«Дед оправдывает Гитлера, а бабушка с Украины – за Путина»: как молодые россияне уживаются с войной

Иван Скрябин
, журналист
«Дед оправдывает Гитлера, а бабушка с Украины – за Путина»: как молодые россияне уживаются с войной
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments
Протесты против развязанной Путиным войны с Украиной продолжаются по всему миру, но не в России, где они были подавлены.
Протесты против развязанной Путиным войны с Украиной продолжаются по всему миру, но не в России, где они были подавлены. Фото: MURAD SEZER/REUTERS

Залог позитивных перемен в любой стране – активное думающее новое поколение. Российская молодежь рассказала, как долго длился шок после 24 февраля, как война разделяет их собственные семьи, лишает дела и бизнеса, меняет смысл термина «русский». И, наконец, что будет со страной через год.

В режиме катастрофы 

После 24 февраля многие молодые люди, давно выбросившие или вовсе не имевшие дома телевизор, поняли, что происходящее даже усилием воли не укладывается у них в голове. 

«Состояние полного шока длилось недели две-три. Часто ум пытался на секунду подсунуть мысль, что это приснилось или придумалось. Было чувство неверия в происходящее, – рассказывает Елена Волновая, 36-летняя сотрудница одной из крупных международных компаний Санкт-Петербурга, оказывающих услуги в сфере коммерческой недвижимости. – Стадия принятия наступила спустя два месяца». 

«Постоянно думал, что это какой-то злой прикол. Сил что-то делать не было: только зацикленное чтение телеграм-каналов и новостей. Потом это стало рутиной», – говорит 24-летний петербуржец Денис Ноли, инвалид-колясочник, создатель гитары для людей с ограниченными возможностями. 

«Весь март выпал из жизни точно, – вспоминает псковский частный кондитер, 37-летняя Александра Малова. – Это без преувеличения было время, когда просто останавливаешься и плачешь». 

Молодой оперный певец Влас Карпин до сих пор при разговорах о войне впадает в ступор. «Не могу это принять, не могу оценить или прокомментировать, – это ужас, беззаконие. Наверное, это все еще шоковое состояние», – пытается разобраться в своих ощущениях 22-летний студент из Саратова. 

Состояние «как обухом по голове» пережили, впрочем, не все. Многие россияне жили в Украине до этого и были в курсе надвигающейся катастрофы более, чем жители страны-агрессора. 

«Весь 2021 год в Украине шла речь о начале войны со стороны России, так что ко времени начала полномасштабного вторжения у меня уже шока не было, – утверждает актриса и блогер Ася Рылова, которая переехала из Москвы в Украину два года назад, но перед самым началом войны вернулась в Россию, чтобы уехать в Грузию. – Шок был до этого, когда я видела в центре Киева памятник погибшим на русско-украинской войне, где последняя смерть датировалась предыдущим месяцем. Периодически был шок от того, что люди в России, мои друзья в Москве, живут в каком-то вакууме, изолированно от этой информации». 

«Мирные» потери

После начала войны был поставлен крест на многих необычных бизнесах и креативных начинаниях молодежи. «Я делал стартап – умная гитара с синтезатором для начинающих музыкантов и людей с ограниченными возможностями. У меня у самого миодистрофия Дюшена, когда мышцы не могут расти, – говорит Денис Ноли. – Чтобы играть на нашей гитаре, не нужны усилия для зажимания струн. Стартап был американский, и 24 февраля все рухнуло. Мы месяца два не могли вывести деньги, чтобы команде заплатить зарплату. Американцы от нас открестились, пока мы в России, хотя в марте мы должны были получить от них 200 тысяч долларов. Меня пригласили на Петербургский экономический форум до войны. Потом сказали, что я должен заплатить миллион за участие. Потом отказали без объяснения причин», – резюмирует Ноли. 

«Мы продавали деревянные игрушки собственного производства для детей трех-пяти лет маленьким онлайн-магазинам в США, Канаде, Азии. 90 процентов продаж было оптом за границу. В месяц оборот бывал около 1 миллиона рублей, – вспоминает совладелец производства авторских игрушек из Рязани, 32-летний Иван Пушкин. – Сейчас ищем альтернативные способы заработка. Нашли партнера в Чехии, но он берет себе 10 процентов от цены за транзакции. Плюс подорожание расходников. В итоге продавать товар приходится на 30 процентов дешевле. Сократили штат почти в половину. Отказались от аренды. Каждый месяц я стабильно улетаю в минус». 

Что делать? Из пяти известных стадий принятия страшных событий активные россияне до сорока по каким-то причинам перешли сразу из состояния шока в стадии депрессии и принятия, не испытав ярко выраженных стадий гнева и торга. 

«Самое трудное и страшное, когда подходит дочь, ей 14, со словами: "Мама, надо же что-то делать!" Невыносимое чувство бессилия», – сокрушается псковский кондитер, которая перестала делать сладости на заказ из-за войны. 

«У меня нет рычагов влияния для остановки кровопролития, а то, что эта война, как и любая другая, преступна, – это понимает любой человек, умеющий отличить правую руку от левой, – говорит Влас Карпин. – Если я буду замечен на акциях протеста против войны, меня вышвырнут из учебного заведения, так как те три человека в моем окружении, которые позитивно смотрят на происходящие события, – представители администрации». 

