Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Референдум в Турции: чем для нас может обернуться усиление власти Эрдогана?

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. | ФОТО: ADEM ALTAN/AFP

Люди, далекие от политики, тоже желают знать: чем может грозить европейцам референдум в Турции. Вся полнота власти в стране, расположеной на стыке цивилизаций теперь в руках президента. Что это значит для региона и для Европы? Как отразится на туризме? Прокомментировать итоги референдума русский TVNET попросил знатока Ближнего Востока - профессора ЛУ Леона Тайванса.

- Господин Тайванс, каковы могут быть последствия усиления власти президента Эрдогана для ближневосточного региона, для Европы и мира?

- Референдум, состоявшийся в Турции, практически выводит страну из демократического поля и превращает в страну авторитарную, которая в большей степени будет во власти одного человека. Накануне референдума, при продвижении этого проекта много говорилось о том, что ситуация нестабильна и нужна твердая рука — наподобие демократии в Соединенных Штатах, где значительная часть власти в одних руках. Во Франции - то же самое, и Россия тоже не в последнюю очередь была упомянута...

Таким образом этот проект и был преподнесен избирателям. И избиратель - с небольшим перевесом - решился на поддержку этого проекта - то есть проголосовал за усекновение демократии и усиление персональной власти в стране.

Что это означает в контексте Ближнего Востока? Во-первых, Ближний Восток — это мусульманский регион. А в исламе нет единой демократии, в том смысле, что парадигма исламской цивилизации или исламской культуры — это единоначалие политической жизни, это вытекает из религиозных установок, традиций и так далее.

Во-вторых, Турция, конечно, образовалась на стыке цивилизаций — греческой и тюркской. И мы знаем, что нынешняя Турция — это бывшая Византийская империя с греческим населением. С одной стороны, это означает, что турецкое население — по языку тюркское, а по крови, по каким-то традициям - оно в значительной степени греческое. Еще такие известные теоретики, как Арнольд Тойнби и Сэмюэль Хантингтон, называли Турцию страной противоречий или страной со сломанной идентичностью. Это проявилось, например, на заре Турецкой республики, когда Мустафа Кемаль Ататюрк ввел жесткую индивидуальную власть, но при этом не религиозную.

Сейчас произошло нечто иное: мы видим, что религиозная партия взяла вверх, и один человек захватил максимальную власть. Тех людей, кто его поддерживали - мусульман, - он теперь после так назыаемого переворота или попытки переворота от власти отстранил.

Власть теперь как бы возвращается в одни руки - как это было и при Ататюрке - и религия отодвигается в сторону, но и демократические институты тоже отвергаются. Таким образом, ситуация сложная и неоднозначная. Для Европы это не совсем хорошо…

- Но ведь долгое время сохранялась некая двойственность ориентации Турции — страна стремились стать частью Европы, разве нет?

- Я бы сказал так: население сейчас четко разделилось на две части. Как показывает референдум, одна часть - демократическая - в основном, это городское население, которое концентрируется на северо-западе. Это население больших городов - это Стамбул, это Измир, это Анкара — они проголосовали на 80 процентов «против». Что же касается деревни и Кавказа — там поддержали Эрдогана. Что это значит? Те, кто голосовали «против» — они выступают за вхождение Евросоюз, за европеизацию.

А кто голосовали за Эрдогана — они против этого. Эрдоган сам тоже евроскептик. Хотя он как-то и балансировал между различными направлениями, ведь как политик он должен был выражать мнение и другой стороны. Таким образом, итоги референдума означают, что Турция в обозримом будущем в Европейский Союз не войдет, что она будет по политической конституции и поведению ближе к России и Ирану, и подальше от Соединенных Штатов и НАТО.

Что тут опасно для всех нас — это то, что Турция является воротами для беженцев. Ведь мы знаем, что все это нашествие беженцев было организовано турецкими фирмами. Почти тысяча туристических фирм в Турции специализировались на том, чтобы продавать билеты в один конец — в Европу.

И обсуждались какие-то договоренности с Эрдоганом, что Европа заплатит за то, чтобы он прикрыл эти фирмы и закрыл «ворота». Сначала речь шла о 3 млрд евро, потом уже говорилось о 6 млрд евро...

Теперь, когда отношения с Европой ухудшаются, Эрдоган, вероятно, использует это обстоятельство для торга, ему ничто не мешает открыть «ворота». Сами понимаете, около тысячи фирм - это бешеные деньги, которые вкладывались затем в турецкую экономику. И остановить этот поход... вернее, исход населения в Европу совершенно невыгодно для Турции. Для Европы же это достаточно опасная штука.

- Еще вопрос сугубо прагматичный. Чего ждать туристам, рассчитывающим и в будущем отдыхать в Турции? Насколько безопасно будет отдыхать в Турции? Ведь многие привыкли рассматривали отдых на турецких курортах, как очень для себя привлекательный. А накануне референдума звучал и такой аргумент, что с укреплением власти президента безопасность обеспечить будет легче...

- Вопрос не такой простой, как кажется. Ведь в референдуме есть еще одна грань: борьба Турции с курдами, которые живут в приграничном районе.

- Да, и которые являются вечным фактором беспокойства для власти...

- Да-да!.. И часть террористических актов, которые отпугивают туристов, устраивают именно курды. Но ведь если обострится борьба против курдов — а такие прогнозы есть — то их легко можно будет объявить террористами, и пошло-поехало… Ответной реакцией, конечно, будут терракты. И такая ситуация может раскачать безопасность в стране и для туристов в том числе. С другой стороны, государство, конечно же, будет делать все, чтобы привлечь туристов и обеспечить для них максимальный комфорт и удобство, ведь это большой сектор экономики, который приносил баснословные просто средства.

Наверх