24 года тюрьмы для журналиста в РФ за работу с публичными данными (2)

rus.postimees.ee
Copy
Иван Сафронов.
Иван Сафронов. Фото: Andrei Vasilyev/Andrei Vasilyev/TASS

В понедельник 5 сентября Московский городской суд огласит приговор журналисту Ивану Сафронову, которого ФСБ обвиняет в «государственной измене». Rus.Postimees рассказывает о скандальном деле, которое стало ключевым в переходе российского государства к полномасштабным репрессиям в отношении независимых СМИ.

Спустя два года после того, как на тот момент 30-летний бывший журналист издательского дома «Коммерсантъ», специалист по военно-промышленному комплексу РФ, оказался в следственном изоляторе российских спецслужб Лефортово, государственное обвинение затребовало для Ивана Сафронова 24 года лишения свободы из 25-и возможных по статье «госизмена». Прокурор также просит суд ограничить свободу Сафронову ещё на два года после освобождения, а заодно наказать его штрафом в восемь тысяч евро.

За что дают в России 24 года 

Потребованный срок в 24 года стал для многих наблюдателей шоком, с учетом того, что «преступление» Сафронова выглядит абсурдом и оно не связано с насилием. Для сравнения стоит напомнить, что знаменитый «скопинский маньяк» Виктор Мохов, который три года насиловал двух похищенных им девушек, получил 17 лет. Убийца политика Бориса Немцова Заур Дадаев был приговорен к 20 годам тюрьмы. По 24 года лишения свободы ранее получали российский солдат Равиль Шамсутдинов, который застрелил восьмерых сослуживцев, и «тулунский маньяк» Павел Шувалов, который совершил серию изнасилований и два убийства.

Во время следствия ФСБ неоднократно выходило с предложением к Ивану Сафронову признать вину в обмен на смягчение наказания. Очередную попытку вынудить журналиста признаться прокуратура предприняла прямо во время судебного заседания, на котором и были потребованы 24 года тюрьмы. В перерыве заседания во вторник 30 августа прокурор Эльвира Зотчик предложила​ Сафронову признать вину в обмен на снижение срока ровно в два раза - до 12 лет лишения свободы.

«Не могу признать свою вину там, где ее нет», - сказал позже в последнем слове журналист.

Что же сделал Сафронов?

По версии следствия Сафронов разгласил государственную тайну в 2015-2018 годах, когда общался с коллегой, журналистом из Чехии Мартином Ларишем, и немецким политологом Дмитрием Ворониным. Чекисты утверждают, что обвиняемый передавал сведения «в отношении военно-технического сотрудничества России с государствами, входящими в Организацию Договора о коллективной безопасности, а также странами Ближнего Востока, Африки и Балканского полуострова». ФСБ вменило Сафронову в вину, что он якобы получал деньги за шпионскую деятельность. Все обвинение строится на разговоре Сафронова с чешским приятелем, и на том, что этот приятель его и «завербовал».

Коллеги Ивана Сафронова из издания «Проект» несмотря на засекреченность дела, которое слушалось в закрытом режиме, получили доступ к его материалам, и выяснили, что все сведения, которые для наследников Дзержинского стали обоснованием обвинения по статье о госизмене, доступны в открытых источниках любому желающему, в том числе в материалах «Википедии» и опубликованных официально решениях российских судов.

Одновременно выяснилось, что политолог Воронин, которого чекисты задержали в начале 2021 года, дал показания на Сафронова под давлением, а позже отказался от своих слов. Таким образом, этот эпизод не может быть учтен судом при вынесении приговора.

Методы следствия

Следствие по делу Сафронова вел печально известный правозащитникам и юристам, которые работают в России по статьям о шпионаже и госизмене, следователь ФСБ Александр Чабан. В деле Сафронова он практиковал давление через родственников, предлагая сделку со следствием в обмен на возможность общения с близкими. В итоге Иван Сафронов ни разу не видел и не слышал мать после ареста. А со своей девушкой смог встретиться, только когда ей удалось стать членом избирательной комиссии и во время выборов попасть в Лефортово, где и проголосовал избиратель Иван Сафронов.

Как таковая сделка со следствием, когда в обмен на признание вины были обещаны послабления в неминуемых последствиях, Сафронову предлагалась дважды. Журналист отказывался оба раза. После второго отказа ему запретили любую связь с внешним миром, в том числе и почтовую переписку.

Расправа с адвокатами Сафронова

Следователи ФСБ добились отстранения от дела ведущих адвокатов Сафронова, которые отказывались давать незаконные подписки о неразглашении материалов предварительного следствия. А тем юристам, кто остался в команде защиты, запретили делать выписки и заметки при знакомстве с материалами дела, которое насчитывает 23 тома. Эти незаконные решения были утверждены судами.