Петербурженка Елена Волновая признается: «За пару дней до начала войны я писала в соцсетях, что я против. Как и в день начала войны. После выхода закона о фейках я стала гораздо осторожнее, практически замолчала. Через месяц решила делать, что могу, – помогать беженцам. Сейчас активно занимаюсь волонтерством. Открыто высказываться пока боюсь, чтобы не закрыть для себя возможность отъезда из страны в будущем», – заключает Волновая.

Зато рязанский предприниматель Иван Пушкин считает, что у него есть право на человечный маркетинг: «Мы логотип переделали на пацифистский,» – поясняет Пушкин. 

А вот журналист и книгоиздатель из Петербурга, 34-летний Павел Никулин в принципе не считает, что его профессия обязывает что-то заявлять. «Мир воюет все время. Кровь льется каждый день. Это очень цинично, невежественно и нелепо – выделять эту войну из какого-то другого количества войн, которые происходили и происходят, – уверен он. – Либо журналист критикует войны, либо делает свою работу». 

Денис Ноли констатирует, что условный Запад в этом плане не понимает Россию. «Там кажется, что, если в РФ нет протестов, значит, люди поддерживают войну. Они не понимают, что тут людей просто превратили в скот, который не имеет мнения. Исторически так сложилось, что инициативных людей в России уничтожали и истребляли веками. Осталось то, что осталось», – считает он.

Поддержка войны россиянами

ВозрастЗа войнуПротив войны
Старше 55 лет57%12%
От 18 до 24 лет33%25%

Протестные настроения

 Февраль 2022Май 2022
Протесты возможны29%16%
Готовы участвовать в протестах18%9%

Источник: Левада-центр, июнь 2022

Между поколениями

Те, кто помоложе, разумно не пытаются переделать старших родственников. Хотя часто общение с ними дается тяжело. Главный инструмент разлома – пропаганда. «С дедушкой, который все время смотрит телевизор, мы почти сразу решили, что эта тема – табу, чтобы не переругаться. Причем это предложил он сам», – рассказывает Елена Волновая. «У меня родители воспитаны телевизором… Я старюсь с ними в полемику не вступать. Была пара попыток, и мы решили больше об этом не разговаривать, чтобы вовсе не утратить возможность общения. И это при том, что у нас есть родственники в той же Одессе. Это защитная реакция, надеюсь…», – с трудом подбирает слова Иван Пушкин. 

«20 февраля у нас с бабушкой был диалог, где она уверяла, что стрелять никто не будет и ракетами бить по Киеву тоже. Но потом, когда я лично показывала ей дом моего знакомого, куда попала ракета, она твердо заявляла: это они сами бьют по себе, это фейки, это ложь. Потом я поняла: ей больше 80 лет, она всю жизнь верила партии и правительству, ее муж – в старческой деменции. Если она сейчас поймет, как обстоит дело, она больше не сможет вывозить его на своем энтузиазме и быстро загнется. Я этого не хочу. Незнание как будто помогает ей держаться на плаву», – делится своим семейным опытом Ася Рылова. 

«Дед стал оправдывать поступки Гитлера. Я ему напомнил, что Гитлер говорил и делал примерно то же самое, что сейчас говорят и делают в России. И дед сказал: „Значит, Гитлер понимал, что он делает. У него больше информации было“. И это говорит мой дед, который ненавидит фашистов! Отец его против них воевал… Бабушка с Украины родом, из Полтавы. Для нее те, кто не поддерживает Путина, – бандеровцы и нацисты. Бабушка сначала успокаивала нас, что ничего никто захватывать не будет. А теперь говорит, что это наши земли и все правильно», – расстраивается Денис Ноли. 

Россия и русский 

Почти все понимают, что мировое восприятие слов «Россия» и «русский» изменилось. «Русские на долгие годы в понимании иностранцев теперь агрессоры, которые мало того, что допустили эту войну, но в большинстве своем ее еще и поддерживают», – уверена Елена Волновая. 

«До начала войны была договоренность предварительная с русским чуваком из Лондона об оптовых закупках. Он написал, что пока не будет нового Нюрнберга, он не хочет с нами работать», – говорит производитель рязанских игрушек. 

«На днях младшая дочь сказала: „Я ненавижу Россию, здесь нет никаких перспектив». Я однозначно не хочу, чтобы действия конкретных людей заставляли моего ребенка ненавидеть свою страну“», – делится эмоциями кондитер Александра. 

Лето 2023 

Что будет с Россией через год, молодые и самостоятельные россияне прогнозировать опасаются.

«Будет больше бездомных и голодающих. Люди обозлятся, но винить будут Запад. Ура-патриотизм будет транслироваться везде, где только можно», – делает грустный анонс Елена Волновая.

«Как на фронте будут дела, какую еще жуть устроят...», – с тревогой думает Денис Ноли.

«Все будет еще хуже», – лаконично звучит из Саратова бас студента Власа.

«Мне очень грустно от этого, но я мало верю в русскую революцию, учитывая, что все адекватные либо уезжают, либо садятся в тюрьму, либо молчат, так как страшно… Остается надежда, что хотя бы через год одного человека уже не будет на этой планете», – пытается найти хоть какой-то позитив в будущем Ася Рылова. 

Ключевые слова
Наверх