Еврокомиссия открыла Эстонии двери в еврозону

Президент Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу (слева) и комиссар Европейского Союза по экономическим и финансовым вопросам Олли Рен 12 мая в Брюсселе дали совместную пресс-конференцию.

ФОТО: Reuters/ScanPix

Несмотря на то, что президент Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу и комиссар ЕС по экономическим и финансовым вопросам Олли Рен всячески подчеркивали важность «европригодности» Эстонии для зоны хождения евро, международную прессу интересовало только решение о вмешательстве в бюджеты государств с целью обеспечения экономической стабильности.


За десять минут до полудня, спеша на пресс-конференцию Еврокомиссии, я немного беспокоюсь о том, найдется ли в зале свободное место. Приятно думать, что большой Европе есть дело до маленькой Эстонии.

Не скрою, эти ожидания подпитывали встречи с еврочиновниками, в ходе которых они в последние дни говорили, насколько нужен позитивный пример еврозоне, переживающей сейчас экономический кризис.

Не было свободных мест
К счастью, в столице Европы не принято приходить заранее, так что я спокойно выбираю себе место и подсоединяюсь к Интернету. Однако на смену радости приходит опасение, что никого не интересуют дела Эстонии — журналистов просто нет.

Тогда я еще не знала, что совместная пресс-конференция президента Европейской Комиссии Жозе Мануэля Баррозу и комиссара Евросоюза по экономическим и финансовым вопросам Олли Рена начнется только через полчаса. К тому времени в зале уже нет ни одного свободного места. На табло с переводом вместо привычных двух-трех строк бегут целых 22. Эстонский язык в том числе, под номером 13.

Превосходно! Речи двух человек будут переводиться на родной язык, так что не возникнет никаких трудностей с пониманием разных акцентов.

Наконец, входят выступающие. И… вместо ожидаемого заявления о результатах рапорта о конвергенции Эстонии, сопровождаемого аплодисментами, они говорят в основном о принятом утром пакете по обеспечению экономической стабильности, а проще говоря — о необходимости присматривать за бюджетами государств еврозоны.

В дальнейшем они должны будут каждой весной полу­чать одобрение проекта своего бюджета от других стран, чтобы изначально исключить возможность транжирства.
Но вот, наконец, и оно.

«Мы рекомендуем принять Эстонию в члены еврозоны с 1 января 2011 года», — говорит президент Еврокомиссии. К сожалению, его приятный акцент не слышен — он теряется в прекрасном эстоноязычным переводе.

Как говорит Баррозу, этот шаг свидетельствует о том, что страны по-прежнему хотят попасть в еврозону, а не сбежать из нее. И президент улыбается, впервые за всю пресс-конференцию.
Слово предоставляется комиссару по экономическим и финансовым вопросам.

Коротко и конкретно, как это свойственно финнам, Олли Рен благодарит Эстонию за длительную строгую бюджетную политику. И еще раз называет причину, которая в последние дни неоднократно звучала в Брюсселе.

«Это (рекомендация о при­нятии Эстонии в еврозону. — Ред.) посылает сильный сигнал о евро, — заверил Рен. — Это значит, что осуществление стабильной политики дает конкретные результаты. Еврозоне сейчас необходимы такие позитивные вести». Последняя фраза звучит с неким облегчением. Но Рен не улыбается. На какой-то миг появляется ощущение, что он вообще никогда не улыбается.

Подписи Калласа не будет
Когда переходят к вопросам журналистов, Эстонию затрагивают лишь два раза. Один из спрашивающих — брюссельский корреспондент ERR Кадри Кукк, второй — французский журналист. Он задает вопрос, который в последнее время поднимался не один раз: целесообразно ли в нынешней сложной ситуации расширять круг пользователей единых денег.
Баррозу и Рен хвалят Эстонию и заверяют, что данная рекомендация о ее принятии в еврозону — это не политическая акция, и что решение основано на сильных экономических показателях государства.

