Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Мартин Репинский: Я не хотел работать на чужого дядю!

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Мартин Репинский | ФОТО: Вера Копти
ФОТО: Вера Копти
На ферме Конью делают и сыры. Например, такие аппетитные шарики в растительном масле. | ФОТО: Вера Копти

Молодому фермеру из Ида-Вирумаа 26 лет, а его козья ферма уже самая крупная в странах Балтии.

Хотя о Мартине и его козах уже писали ида-вирумааские СМИ, еженедельник узнал о нем из других источников: знакомая журналистка рассказала, как заезжала на ферму попить молочка по дороге из Нарва-Йыэсуу в Таллинн: «Там есть указатель, заблудиться невозможно». И вот, находясь по делам на Северо-Востоке, мы тоже решили посетить ферму Конью, которая находится между Йыхви и Силламяэ.

В самом деле, видим большое объявление, гласящее, что в нескольких метрах от шоссе находится ферма, где продается козье молоко. Сворачиваем и сразу видим на огороженном поле огромное стадо коз. В отдалении пасутся коровы.

Заочное знакомство

Вышло так, что мы приехали на ферму, которая официально называется Konju mõisa talu, раньше ее хозяина и знакомились с ее обитателями без него. Но это и хорошо: ведь задавать вопросы такому крупному землевладельцу и животноводу надо со знанием дела.

Мызная конюшня, которой, наверное, лет триста, отремонтирована и превращена в... козлятник. А что, есть такое слово, по-другому и не скажешь. Но коз в загоне нет, они находятся на свободном выпасе. Здесь же – помещение для дойки, хранилище для молока. Дальше нас просто-напросто не пустили, потому что все работники Мартина Репинского, а их девять человек, тщательно соблюдают санитарный режим: козье молоко – субстанция капризная, и чтобы в нем не появилось никаких посторонних запахов, все должно быть практически стерильно.

Вот козы идут на водопой, строго соблюдая очередность. А поскольку поилки стоят в козлятнике, выглядит эта процедура очень забавно: козы проходят в узкую дверь по одной, никто не бодается и не толкается. Напившись, так же чинно выходят, уступая место следующей.

В помещениях для дойки – чистота! Все автоматизировано, молоко сразу поступает в молокопровод и подается в резервуары, где хранится при температуре, близкой к нулю градусов. В отдельном помещении, которое находится поодаль, за развалинами собственно мызы, – самые настоящие «ясли»: крошечные козлятки и телята. У каждого на ухе цветная бирка. По цвету можно определить, сколько недель или месяцев животному.

Посмотрели мы и на лошадей. Крапчатому коню-тяжеловозу с мохнатыми копытами впору сниматься в фильме о диком Западе. А жеребца по кличке Кеннеди совсем недавно буквально спасли от смерти: предыдущий владелец хотел отдать его на мясокомбинат. Сейчас тезка знаменитого президента чувствует себя неплохо и летом будет потихоньку катать на себе ребятишек. В специальном загоне хрумкают себе морковку ламы-альпаки, Аделя и Оскар, ставшие питомцами Репинского недавно.

А вот и сам хозяин! Знакомимся.

Парень из многодетной семьи

Буквально излучая положительные эмоции, Мартин Репинский охотно рассказывает свою необыкновенную историю. Он родился в спальном районе Кохтла-Ярве Ийдла, в ахтмеской части города. Родители работали операторами на химическом заводе «Нитроферт», в семье росло пятеро детей.

В 1999 году завод был приостановлен, и наступили тяжелые времена. Детей нужно было как-то ставить на ноги, и удалось поменять четырехкомнатную квартиру на дом недалеко от Куремяэ. Завели скотину: трех коров и двух коз. Младшая сестренка Мартина, которому, кстати, тогда было всего тринадцать лет, страдала от сильной аллергии, но когда девочка начала пить козье молоко, то через полгода поправилась. Кто знает, может быть, именно тогда дальнейший путь ее старшего брата уже был предопределен...

Тем не менее учиться Репинский пошел в Ида-Вируский центр профессионального образования. Выучился на сварщика, и в 19 лет уже работал в Германии. Слушаешь Мартина и думаешь: «Вот счастливчик!» Сколько раз писали о всяческих мошенниках, жертвами которых стали ищущие работу за границей, а ему и в этом повезло: получил отличную работу на кораблестроительном заводе в Папенбурге.

«Я варил детали из хром-ванадия. Зарплата была по тем временам шикарная – до 30 000 эстонских крон! Но выдержал я там только три месяца, и начала мучить ностальгия вперемежку с амбициями. Времени свободного было много, а когда его много, начинаешь думать... Я понял, что не хочу работать на чужого дядю», – вспоминает не такое уж далекое прошлое Мартин.

Кто ищет, тот найдет

Молодой человек вернулся в Ида-Вирумаа с твердым желанием начать свой собственный бизнес. Он решил открыть молочную ферму, потому что, хорошо помня о выздоровлении сестренки, понял, что редкое на Северо-Востоке козье молоко может вызвать большой интерес у жителей региона.

