Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Должен ли аборт быть легальным и бесплатным?

1
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Гедда Липпус и Марие Абель. | ФОТО: Личный архив

Верно ли мнение о том, что если женщины находят деньги на гелевые ногти и наращивание волос, то они должны найти средства и на аборт? Об этом на странице Feministeerium рассуждают Гедда Липпус и Марие Абель.

Законы, ограничивающие право на аборт, актуальны во всем мире, например, в Польше, в связи с консервативными законопроектами, или в США, в связи с сокращением финансирования организаций, распространяющих информацию о прерывании беременности. Вновь и вновь предпринимаются попытки играть с идеями, которые в историческом плане уже продемонстрировали свою пагубность ценой (качества) жизни человека. Несмотря на то, что каждая личность имеет право принимать касающиеся её решения, исходя из своих убеждений, мы считаем необходимым рассмотреть вопрос аборта не в субъективном моральном аспекте, а с сексуальной и репродуктивно-правовой точки зрения.

По данным Департамента статистики в Эстонии значительно сократилось количество легально индуцированных, то есть сделанных по собственному желанию абортов по сравнению с 1991 годом. Если в 1991 году на каждые 100 живорожденных детей приходилось 136,4 аборта и количество абортов на тысячу женщин в возрасте 15–49 лет составляло 70,1, то в 2015 году эти цифры составляли соответственно 35,2 и 16,8, что сравнимо, например, со Швецией. Положительную тенденцию развития связывают с тем, что в школах введено обязательное сексуальное образование и обеспечена хорошая доступность противозачаточных средств благодаря созданию молодежных консультационных центров.

Помочь может сексуальное образование

Самым печально известным примером минувшего столетия, являвшимся, по сути дела, запретом на проведение абортов, были изменения, введенные коммунистическим руководителем Румынии Николае Чаушеску в 1966–1989 годы. В этот период резко вырос коэффициент смертности матерей, связанный с небезопасными абортами: если в 1965 году он был ниже 20, то в 1989 году составлял уже 147 случаев на 100 000 живорожденных детей. Для сравнения: из совершенных в Эстонии в 2015 году абортов 99,7% прошли без медицинских осложнений. В странах, где аборт разрешен, показатель женской смертности в связи с беременностью и родами значительно ниже, чем в странах, где аборт является нелегальным или труднодоступным.

С целью сокращения количества абортов нельзя запрещать прерывание беременности или излишне усложнять доступность аборта (трудно попасть на аборт, высокая стоимость и пр.). Многочисленные исследования, проведенные как у нас, так и за рубежом, подтверждают, что наиболее эффективно сократить количество абортов можно путем расширения сексуального образования и обеспечения доступности эффективных противозачаточных методов. В ходе консультации перед абортом большое внимание уделяется также выбору противозачаточного метода после процедуры прерывания беременности с целью избежать повторных абортов. Очень важно, чтобы сексуальное образование в школе и эффективные противозачаточные средства были доступны для всех и государственная поддержка этих услуг не сокращалась.

В Эстонии аборт регулируется законом о прерывании беременности и стерилизации, исходя из которого аборт производится исключительно по желанию и с согласия женщины. Речь идет о всецело добровольной процедуре, принуждать к которой никого и никогда нельзя, в том числе и в тех случаях, когда имеет место порок развития плода, несовместимый с жизнью, или, например, если аборт противоречит убеждениям женщин. Несовершеннолетние также могут делать аборт без согласия родителей, поскольку сексуальные отношения в подростковом возрасте не запрещены, и сексуальные и репродуктивные права молодой девушки, а также ее автономия преобладают над правом ее родителей принимать решения относительно действий своего несовершеннолетнего ребенка.

Только по своему желанию и согласию

В Эстонии аборт по собственному желанию можно сделать до 11-й недели и 6 дней беременности (включительно). При этом важно иметь в виду, что срок беременности рассчитывается с первого дня последней менструации, а не предполагаемого момента оплодотворения. По медицинским показаниям (например, серьезный порок развития плода, тяжелая болезнь матери и т.п.) беременность можно прерывать до срока 21 неделя и 6 дней (включительно). Аборт может быть осуществлен как медикаментозным, так и хирургическим методом, и окончательный выбор в этом вопросе делает женщина. В случае превышающей эти сроки беременности (12 и более недель) риск хирургического метода может быть непропорционально высоким, поэтому более предпочтительным может быть медикаментозный аборт.

