образования – не учитель, а ученик. Мы должны сделать всё для того, чтобы в 21 веке наши ученики получили в Эстонском государстве такое образование, которое позволит им влиться в общество, имея солидный багаж, в котором есть эстонский язык, понимание того, в каком государстве мы живем, знание предметов и человеческие навыки.

– Согласно статистике, 2300 педагогов нуждаются в улучшении знания эстонского. Как его можно улучшить проверками?

Игорь Калакаускас: – Цель ясна – выжить из школ тех самых учителей, которые не овладели языком. Сразу их, конечно, не уволят, сначала будет предписание с отсрочкой на год-другой.

Ирене Кяосаар: – Уверена, что одна из сильных сторон нашего образования – автономия школы.

Я сама тоже не поддерживаю силовые методы в русских школах и проверки с утра до вечера.

Но, к сожалению, мы дошли до того, что в 2022 году все еще много школ с русским языком обучения выпускают учеников, которые не могут сказать на эстонском элементарных фраз.

Думаю, что набрать учителей в Нарвскую эстонскую госгимназию – не проблема.

Нарва – третий по величине город в Эстонии, там есть учителя и система образования. Разумеется, это не решит проблем других нарвских школ, откуда к нам перейдут учителя. Очевидно, что придется искать учителей и из других регионов.

Ясно и то, что часть учителей потеряют работу.

Считаю важным продумать, что с этими учителями будет дальше. К сожалению, я не отношусь к тем оптимистам, которые считают, что учителей, не выучивших эстонский за 30 лет, можно будет обучить за два года до такого уровня, что они смогут преподавать на эстонском.

Ставки можно делать на молодежь и тех, кто имеет педагогическое образование, но в школе в силу разных причин пока не работает. Реорганизация школьной сети (закрытие ряда школприм. ред.) – тоже неизбежна. Население той же Нарвы уменьшается примерно на тысячу человек в год. И уезжает преимущественно молодежь, семьи с детьми.

К сожалению, молодежь часто не идет в русскоязычные школы, потому что их там не поддерживают.

– А в эстоноязычные школы она идет? Кристина Каллас недавно отметила в нашей студии, что очень скоро мы окажемся перед фактом, что все школы – и эстонские, и русские – просто не смогут выполнять учебную программу из-за отсутствия учителей эстонского языка, математики и т.д. Разве не так?

Ирене Кяосаар: – Проблема есть и в эстонских школах, но в русских она стоит острее.

Игорь Калакаускас: – Все проблемы решаются однобоко. Проще всего добавить предметы на эстонском, но никто не думает о том, как русский учитель объяснит свой предмет на эстонском русским детям.

Ирене Кяосаар: – На английском же вы учите.

Игорь Калакаускас: – Мы учим на английском на уроках английского языка. Это другое. Я не очень понимаю, как в четвертом классе в 2024 году начнут преподавать сразу все предметы на эстонском: природоведение, математику, эстонский язык, труд и т.д.

Ирене Кяосаар: – В четвертом классе это обычно делает классный руководитель – тот учитель, который преподает все предметы с первого по четвертый класс.

– То есть, к 2024 году придется заменить многих классных руководителей в начальной школе…

Игорь Калакаускас: – Не найдет Эстония к 2024 году и половины этих учителей! Их просто нет. Средний возраст учителя – 50+. Им бы только доработать до пенсии, не смогут они перестроиться под преподавание на эстонском.

– Родители будущих школьников из Нарвы пишут в Postimees, что из пяти подготовительных классов по программе keelekümblus было сформировано только 3 первых класса – из-за отсутствия учителей и возможностей. Родители хотят учиться своих детей по-эстонски, но школы не могут предоставить им такую возможность. Что с этим делать?

Ирене Кяосаар: – Это проблема. Действительно, Нарвская государственная гимназия Ваналинна практикует языковое погружение и становится с каждым годом все популярнее, но открыть она может только три первых класса. Вопрос – не в учителях, а в нехватке помещений.

Родители стоят в очереди в классы с языковым погружением. 

Мне очень горько и больно, что им отказывают, не предоставляют такой возможности. Вопрос нужно адресовать городу Нарва и министерству.

– Где выход?

Игорь Калакаускас: – Выход уже предлагают соцдемы и Eesti 200. Считаю, что в том же самом Таллинне можно было бы открыть большую пилотную школу, где в одном помещении могли бы учиться и эстонцы, и русские. Ряд уроков могли бы идти совместно. Кроме того, проводилась бы активная совместная внеклассная работа. Только так можно развеять страхи.

Сейчас же нас просто пугают заявлениями г-на Лукаса, из которых русские вычитывают только одно: угрозу.

Министр Лукас – не сторонник формата объединения русских и эстонцев в одном классе. Русские вычитывают из этого то, что министру жалко эстонских учеников, потому что учителя будут отвлекаться на русских, плохо понимающих по-эстонски. А русских учеников никому не жалко?

Постепенный переход на эстонский так или иначе идет. И нет никакой необходимости форсировать эту волну. Это создает излишнюю нервозность.

– Не получится ли так, что под давлением будет многое делаться для галочки, как в тех же школах Латвии?

Ирене Кяосаар: – Я тоже сторонник школ совместного обучения, но в той же Нарве, где эстонского населения всего три процента, такая модель невозможна.

Обучение для галочки – это болезненный вопрос. Я сама столкнулась с этим в период с 2007 по 2017 годы, когда руководила процессом перехода на эстонский язык на гимназической ступени. Больно признавать, но мы часто говорили со школами на разных языках, у нас были разные цели: школы рапортовали о проделанной работе, а через несколько лет выяснялось, что все это было просто для галочки. Так что здесь контроль за процессом, конечно, нужен.

Самое важное – договориться со школами о единой цели.

Игорь Калакаускас: – Во всей этой истории с русскоязычной школой не хватает важного пункта: с русскими школами и учителями даже никто не пытается поговорить и включить их в диалог. Просто ставят перед фактом: будет так, а не иначе.

Ирене Кяосаар: – Важно честно поговорить, не набрасываясь друг на друга. Диалог необходим.

Подробнее в повторе!

Елена Поверина
Елена Поверина Фото: Mihkel Maripuu
  • Помогут ли планы Тыниса Лукаса и Ильмара Томуска снять проблему нехватки учителей?
  • Согласно статистике, 2300 педагогов нуждаются в улучшении знания эстонского. Не уволятся ли и эти педагоги из школ на фоне ужесточения проверок?
  • Кристина Каллас не исключает, что вскоре школы просто не смогут выполнять учебную программу из-за отсутствия учителей эстонского языка, математики и т.д. Возможно ли такое? 
  • Родители хотят учить своих детей на эстонском, но преподавать некому. Где выход?

Одежда ведущей: Tallinna Kaubamaja / Andiata 

Ключевые слова
Наверх