Легко ли эстонским детям учить русский язык?

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Учебник русского языка. Снимок иллюстративный.

ФОТО: Margus Ansu/Postimees

Сегодня, 30 ноября, в Центре русской культуры проходит конференция Общества преподавателей русского языка и литературы Эстонии «Обучение русскому языку: вопросы мотивации». Преподаватель русского языка из Языкового центра Таллиннского университета Илана Файман поделилась с Postimees.ru своими знаниями и опытом работы.

По словам Файман, в эстонских школах существует проблема с изучением так называемых языков категории B, то есть вторых иностранных языков – русского, немецкого, французского и т.д.

«Сейчас ребята учат в школах язык категории А, то есть первый иностранный язык, которому отводится значительное количество часов. На языки категорий В и C остается не так много времени. За несколько часов в неделю они просто не успевают ими овладеть. Это общее место. Просто никто не измерял состояние изученности в качестве языка B, например, французский, немецкий или какой-нибудь другой язык, а говорится больше о русском языке», - сказала Файман.

Она согласилась с тем, что на русский язык обращают больше внимания, в первую очередь, поскольку здесь проживает значительная часть русскоязычных людей.

«Во-вторых, территориальная близость России, конечно, имеет значение. Как далеко от нас Германия и Франция и как близко Россия. Это наш восточный сосед, это всегда интерес к языку большого соседа. Мы же не говорим о знании ребятами, например, латышского языка или финского языка. Это как само собой разумеющееся. А русский язык имеет почему-то первостепенное значение. Я думаю, что здесь еще примешиваются какие-то идеологические моменты», - отметила она.

По ее словам, эстонские дети сталкиваются с огромным количеством проблем при изучении русского языка.

«Русский язык – трудный язык. Он совсем другой, он не такой, как английский язык, к структуре которого они привыкли в силу того, что культурный фон английского языка окружает современного тинейджера везде и всюду. Это компьютер, СМИ, интернет, музыка. Кроме того люди много путешествуют. Язык межнационального общения сейчас именно английский», - поясняет Файман.

Кроме того, на изучение русского языка в школах отводится немого времени, и дети просто не успевают им овладеть: «Есть эстонские школы, их правда немного, где русский язык вообще не преподается. Там русский язык идет по выбору. Как правило, в Эстонии русский преподается, начиная с 6-го класса или три часа в неделю или два. Школа исходит из собственных возможностей».

Немаловажной проблемой является и низкий уровень мотивации. Зачастую дети приходят к выводу, что изучение английского даст им больше, чем русского. «Ну и последнее, давайте не будем скрывать – это чисто идеологическая причина. Приведу такой пример. У меня в этом году девушка и парень из Раквере просились прийти сразу на два курса русского языка – А1 и А2. Я спросила у них, зачем вам так много занятий, это же 12 часов еженедельно, вы же не выдержите такую нагрузку. Это не нужно. Возьмите один курс и посещайте лекции и работайте в рамках одного курса настолько, насколько это возможно. Молодые люди мне отвечают, что это их выбор, и они хотели бы посещать сразу два курса. Мой следующий вопрос был таким (о нем потом сильно пожалела) – А что ж вы в школе не учили русский язык? Я услышала такой ответ: а вы думаете, что нам легко идти на урок русского языка после урока истории? Их ответ был настолько искренним. Я им благодарна за него. После этого у меня было такое нехорошее послевкусие. И я стала думать, а действительно легко ли им? А легко ли учителю вести урок в такой ситуации? Нельзя сравнить позиции учителя английского языка с позициями учителя русского языка», - уверена Файман.

Еще одной проблемой, по словам преподавателя русского языка, являются учебники. «К счастью, они есть. Сейчас в школах ЭР, по моим подсчетам, существует три учебных комплекта. Надо отметить, что труд очень тяжелый. Я знаю это не понаслышке, потому что сама этим занимаюсь, только пишу не учебники, а пособия. Это неблагодарный и мало оплачиваемый труд. Авторы не могут это делать ради денег, все происходит по другим соображениям. Поэтому, я не имею права что-то сказать против них. Каждый из этих комплектов учебников решает какую-то одну конкретную задачу, а их на самом деле целый ряд».

По мнению Файман, учебник, отвечающий ряду задач, должен составляться коллективом учителей. «Очень редко когда может один человек это сделать, тем более после того, как он приходит домой после 7-8 уроков. Это просто невозможно. Те деньги, которые мы получаем от издательства, они не компенсируют энергетических и других затрат, которые автор тратит на это. Поэтому без поддержки государства, без проектной основы, не может быть создан такого рода учебник. Мне кажется, что государство должно призадуматься об этом. Должен быть какой-то коллектив, методисты, практикующие учителя и возможность апробировать эти вещи, посмотреть, критически осмыслить, вот тогда из этого будет какой-то толк. Хотя я повторяю, что снимаю шапку перед людьми, которые занимаются этим делом», - подчеркнула она.

У каждого учителя есть свои приемы, как сделать урок интересным. Однако их нужно постоянно собирать и пополнять. «Моя мысль такая: я просто уважаю своих учеников. Я постоянно наблюдаю за ними: что нравится, а что не нравится, как они учат слова, как им удобнее подготовится к пересказу текста и т.д. На основании этого я и строю свою учебную программу. Я задалась вопросом, чем я могу быть привлекательна для ученика? Я уже не очень молода и красива, не в совершенстве знаю эстонский и преподаю не очень престижный для них язык. Трудный язык, который несет определенного рода фрустрации. Так чем можно взять ученика? Что я могу ему предложить. Моим ноу-хау стало творчество. Творчество всегда привлекательно для ученика и оно поднимает авторитет учителя», - поделилась своим секретом Файман.

Она добавила, что учитель должен быть готов меняться, чтобы быть интересным другим людям.

НАВЕРХ