«Сегодня в суде гособвинение запросило 24 года колонии строго режима для Ивана Сафронова. Эта цифра может показаться пугающей. Но так ли она важна на самом деле? Для меня очевидно, что Сафронов и другие политзаключенные, являются заложниками и будут находится за решеткой ровно до того момента, пока хунта, состоящая из престарелых чекистов, будет оставаться у власти. И не мгновением дольше!» - прокомментировал новость о требовании гособвинения бывший шеф команды адвокатов Сафронова Иван Павлов, юрист который был вынужден уехать из РФ после того, как сам стал фигурантом уголовного дела.

Команда адвокатов Ивана Павлова, которая была известна под вывеской «Команда 29» (названа так в честь 29-й статьи Конституции РФ, которая гарантирует свободу распространения информации и запрет на цензуру в стране), до своего запрещения силовиками регулярно сообщала о противоправных действиях следствия и отсутствии фактов, подтверждающих вину Сафронова. Это закончилось обысками у адвоката Ивана Павлова, обвинении его в разглашении материалов предварительного следствия, отъездом за границу и объявлением юриста в розыск.

Пропаганда на службе следствия

За два года следствия пропагандистские СМИ сообщали обывателям в РФ самые разные причины преследования журналиста. В какой-то момент в сюжетах государственного ТВ он стал сотрудником сразу трех иностранных разведок.

В 2021 году сообщалось, что Сафронов якобы был связан с чешской разведкой. Осенью 2021 года СМИ сообщили, журналист был якобы связан ещё и с разведками Германии и Японии.

Коллеги Сафронова по работе в когда-то независимых российских СМИ отмечали, что проблемы у него начались после скандального увольнения из «Коммерсанта» в 2019 году после статьи о возможной отставке главы СВР (служба внешней разведкиприм.ред.) Сергея Нарышкина и спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко. На момент ареста Сафронов был советником главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина. Президент РФ Владимир Путин публично утверждал, что проблемы журналиста связаны именно с этой работой. В «Роскосмосе» неоднократно подчеркивали, что Сафронов не имел доступа к секретным сведениям. Период, который описывается в материалах следствия ФСБ не относится к периоду работы Сафронова на Рогозина.

Иван Сафронов смеется над следствием прямо во время судебного заседания, сентябрь 2020 года
Иван Сафронов смеется над следствием прямо во время судебного заседания, сентябрь 2020 года Фото: Reuters / Evgenia Novozhenina

Семейные традиции Сафроновых

Сам Иван Сафронов в редкие моменты допуска к нему журналистов в перерывах закрытых заседаний, всегда демонстрировал бодрость и даже шутил.

«Я сюда, кстати, на автозаке ехал. Приятная компания. Живу в центре Москвы, с миллиардерами, сплю сколько хочу, ем вдоволь — не жизнь, а сказка (улыбается). Глядишь, войду в состав теневого правительства. Главное, чтобы не к пятидесяти годам. Самое главное, что я понял за эти полтора года, это то, что нельзя идти на сделку с совестью», - говорил Сафронов в декабре 2021 года.

Невозможность осознать логику официальных претензий ФСБ к Сафронову некоторые наблюдатели и сочувствующие объясняют действия агентов государства иными мотивами. Дело в том, что отец Ивана Сафронова – известный журналист издательского дома «Коммерсантъ» Иван Сафронов-старший. Кадровый военный, подполковник, который как журналист тоже занимался российской оборонной промышленностью, погиб при странных обстоятельствах в 2007 году, когда ему был всего 51 год: выпал из окна в процессе работы над очередным расследованием.

В начале 2007 года Сафронов-старший вернулся в Москву из очередной командировки в Объединённые Арабские Эмираты, где пытался проверить информацию о возможных поставках российского оружия на Ближний Восток. Речь шла о партии истребителей Су-30 для Сирии и зенитных ракетных комплексах С-300В для Ирана. Якобы поставки должны были идти через Беларусь. Сафронов сообщил в редакцию «Коммерсанта», что получил необходимые подтверждения, но материалы представить не успел.

«А что, если Ваня просто нашел убийц своего отца?» - повис риторический вопрос в соцсетях после того, как гособвинение потребовало для Сафронова-младшего 24 года лишения свободы.

Параллельный ущерб

Помимо проблем непосредственно для Ивана Сафронова, это дело фактически изменило многолетнюю практику взаимоотношения спецслужб и адвокатского сообщества, положения о правах которого были реформированы после нескольких безуспешных попыток чекистов добиться от адвокатской палаты Санкт-Петербурга, где числится Иван Павлов, снятия с него адвокатского статуса. Статус в итоге был приостановлен, несмотря на отсутствие должных доводов со стороны просителей из ФСБ.

Вместе с тем, это дело было бы невозможным в условиях гласности. И остатки этих свобод помогали защите журналиста, которая активно работала с остающимися в строю независимыми медиа РФ. Но после введения новых норм «военной цензуры» с началом широкомасштабной войны в Украине писать неприятную силовикам правду об их методах работы стало просто некому.

О том, как работает ФСБ по делам, связанным со статьями госизмена и шпионаж, ранее Rus.Postimees на примере других громких дел рассказывал адвокат Иван Павлов. Юрист до переезда из РФ из-за давления силовиков, в том числе представлял интересы Ивана Сафронова.

Наверх