Денег, заработанных в Германии, хватило на полгода. Мартин потратил это время на то, чтобы писать бесконечные бизнес-планы и безрезультатно ходить по банкам в поисках кредита. Он даже объект для покупки присмотрел: ту самую старую ферму, на которой мы и познакомились. Тогда она принадлежала крупному землевладельцу Эстонии, фирме с финским капиталом Trigon Capital.

Мартину отказали буквально все банки. «Сказали, что я слишком молод и мой возраст не внушает им доверия», – говорит Мартин. Тогда неунывающий двадцатилетний парень решил искать частного инвестора. «Ко мне неожиданно хорошо отнесся бизнесмен из Силламяэ Алексей Воронов. Я до сих пор не понимаю, почему. Сам он мне в долг не дал, но обратился в банк с рекомендацией. Зачем ему это было надо? Он ведь ничего от этого не получил... Может, вспомнил себя в юности», – Репинский до сих пор испытывает к Воронову чувство благодарности.

В общем, получил Мартин кредит и купил запущенную и полузаброшенную ферму Конью. Было тяжело, работать помогала вся семья. А он продолжал писать бизнес-планы, чтобы получить средства на дальнейшее развитие производства. В 2008 году грянул кризис, и кредиты давать перестали. Пришлось как-то выживать. Но в 2011 году молодой предприниматель откорректировал свои планы, обратился с ходатайствами в разные фонды и вот – получил деньги от PRIA. Уточним, что это такое.

Департамент сельскохозяйственных регистров и информации (Põllumajanduse Registrite ja Informatsiooni Amet) был создан в 2000 году при Министерстве сельского хозяйства. Задача PRIA заключается в организации предоставления государственных пособий и пособий Европейского союза для развития сельского хозяйства. Вторую половину денег на реконструкцию фермы дал Репинскому Tallinna Äripank.

Чем пахнет козье молоко

Козье молоко не очень популярно в Эстонии. Многие считают, что оно пахнет хлевом. В основном, такую точку зрения имеют те, кто не любит козий сыр именно из-за его специфического запаха. «Это не так, – утверждает Мартин Репинский. – Козье молоко начинает пахнуть, когда в хозяйстве есть нарушения в процессе дойки и хранения. Оно очень восприимчиво к температуре, впитывает запахи. Но если делать так, как мы, то никаких запахов и привкусов нет. А польза какая!»

Жирность козьего молока с фермы Конью, по последним замерам – 4,27 процента. Коровье еще жирнее – 4,47. Хуторским молоком торгуют около магазинов в городах Ида-Вирумаа по определенному графику, разливая его в специальные пластиковые бутылки. «Будем скоро в Таллинн возить», – обещает Мартин.

Пробуем молоко. Оно ледяное, буквально ломит зубы, густое, с едва уловимым ароматом, отличным от коровьего. «Мы не снимаем с него сливки», – делится технологией Надежда, одна из работниц фермы, которая занимается еще и изготовлением сыра.

К ферме подъезжает машина, из которой выходит мужчина средних лет. Он постоянно ездит по трассе Нарва – Таллинн, давно видел указатель, но свернуть на ферму смог только сегодня. «Я вырос на козьем молоке, нужно внуков теперь приучить. Если понравится, буду приезжать постоянно. Как меня зовут? Напишите, что как Путина – Владимир Владимирович», – он покупает два литра молока и сыр.

До недавнего времени Репинский продавал козье молоко по евро за литр, но сейчас, после получения лицензии, цена выросла вдвое. Если продавать его через магазины, цена, видимо, возрастет еще больше. «Можете считать, что это дорого, но все-таки дешевле, чем лекарство. А ведь козье молоко – оно лекарство и есть!» – уверен фермер.

Смотреть вперед

Требования к продукции фермы очень строгие, поэтому работы у Мартина всегда выше крыши. На отчеты и прочую документацию уходит уйма времени: «Нас регулярно проверяют, высокое звание фермы с экологически чистой продукцией нужно нести с достоинством и постоянно подтверждать отличной работой».

Заниматься молочным производством в маленьких объемах невыгодно, считает фермер. Сегодня у него коз с козлятами 370 голов. По этим показателям ферма Мартина – самое крупное козоводческое предприятие в Эстонии. Молодой человек стремится, чтобы его ферма стала самой крупной в Прибалтике. «Практически, мы уже впереди всех. Литовских конкурентов уже обогнали по поголовью», – не скрывает своей радости Репинский.

Смотришь на его владения, переводишь взгляд на парня и думаешь: побольше бы таких целеустремленных молодых людей в нашей стране. Глядишь, не только по количеству коз были бы впереди.

Мартин обеспечивает работой, кроме себя, еще девять человек. В свободное время предпочитает активный отдых: зимой попробовал кататься на горных лыжах, ходит в спортзал, начал заниматься конным спортом. На диване не лежит, дома даже нет телевизора. Алкоголем не злоупотребляет, да и курить бросил. Собирается поступать в Университет естественных наук, потому что... Да сами понимаете, почему. И вообще – ему еще двадцать шесть. Нет, наверное, правильнее сказать так: уже двадцать шесть.

Наверх