Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Кровавое на голубом

Отчего у Кьюненена поехала крыша – никто не знает. ФОТО: blogspot.com

В апреле 27-летний Эндрю Кьюненен, известный в определенных кругах как гей-жиголо, отправился на охоту. Только охотился он не на диких зверей, а на людей. Кульминацией этой охоты стал расстрел модельера Джанни Версаче...

Никто из знакомых будущего убийцы не думал, что его жизнь завершится большой кровью. Эндрю Филлип Кьюненен, сын американцев филиппинского и итальянского происхождения, был умным, красивым и счастливым ребенком. Может быть, конечно, именно это его и сгубило. Есть ли вина на отце Кьюненена, брокере, который ни в чем не отказывал своим детям? Виновата ли в чем-то епископальная школа в Сан-Диего, штат Калифорния, где Эндрю учился? Впоследствии соученики вспоминали его как очень веселого и разговорчивого парня, «светлую голову» (IQ – 147, три иностранных языка), милого человека, у которого был только один недостаток: Кьюненен постоянно фантазировал. Он обожал выдумывать удивительные истории о себе и своей семье. И еще он все время играл на публику, меняя маски по ситуации.

Мальчику определенно хотелось интересной жизни – и он обрел ее, когда, оставив университет, переехал в Сан-Франциско, в район Кастро, знаменитый тем, что там обитает множество геев, лесбиянок и трансгендеров. Кьюненен стал завсегдатаем престижных гей-баров, где не столько развлекался, сколько работал – продавал тело богачам нетрадиционной ориентации. Мать узнала о том, что ее сын гомосексуалист, когда Кьюненену было девятнадцать. Они поссорились, Эндрю оттолкнул родительницу и повредил ей плечо. Отец в тот момент с семьей не жил – скрывался от закона в Маниле по делу о растрате. Позднее Эндрю тоже проходил по делам о мошенничестве и легких наркотиках. Но до поры он жил легко: выдавал себя за богача и даже армейского ветерана, катался на новенькой «инфинити», жил в особняке с видом на море. Все изменилось в 1996 году, когда Кьюненена бросил его бойфренд. Эндрю начал принимать наркотики, психовал, набирал вес...

От молотка до ножовки

В начале 1997 года Кьюненен сказал друзьям, что в апреле устроит прощальную вечеринку, после чего переедет. После вечеринки он и правда уехал – в Миннеаполис, где жил Джеффри Трэйл, бывший морской офицер, который переквалифицировался в торговца пропаном. Некогда у Тэйла и Кьюненена был роман, и теперь Кьюненен, возможно, хотел возобновить отношения. В Миннеаполисе Кьюненен остановился у другого своего «бывшего» – Дэвида Мэдсона. Очень скоро он понял, что Трэйл и Мэдсон близки больше, чем ему хотелось бы. Кьюненен начал ругаться с Трэйлом по телефону (предположительно из-за наркотиков, но точно сказать невозможно – свидетелей не осталось) и в какой-то момент пригласил его в квартиру Мэдсона, чтобы уладить все, так сказать, полюбовно. Ссора продолжилась; тут-то Кьюненен и слетел с катушек. Он отправился на кухню Мэдсона, нашел там молоток, вернулся и забил Джеффри Трэйла насмерть.

Трэйл стал первой жертвой убийственного загула Кьюненена (именно так, killing spree, назвала его деяния пресса), но далеко не последней. Что произошло дальше – не очень ясно. Известно, что два дня спустя Мэдсон и Кьюненен вместе поехали к озеру Ист-Раш. Кьюненен резко остановил машину, расстрелял Мэдсона из его же пистолета и утопил труп, так что полиция нашла вторую жертву убийственного загула лишь два дня спустя. Чуть раньше был найден труп Трэйла: заботливо завернутый в ковер, он стоял в углу гостиной Мэдсона. Следователей озадачили также следы «сексуальной пытки» на теле Мэдсона.

