Потерявший ногу эстонский солдат: «Первая мысль была, что все могло быть хуже»

НАВЕРХ