И тогда происходит нечто неожиданное: выражение лица Рена смягчается, и он почти улыбается, когда говорит, что у введения евро есть и одно побочное явление: с денежных купюр исчезнет подпись Сийма Калласа. И Еврокомиссия сожалеет об этом.

Автор находится в Брюсселе при содействии Европейского центра журналистики.

КОММЕНТАРИЙ

Андрус Карнау

При чтении докладов Европейского Центробанка и Еврокомисии, выясняется, что две самые большие проблемы, угрожающие экономике нового члена еврозоны — это «мыльный пузырь» экономики и инфляция.

Инфляция
Если смотреть по годам, то больше, чем на десять процентов, инфляция выросла во второй половине 2008 года. После этого уровень инфляции начал быстро падать. В период составления рапорта о конвергенции годовая инфляция составляла в Эстонии -0,7 процента, то есть она снизилась на 1,7 процентного пункта.

Комиссия ожидает, что в этом году инфляция в Эстонии составит 1,3 процента, а в следующем — два процента. Эти показатели умещаются в рамках Маастрихтских требований, однако существует опасность, что в ближайшие годы рост цен будет происходить быстрее, чем позволяют нормы.

Сильное воздействие на инфляцию оказывает и выравнивание ценового уровня. По мнению Европейского Центробанка, Эстонии довольно сложно контролировать инфляцию.

Перегрев
То есть возникновение нового «мыльного пузыря» экономики являет для Эстонии самую серьезную угрозу. Прошлый «мыльный пузырь» появился в нашей экономике при поддержке дешевых кредитов.

Сначала это вызвало сверхбыстрый рост в секторе строительства и недвижимости, а затем последовала балансировка экономики всего государства.Как сообщил Минфин, Эстония может удерживать экономику в равновесии при помощи урезания расходов и госбюджета.

Государственный бюджет
Эксперты комиссии и Центробанка надеются главным образом на то, что Эстония сумеет удержать баланс доходов и рас­ходов.

МНЕНИЯ

ТаавиВескимяги,
министр финансов 2003-2005

Виюне 2004 года, когда мы подписывали договор о присоединении к ERM2, у нас было одно представление о достижении полноправного членства в денежном союзе, однако в реальной жизни события развивались несколько иначе. В 2005-2007 гг. пришлось принимать решения и делать выбор, как бюджетно-политический, так и экономический.

О том, были ли они правильными или неправильными, можно потеоретизировать, но я рад, что мы — лучше поздно, чем никогда! — наконец, присоединимся к зоне евро. У нас нет другой действующей альтернативы.

В течение последнего года я не раз задавался вопросом: что будет дальше? Как с евро, так и без него. Что я хочу услышать? Больше всего я боюсь, что в обществе создастся «мертвая точка». 

Ивар Райг,
профессор академии Nord

Очевидно, что Эстонии невыгодно присоединяться к еврозоне в нынешней ситуации, поскольку это ограничит возможности стимулирования экономики при помощи госсредств. Но с внешнеполитической точки зрения, это сильнее привяжет нас к Германии и другим государствам ЕС, что обеспечит ЭР надежную позицию на тот случай, если кризис в Европе обострится еще больше.

В правовом плане речь идет о спорном шаге, который ослабит ЭР как суверенное правовое государство, поскольку присоединение к денежному союзу находится в прямом противоречии со ст. 111 Конституции, которая гласит: исключительное право эмиссии эстонских денег имеет Банк Эстонии.

ХардоПаюла,
экономист SEB

Рекомендация Еврокомиссии принять Эстонию в зону евро является для Эстонии важной исторической вехой — нам очень долгое время не доводилось делить единую валюту со старой Европой. Так что в некотором смысле принятие в обращение евро можно считать как бы возвращением в наш Ганзейский дом, вдали от которого мы столь долго скитались.

В более актуальном плане приглашение в зону евро, несомненно, означает важную победу для нынешней коалиции и здесь следует выразить признание как премьер-министру, так и в особенности министру финансов. На сей раз смелость берет евро.


 

НАВЕРХ