Пенсионеры-принцы и пенсионеры-нищие

ФОТО: Pm

Если нынешние пенсионеры получают более-менее сопоставимую по размеру пенсию, то доход будущих пенсионеров будет различаться в несколько раз.

Пенсионную систему нужно менять

Сегодняшний 30-летний учитель, достигнув пенсионного возраста, получит пенсию в полтора раза меньшую, чем пенсия его ровесника-врача. А IT-cпециалисты, те самые, которых в детстве учил и воспитывал этот учитель, в пожилом возрасте будут получать в два раза больше него. А уж о тех, кто тяжело трудится за минималку, и говорить не приходится – их жизнь и в старости легче не станет.

«Поскольку пенсии все больше начинают зависеть от тех выплат социального налога, которые производятся с дохода конкретного будущего пенсионера, то разница в зарплатах и продолжительности стажа оказывает все большее влияние на будущие пенсии», – говорит старший аналитик Praxis Андрес Вырк.

«Наши расчеты показывают, что пенсионное неравенство в одинаковой степени увеличивается как за счет первой, так и за счет второй ступени», – добавляет аналитик. И хотя базовая часть первой ступени растет быстрее, чем годовой коэффициент, это все же не компенсирует растущего разрыва в уровне доходов.

Современной пенсионной системе Эстонии 15 лет. Один из ее разработчиков Лаури Лепик говорит, что в свое время думали, что разрыв в зарплатах начнет со временем более-менее справедливо отражать разницу в знаниях и навыках людей, а также в их вкладе в развитие общества. Вырк на это отвечает, что, с одной стороны, кажется справедливым то, что люди, прилагавшие в молодости больше усилий для получения образования, будут в старости получать больше, чем те, кого новые знания не особенно интересовали, а с другой стороны, люди далеко не всегда сами виноваты в том, что получают низкую зарплату. Например, это бюджетники вроде воспитателей детского сада или мед-сестер. Кроме того, аналитик напоминает о том, что в годы кризиса люди могут остаться без работы.

В пенсионном неравенстве находит отражение и неравенство полов. Во-первых, потому что мужчины вообще в среднем получают больше, а во-вторых, потому что женщины чаще уходят с рынка труда, чтобы растить детей.  Не говоря уже о тех людях, которые оставляют работу, чтобы заниматься с ребенком-инвалидом или ухаживать за больными родственниками – среди них большинство тоже составляют женщины.

На вопросы, заданные нашей газетой, отвечали представители разных партий.  

Как нужно изменить пенсионную систему, чтобы медсестра не получала в пять раз меньшую пенсию, чем компьютерщик?

Лийза Пакоста (IRL):

– Неравенство, основанное на социальном налоге, уменьшают такие предложения IRL, как родительская пенсия, потолок социального налога (который ставит предел большим пенсиям),  повышение зарплат учителей, медсестер, библиотекарей и т.п. Мы предусматриваем дополнительные меры поддержки одиноких пенсионеров и освобождение от подоходного налога пенсий в размере до 500 евро, а также дополнительное освобождение от подоходного налога пенсий в размере до 846 евро. Люди, пенсия которых превышает эту сумму, будут платить обычный подоходный налог и в будущем.

Моника Хауканымм (Свободная партия):

– Пенсионная система нуждается в пересмотре, она нежизнеспособна и несправедлива. Неравенство уменьшится, если мы освободим от подоходного налога пенсии в размере до 500 евро, за исключением спецпенсий. Количество получающих спецпенсии вообще должно уменьшится. Кроме того, нужно изменить систему начисления пенсий. Один пенсионный год должен давать единицу пенсионного коэффициента, а не 0,3, например, как сейчас.

Хельмен Кютт (СДП):

– Поднимая на протяжении четырех лет в сотрудничестве с партнерами минимальную зарплату, мы сможем гарантировать, что будущие пенсии будут на том уровне, который позволит пенсионерам лучше сводить концы с концами. Налоги, поступающие с повысившейся минимальной зарплаты и средней зарплаты, позволят поднять пенсии и нынешним пенсионерам. Для благополучия будущих пенсионеров нужно создавать рабочую пенсию, основанную на выплатах работодателей: работодатель сможет делать взносы на пенсионный счет работника с более низкой, 13-процентной, ставкой подоходного налога.

Урмас Круузе (Партия реформ):

– Для того чтобы социальные пособия росли, должны расти доходы. Рост экономики – рост зарплат – рост пенсий. Средняя пенсия должна быть свободной от подоходного налога. Пенсионная система основана на принципе солидарности. Но все-таки в будущем пенсия все больше будет зависеть от того, сколько за данного человека платят социального налога. Поэтому важно, чтобы зарплаты медсестер, санитаров, учителей и т.д. обеспечивали достойный образ жизни и сейчас, и в будущем.

Марика Туус-Лауль (Центристская партия):

– Пенсионную систему надо менять. И менять так, чтобы для людей, получающих зарплату от минимальной до средней, год трудового стажа составлял бы единицу пенсионного коэффициента. Конечно, неравенство сохранится, поскольку много зарабатывающий человек сможет лучше подстраховаться на старость, но уравнивание года работы с пенсионным годом  стало бы первым шагом, обеспечивающим более равное положение будущих пенсионеров.

