Кремль испытывает в Беларуси российские политтехнологии транзита власти

Владимир Юшкин в студии Postimees.

ФОТО: Pm

В том, что Кремль пробует в Беларуси мирную (насколько это возможно) и дистанционно управляемую модель смены политического лидера на постсоветском пространстве, сомневается, наверное, лишь тот, кто живет по-прежнему в мире евклидовой геометрии, пишет директор Балтийского центра исследований России Владимир Юшкин.

События в Беларуси, думается, следует рассматривать только через оптику Кремля, располагая их в четырехмерном пространстве.

Во-первых, Кремль не может допустить потерю этого геостратегического пространства ни при каких обстоятельствах. Во-вторых, Путин физиологически не переносит Лукашенко и относится к нему с глубоким презрением и антипатией. В-третьих, силовое решение по устранению Лукашенко от власти неприемлемо в силу колоссальных внешнеполитических потерь. В-четвертых, вертикаль власти Лукашенко, как и любая власть на постсоветском пространстве, напичкана агентурой ФСБ.

Как видим, четырехмерное пространство сегодняшней Беларуси, о чем в физике утверждал Эйнштейн, искривлено гравитацией российских спецслужб. Поэтому, чтобы красиво решить белорусское уравнение, необходимо знать, на каком этапе протестное движение управляется из Москвы - с самого начала или только теперь на этапе консолидации и выдвижения политического лидера протеста? В том, что Кремль пробует в Беларуси мирную (насколько это возможно) и дистанционно управляемую модель смены политического лидера на постсоветском пространстве, сомневается, наверное, лишь тот, кто живет по-прежнему в мире евклидовой геометрии.

Путин - прагматик, то есть человек, который тщательно готовится и терпеливо ждет возможности. Более того, он готовит такую возможность, используя сети спецслужб. В критических ситуациях Путин умеет рисковать и, приняв решение, действует без всяких правил с предельным цинизмом.

Сначала Лукашенко хотел справиться сам: с воскресенья 9 августа и в последующие несколько дней был показательный беспрецедентно жестокий разгон мирных протестующих, который все время сопровождался устными угрозами. Но результат был обратный, такая жестокость только возбудила еще больше людей в белорусском обществе на то, чтобы возмутиться и выйти на более массовые протесты, чем были изначально.

Затем Лукашенко провоцировал Москву на силовое решение вопроса о власти, обвинив оппозицию в намерении: «до конца года выход из СНГ, ЕАЭС, Союзного государства. Запрет вещания российского ТВ, замещение вещанием Литвы, Латвии, Украины. Выход из ОДКБ. Автокефалия Белорусской православной церкви, перевод системы образования на всех уровнях на белорусский язык».

Нагнетая страх, Лукашенко сначала приводит подразделения белорусской армии на западной границе в боевую готовность, заявляя, что «присутствует скоординированная внешняя угроза». Затем министр обороны Виктор Хренин 19 августа на встрече с руководителями структурных подразделений Минобороны, Генштаба и Вооружённых сил в Центральном доме офицеров оценил ситуацию в Беларуси как близкую к гражданской войне: «Война пришла к нам в дом. Вся страна в эпицентре. <...> Надо бороться, если надо — и с оружием. За страну, за себя, за наши семьи, за тех учительниц, которые напуганы и боятся».

Наконец, 20 августа генпрокурор Александр Конюк заявляет, что создание и деятельность Координационного совета направлены на захват государственной власти и возбуждает уголовное дело.

Однако сегодня мы точно видим, что как только протест вышел на отметку 100-200 тысяч человек, когда появились забастовщики, Лукашенко объявляет о готовности передать свои полномочия новому лидеру. Но — только после принятия новой Конституции. Понятно, что это маневр для выигрыша времени для себя. Москве этот выигрыш во времени необходим для укрепления позиций агентуры влияния в протестном движении и среди элиты.

Согласно утечкам Валерия Соловья, именно в этот момент Лукашенко принял принципиальное предложение Кремля по проведению новых выборов в республике и, внимание, - не выдвигать свою кандидатуру на этих выборах. Этот сценарий предполагает: «От имени общенациональной коалиции в качестве кандидатов в президенты страны выступит не только Светлана Тихановская, которая, внимание, на пресс-конференции в Вильнюсе 21 августа особо отметила, что российские власти не пытались выйти с ней на связь. Другим кандидатом выступит Виктор Бабарико. Именно он, по замыслу Кремля, и должен стать новым главой Беларуси и предоставить Лукашенко гарантии личной безопасности. Далее Бабарико подпишет с Москвой договор о союзном государстве, что вернет Александра Лукашенко в политическую игру. Лукашенко в этом случае становится секретарем Госсовета Союзного государства, а главой этого органа будет Владимир Путин».

Дальше последуют размещение на территории Беларуси не контролируемых Минском российских военных баз, допуск «людей Москвы» в силовой блок, мягкое, закамуфлированное на первом этапе объединение пограничных служб. И наконец, — единый эмиссионный центр (которым станет российский центробанк).

Однако важно понимать, что утечки Валерия Соловья происходят по поручению только одной из российских олигархических групп, влияющих на президента России и пытающихся манипулировать им. В Москве действуют разные силы, которые пытаются событиями на местах каким-то образом спровоцировать реакцию президента Путина и Кремля.

Если исходить из версии Соловья, то последние шаги Лукашенко следует расшифровывать следующим образом:

1) армию на этапе реализации договоренностей необходимо отделить от протестующих (пусть занимаются своим прямым делом на учениях);

2) заявление о близкой гражданской войне вносит раскол в ряды протестующих (готовых только на мирные акции и готовых к жесткому противостоянию);

3) возбуждение уголовного дела против Координационного совета позволяет российским спецслужбам через Генпрокуратуру Белоруси близко познакомиться с лидерами протеста (взгляды, планы, психотипы и т.п.).

Прилет же в Минск «гражданских» пропагандистов и их коллег из ФСБ, специализирующихся на «профилактике» масштабных уличных выступлений, говорит о том, что Кремль начинает активно проводить свой новый проект на постсоветском пространстве.

Сегодня Москва держится в тени, но остается одним из главных игроков на белорусском политическом поле. Кремль будет мониторить ситуацию и до последней возможности поддерживать формально Лукашенко, соблюдая, однако, дистанцию. Но если Кремль поймет, что победа революции неизбежна, то на этот раз он не будет сопротивляться ходу истории, а попробует эту революцию подтолкнуть в нужное ему русло. То есть Москва в критический момент предаст Лукашенко и сделает ставку на кого-то другого.

Сегодня мы являемся наблюдателями в огромной экспериментальной лаборатории, где Кремль испытывает новые российские политические технологии транзита власти.

Читайте нас в Telegram! Чтобы найти наш канал, в строке поиска введите ruspostimees или просто перейдите по ссылке!

6
НАВЕРХ
Back