Пусть иностранные студенты учатся и на эстонском!

Тартуский университет.

ФОТО: Kristjan Teedema

Один призрак бродит по Эстонии – призрак английского языка. Теперь он проник даже в наши университеты. Целлюлозного завода мы не хотим – он загрязняет окружающую среду. Теперь нам и иностранные студенты не нужны, ибо они – угроза эстонскому языку. А если взглянуть на вещи пошире? Это на страницах «Учительской газеты» предлагает сделать журналист Райво Юурак.

Какая еще экспортная статья может быть для Эстонии более безопасной, чем образование? Что еще как не приезд к нам на учебу иностранных студентов могло бы лучше выделить Эстонию на мировой арене?

В университете уже точно можно учиться на английском языке. Ещё Петр Первый писал в одном из своих указов, что дворянин должен знать несколько иностранных языков и что он не имеет права «стоять себе болван болваном», когда иностранцы с ним разговаривают. Так и нам пристало владеть английским, поскольку сейчас он является таким же рабочим языком в Европе, каким когда-то был латинский. Лучший же способ изучения языка – это постоянно его использовать, т.е. учиться на нем.

Несомненно, необходимо и встречное движение, чтобы иностранные студенты изучали в наших вузах какие-то дисциплины на эстонском языке.

Нет, это невозможно! Таковой была первая реакция, когда я заговорил об этом. В качестве контраргумента приводилась якобы недостаточная мотивация со стороны иностранных студентов изучать язык малого народа, коим эстонский и является.

Не свидетельствует ли подобная точка зрения о наличии у эстонцев комплекса неполноценности? Посмотрим на реальную ситуацию. Например, на преподавателей, приехавших в наши вузы из-за рубежа. Многие из них ведь говорят по-эстонски и время от времени даже выступают на телевидении, анализируя проблемы эстонского общества на эстонском же языке.

Эстонский язык изучали ещё во времена СССР. Когда я сам учился в Тартуском университете, то видел студентов из Латвии, Литвы, Армении, Грузии, Чечни и других стран. Уже к концу первого года учёбы они очень даже сносно говорили по-эстонски.

Сейчас же ситуация гораздо лучше, чем тогда, поскольку у нас имеется очень хороший опыт языкового погружения. Мы точно знаем, как преподавать дисциплины на эстонском языке тем, кто им ещё не владеет.

Возьмем, к примеру, наши русские гимназии, в которых учащиеся изучают 60% предметов на эстонском. Этот проект показал, что ученики, для которых эстонский не является родным языком, точно в состоянии на нем учиться. Так если даже гимназист может, то почему студент-то тогда не сможет?

И, наконец, самое главное. Датчане заметили, что большинство их иностранных студентов оставались после окончания вуза в стране и работали в ней от пяти до десяти лет. Это было бесценным подспорьем для экономики Дании. Довольно очевидно, что большая часть наших иностранных студентов тоже с удовольствием остались бы на некоторое время работать в Эстонии. Овладение эстонским языком ещё во время учебы в университете пошло бы им при поиске работы в нашей стране только на пользу.

НАВЕРХ