Сделка Swedbank в Румынии по-прежнему покрыта мраком, эстонские бизнесмены потеряли миллионы

Начиная с 2015 года автор передачи Kuuuurija Катрин Луст неоднократно занималась темой инвестиций Swedpank в Румынии, в которых 200 знаменитых эстонских бизнесменов потеряли порядка 8 с половиной миллионов евро.

При пособничестве Swedpank в 2007 году в Румынии были приобретены 20 объектов недвижимости и порядка 43 гектаров пахотной земли. Для этих сделок у эстонских инвесторов выманили миллионы евро. Последним обещали, что к 2019 году они получат все свои деньги обратно и еще приличную сумму сверху.

На сегодняшний день стало ясно, что земли, которые Swedpank приобрел для своих инвесторов, ничего не стоят. Бизнесмены обратились в суд, чтобы вернуть свои деньги. Но это пока никуда не привело.

«Это целый ряд румынских земель с разной рыночной стоимостью, которые можно объединить в список т.н. бесполезного грунта», - говорит предприниматель Каупо Ныльвак. По его словам, при пособничестве Swedpank для эстонских инвесторов в Румынии были приобретены на первый взгляд вполне перспективные земли, но в действительности ими оказалась сеть бесполезных обочин и канав.

«Эти земли были осмотрены и оценены нашими представителями, которые пытались их продать последние четыре года. К сегодняшнему дню из закупленных на 8 с половиной миллионов евро объектов удалось продать лишь две постройки. И то за 200 тысяч евро», - говорит Ныльвак.

До 2016 года инвестиционным проектом Swedpank в Румынии руководило предприятие NHLP. Поскольку инвесторы больше не верили красочным речам банка о том, что бизнесмены вот-вот получат все свои деньги обратно, то предприятие NHLP решило обанкротиться. Ведь первые требовали проверить перевода денег. На сегодняшний день банкротный управляющий вот уже четыре года пытается продать земли, но в Румынии к ним нет никакого интереса. Из 8 с половиной миллионов евро вернуть получилось пока что только 200 тысяч евро.

«Банкротный управляющий представил банку требование и его решение затягивается, чтобы сроки потеряли силу за давностью. Для банка это будет означать, что не потребуется разбираться в поисках правды. Ведь сроки пройдут», - говорит Ныльвак.

Во всех судебных разбирательствах по данному делу банк так и не прояснил, зачем было необходимо инвестировать в Румынию.

«Вот уже пять лет я запрашиваю у банка комментарий по румынским инвестициям. И единственное, что мне к сегодняшнему дню отвечают - это то, что дело находится в суде и речь идет о падении цен на недвижимость в период экономического кризиса в 2008 году», - констатирует предприниматель.

«Может быть и так, что банк оказался обманутым. И чтобы в этом разобраться необходимо расследование. Но его невозможно инициировать, когда одна из сторон всячески отказывается предоставлять документы, - рассуждает он. - Люди, которые были причастны к этой сделке, были связаны с покупкой румынских земель - все они находятся в Эстонии. И это уважаемые люди. Но пока даже их не допросили. Пока что не было предпринято ни одной попытки провести серьезное расследование».

Господин Ныльвак имеет в виду руководителей Swedpank, как например Робина Китта, Кристель Меос, Расмуса Пиккани и Тыниса Ныммика, которые в разные времена занимались от имени финансового учреждения румынскими инвестициями. Но самое примечательное то, что все они до сих пор работают в финансовом секторе и не желают делиться данными по инвестиционному проекту в Румынии.

На сегодняшний день Центральная криминальная полиция и прокуратура установила, что в 2007 году имело место мошенничество с инвестициями. Но срок давности этого дела - пять лет.

Ныльвак не считает это справедливым: «Мне кажется, что это дело имеет колоссальное значение для всего финансового сектора страны. Речь не идет о спорах одной фирмы с частным лицом. Это дело является примером прозрачности всего эстонского финансового сектора. Если не рассмотреть его до конца, не разобраться в том, что произошло, то как мы вообще можем дальше говорить о финансовой культуре Эстонии».

Но почему еще в 2011 году эстонские инвесторы не пожаловались на Swedpank в полицию или прокуратуру? Почему это произошло только сейчас?

«Это не какой-нибудь непонятный фонд. Это банк, которому доверяли и в котором заявляли, что падение временное и все вот-вот пойдет в гору. Мол, это хорошая инвестиция, - говорит Ныльвак. - Банк до последнего это заявлял в надежде затянуть время. Кому инвесторам верить, как не ведущей финансовой структуре страны? … Значит, надо подключать к делу кого свыше. Политики могли бы в этом деле тоже задавать больше вопросов. Речь не о спорах нескольких инвесторов. Речь идет о ясности и прозрачности эстонского финансового сектора. Если такое знаковое дело останется неразрешенным, то ясности не будет во всем финансовом и инвестиционном сообществе. Дело может затронуть даже пенсионеров», - намекает он на пенсионные фонды.

Подробности смотрите в передаче Kuuuurija!

НАВЕРХ