Эстонско-русский ученый из Северодвинска: Веэрпалу дал нам подписку, что не принимал допинга

Биохимик Антон Терасмаа прославился своим участием в громком процессе Андруса Веэрпалу

ФОТО: Тоомас Татар

«Мы полностью исключили свое участие в каких-либо движениях и акциях поддержки. Сразу было выдвинуто условие, что спортсмен, тренер и врач подписываются под утверждением, что Веэрпалу ничего не принимал. Этого было достаточно, чтобы начать с ними работу», – рассказал «Дню за Днём» биохимик Антон Терасмаа из группы тартуских ученых, которым удалось поставить на место Всемирное антидопинговое агентство (WADA).

На прошлой неделе закончилась двухлетняя эпопея с позорным отлучением от спорта нашего лучшего лыжника, неоднократного олимпийского чемпиона Андруса Веэрпалу. Во многом эта победа эстонского спорта стала возможной благодаря работе ученых Тартуского университета: профессора геномики Сулева Кыкса, биостатистика Кристы Фишер и биохимика Антона Терасмаа – уроженца России, осевшего на родине матери – в Эстонии. Однако многим решение суда показалось половинчатым, мало кто понимает, в чем именно обвиняли  олимпийского чемпиона. «ДД» попросил непосредственного участника событий объяснить кухню этой истории простыми словами.

 «Эта тема нас заинтересовала исключительно с научной точки зрения, спортивный интерес включился значительно позже. Если бы речь шла о каком-то препарате, например, амфетамине – веществе, которое никак не может вырабатываться в организме, –  то  все было бы просто. А гормон роста – это нетривиальная проблема для каждого сведущего в химии человека. Сам тест довольно-таки хитрый, и нам так и не дали точного алгоритма его работы», - вспоминает Терасмаа.

Ученый объясняет, что организм человека вырабатвает гормон роста в виде белка и сопутствующего «компота», состав которого малоизучен. Бактерия, выращенная искусственно и используемая в качестве допинга, представляет собой чистый белок. Однако соотношение белка и «компота» может сильно меняться. И антидопинговое агентство никому не объяснило, по какому принципу оно установило свои нормы содержания белка. И как отделяет его от «компота». Но и это еще не все.

«Оказалось, что кровь у Андруса брали странным образом: анализ был получен в три часа дня, в восемь его отправили в лабораторию, но исследовать начали только через 65 часов. Где проба находилась все это время, никто не знает. В своей работе я пользуюсь японским принципом: все должно быть очень свежим. С того момента, как мышка бегала по столу и до момента заморозки мозга должно пройти не больше сорока секунд. Белок может изменяться очень быстро. К тому же кровь брали в так называемом альпийском доме, то есть в условиях высокогорья, брали днем, после тренировки, когда уровень гормона роста может из-за физической нагрузки естественным образом вырасти во много раз. Как это повлияло на результат? Ответы, которые мы находили, нам никак не помогали, наоборот – возникали новые вопросы», - продолжает ученый.

Несведующих в научных тонкостях судей ученым удалось убедить при помощи... банана. «Судьи не обязаны знать химию и статистику, нам рассказывали, как потуги ученых объяснить что-то на научном языке разбивались о стену непонимания судей. И мы выступали на суде со слайдами, на которых тот же «компот», был нарисован именно в виде «входящих в него сухофруктов». Бананы показывали...», - рассказывает биохимик.

Терасмаа уважает решение суда. «Нам удалось обратить внимание на тот бардак, который происходит в WADA. Для антидопингового агентства сделаны четкие предписания, как нужно работать. Надеюсь, что в будущем это весьма положительно отразится на всем мире спорта. Уже появилось заявление о том, что все пробы будут перепроверены. Сегодня получается, что организация работает с пробами спортсменов, выносит решение и сама же проверяет свою работу. А нужен независимый аудит, а еще лучше две организации, которые работали бы параллельно», - говорит он.

Терасмаа родился и окончил среднюю школу в Северодвинске. Мама у него -  эстонка, после техникума сама решила поехать в Россию, чтобы выучить русский язык. Там и осталась. Антон же с детства ездил к бабушке в Эстонию, поэтому вырос двуязычным.  После школы поступил в Тартуский университет. Докторскую писал в Стокгольме, в Швеции и Японии изучал болезнь Паркинсона, в Америке работал над проблемой алкоголизма, но в конце концов вернулся в Эстонию.

Полную версию интервью с Антоном Терасмаа о деле Андруса Веэрпалу читайте уже 5 апреля в еженедельнике «День за Днём». Подписаться на газету можно по телефону 6662503 или нажав на кнопку «Закажи газету» в верхнем правом углу на портале www.dzd.ee.

НАВЕРХ