Маре Лийгер (Консервативная партия):

– Есть хорошее решение. Сейчас работодателю удобнее, выгоднее и полезнее платить маленькую зарплату, поскольку тогда и социальный и подоходный налоги будут меньше. Поэтому как частный сектор, так и государство, и местные самоуправления противятся росту зарплат. В зависимости от зарплаты растет и государственная пенсия. Менять ли этот принцип –  вопрос. Начинать нужно с повышения социального налога таким образом, чтобы работодатель платил одинаковую сумму налога и с большой, и с маленькой зарплаты. Тогда бы и пенсии накапливались более равномерно.

Малообеспеченным нужна помощь

Если повысить минималку или ввести освобождение от подоходного налога обещают почти все партии, то тем людям, которые по каким-то причинам вообще не получают зарплату, а также неполным семьям, живущим на одну зарплату, в бедности, такие меры ничем не помогут.

Еще два года назад Европейский комитет по социальным правам привлекал внимание Эстонии к тому, что она очень мало помогает людям, оставшимся без средств к существованию. Эстония не выполняет требования социальной хартии об объемах социальной помощи.

«Анализы центра Praxis показывают, что повышение пособий по бедности является самым эффективным способом борьбы с абсолютной бедностью», – говорит аналитик Андрес Вырк. Praxis считает, что и семьям с одним родителем, и семьям, в которых растет более трех детей, повышение пособия по бедности поможет больше, чем выплата детских пособий, увязанных с потребностями семьи.

«Прожиточный минимум, к которому добавляются расходы на жилье, должен быть настолько большим, чтобы покрывать расходы на потребительскую корзину, одежду и т.п.», – говорит представитель Praxis. Сейчас прожиточный минимум на первого члена семьи и детей составляет 90 евро (на остальных членов семьи и того меньше), а стоимость минимальной потребительской корзины равна 92 евро. «С учетом возможного роста цен прожиточный минимум на еду, одежду и прочие элементарные потребности мог бы составлять в 2015 году 140 евро», – говорит Вырк. Он советует взвесить возможность ежегодного повышения пособия по бедности с учетом прожиточного минимума. 

Получателей пособия по бедности в последние годы было около  35 тысяч. Насколько накладным для госбюджета может стать повышение пособия? «Мы рассмотрели повышение с 90 евро до 125 евро, это обошлось бы в 20 миллионов евро дополнительно, повышение до 140 евро потребовало бы дополнительно 30 миллионов», – говорит Вырк. Для сравнения: обещание Партии реформ повысить пособие на третьего ребенка до 300 евро обойдется в 60 миллионов.

Что ваша партия делает

для самых бедных семей?

Лийза Пакоста (IRL):

– Несправедливо забирать у едва сводящего концы с концами человека 100 евро в год в форме налогов, а затем распределять эти деньги уже в виде пособий. Родителям в бедных семьях нужно платить повышенное пособие по безработице, а детей обеспечить бесплатными услугами: совершенно бесплатным образованием, материальной помощью – напрямую или через социальные службы. Нужно также оказывать помощь  в ремонте дома или расширении жилплощади семьям как минимум с тремя детьми.

Моника Хауканымм (Свободная партия):

– Мы считаем, что пособие по бедности должно быть увязано как с прожиточным минимумом, так и с ростом цен. Уменьшение подоходного налога до 20% – это принципиальная ошибка, которая не позволяет бороться с бедностью. Поддерживаем повышение безналогового минимума до 500 евро вместо нынешних 154. Детские пособия нужно индексировать так же, как и пенсии.

Хельмен Кютт (СДП):

– Семьям нужно предлагать как универсальные денежные пособия, так и бесплатные услуги, например, места в детских садах. Нужно ввести пособие, гарантирующее каждому ребенку 25 евро в месяц на оплату занятий в кружках, поднять пособие на первого и второго ребенка до 75 евро и гарантировать каждой семье с тремя и более детьми 200 евро пособия для большой семьи.

Урмас Круузе (Партия реформ):

– Мы поддерживаем рост детского пособия, но куда больше хотим инвестировать в поддержку семей как минимум с тремя детьми. Реформисты хотят поднять детские пособия с третьего ребенка до

300 евро в месяц. В будущем пособие по бедности должно лучше учитывать подорожание жизни.

Марика Туус-Лауль (Центристская партия):

– Бедным семьям поможет рост зарплат кормильцев. Мы предусматриваем дополнительное финансирование организаций, которые занимаются бедными семьями, а также рост пособий по бедности. Мы считаем, что при начислении пособий нельзя учитывать в качестве источников дохода помощь от государства.

Маре Лийгер (Консервативная партия):

– Действующая социальная система устроена неправильно. Все министерства, больницы и самоуправления исходят из собственных баз данных. Нужно построить социальную систему, которая собрала бы всю информацию о проблемах конкретного человека в одном месте, тогда будет возможно выплачивать пособия, учитывающие потребности людей.

НАВЕРХ