Легальный, медикаментозный и хирургический аборт, осуществленный соответствующим специалистом, представляет собой в высокой степени безопасную медицинскую процедуру, и широко распространенное среди общественности мнение о том, что аборт – очень вредная процедура, не соответствует действительности. Аборт не приводит в дальнейшем к бесплодию и не повышает риск проявления нарушений душевного здоровья. Принятие решения о том, чтобы сделать аборт, может стать для женщины чрезвычайно тяжелым испытанием в эмоциональном плане, в то же время оно способно принести также и большое облегчение. Исследования подтверждают, что значительно более тягостной, чем аборт, может стать сама нежелательная беременность, особенно в тех случаях, когда вследствие правовых или экономических барьеров возможности женщины сделать аборт ограничены.

В рапорте об исследованиях здоровья женщин Эстонии, проведенных в 2014 году, приведен также обзор причин, вследствие которых принимается решение о прерывании беременности. Наиболее часто встречающимся основанием является материальное положение, которую указали 31,2% женщин. Отдельного упоминания заслуживает то обстоятельство, что 4,3% женщин прекратили беременность вследствие насильственного или агрессивного поведения партнера.

Запрет вредит в первую очередь малоимущим

Не так давно Моника Хельме в передаче «Radar» высказала мнение о том, что, если женщины находят деньги на гелевые ногти и наращивание волос, то они должны найти средства и на аборт. Она также посчитала абсолютно невозможным предположение о том, что, если аборт станет платной услугой, то на рынке возникнут нелегальные клиники, занимающиеся абортами. У некоторых прерывающих беременность женщин на самом деле могут быть искусственные ногти или наращенные волосы, однако в действительности нельзя говорить о «типичной женщине, делающей аборт», поскольку на практике возникает необходимость прерывания беременности в любом возрасте как у незамужних, так и у находящихся в постоянных отношениях женщин, у женщин с детьми и без детей, поэтому подобные суждения Хельме являются несправедливыми и субъективными.

Многочисленные исследования свидетельствуют о том, что если затруднить доступность легальной услуги прерывания беременности (путем запрета или же прекращением государственного финансирования) под особенно сильный удар попадут материально малообеспеченные женщины. Проведенные в США исследования показали, что женщины с низким достатком в поисках денег на аборт могут быть вынуждены сокращать свои расходы в других сферах, в том числе экономить за счет коммунальных расходов, одежды и продуктов питания для себя и своих детей или находить для этого незаконные или вредные приемы и способы.

Препятствия заставляют также нерационально тратить время для того, чтобы добиться получения услуги, поэтому женщина может не успеть вовремя сделать аборт или связанные с процедурой риски будут выше, чем при сделанном на более ранней стадии аборте. Если для безопасного прерывания беременности под надзором работника здравоохранения (например, слишком высока стоимость доли самофинансирования; закон ограничивает право делать аборт; агрессивный партнер препятствует обращению к врачу для совершения аборта и пр.) имеются значительные барьеры, это может закончиться небезопасным абортом. Применение заказанных через интернет лекарств неясного происхождения или «домашних методов» может повлечь за собой серьезные нарушения здоровья или смерть женщины.

В мире ежегодно умирает примерно 47 000 женщин от последствий небезопасного аборта, хотя и преимущественно в развивающихся странах, однако в случае существенного ухудшения доступности аборта случаи со смертельным исходом могут стать реальностью и в развитых странах. Защита сексуальных и репродуктивных прав, а также доступность безопасного аборта должна быть в равной степени предоставлена всем женщинам, в том числе и наиболее уязвимым группам.

Практическую информацию о прерывании беременности можно прочесть здесь.


Авторы статьи: доктор Хедда Липпус (докторант Тартуского университета и врач-консультант по работе с молодежью Клиники сексуального здоровья) и доктор Марие Абель (президент Эстонского союза сексуального здоровья и врач-резидент, специалист по гинекологическим болезням).

Наверх