На машине Мэдсона Кьюненен отправился в Чикаго, где нашел 72-летнего риелтора Ли Миглина. Как были связаны эти двое – неясно: то ли сам Миглин когда-то был любовником Кьюненена, то ли его сын, то ли никто из них и не был знаком с Кьюнененом. Каким-то образом Кьюненену удалось заманить Миглина в гараж. Пожилой риелтор был связан, его голову покрывала клейкая лента – Кьюненен не закрыл ей только ноздри. Сначала он долго бил Миглина, потом несколько раз ударил его в грудь садовыми ножницами, после чего перерезал горло ножовкой, вернулся в дом, сделал себе сэндвичи, налил стакан апельсинового сока – и продолжил путь на зеленом «лексусе» своей третьей жертвы.

Ритуал модельера

К этому времени полиция развернула на Кюненена настоящую охоту. А он особо и не скрывался – в автомобиле Мэдсона обнаружились фотоснимки Кьюненена; видимо, убийца оставил их там специально, чтобы поиграть с полицией в кошки-мышки. Достаточно долго ему это удавалось. Четвертый убитый был, возможно, единственной в этой истории случайной жертвой: Кьюненену нужно было новое транспортное средство. Он доехал на «лексусе» до Пеннсвиля, штат Нью-Джерси, вошел в домик смотрителя кладбища Уильяма Риза и, наставив на него пистолет, попросил стакан воды. Риз напоил своего убийцу. Кьюненен потребовал ключи от грузовика. Риз подчинился. Кьюненен застрелил его и поехал в Майами-Бич, штат Флорида.

Как ни сложно поверить, почти два с половиной месяца Эндрю Кьюненен наслаждался свободой практически у всех на виду. Он обнаглел до того, что заложил угнанный грузовик Риза, использовав собственное имя. Полиция, конечно, проверяла ломбарды, но в данном случае почему-то дала маху. Тем самым Кьюненен получил возможность совершить свое последнее убийство, ставшее одним из наиболее громких преступлений 1990-х: он оборвал жизнь 50-летнего итальянского модельера Джанни Версаче.

У Версаче был своего рода ритуал: каждое утро он выходил из дома, прогуливался по 11-й улице Майами-Бич до News Café, покупал там журналы и возвращался. Кьюненен, скорее всего, об этом знал. 15 июля 1997 года, когда модельер (шорты с тысячей долларов в кармане, сандалии и темная рубашка) вставлял ключ в железные ворота, убийца приблизился к нему и хладнокровно застрелил Версаче у всех на виду, средь бела дня. Выстрела было два: один в лоб, другой в шею. Кьюненен зашагал прочь «утиной походкой» (как показали позднее свидетели). Остановить его не пытались: все понимали, что бросаться на человека с пистолетом в руке опасно. Повар Версаче набрал 911...

СПИД ни при чем

Как ни удивительно, убийцу, занявшего почетное место в списке десяти наиболее разыскиваемых преступников США, не могли поймать еще неделю. 23 июля Фернандо Каррейра, присматривавший за роскошной яхтой, обнаружил, что на борт плавсредства кто-то проник. Каррейра вызвал полицию, «плавучий дом» осадили. На каком-то этапе осады Кьюненен застрелился – но полиция продолжала следить за яхтой еще пять часов после его смерти и лишь потом пошла на штурм.

Самое загадочное во всей этой истории – это мотивы Эндрю Кьюненена. С одной стороны, он явно не был серийным убийцей, почерк не тот. С другой, если не считать несчастного кладбищенского сторожа, мотив остается невыясненным. Еще во время «убийственного загула» СМИ предположили, что Кьюненен болен СПИДом и теперь мстит тем, кто мог его заразить. Версаче вписывался в эту схему с трудом, но решено было, что модельер был противен Кьюненену как культовая среди геев фигура.

Однако вскрытие показало, что убийца не был ВИЧ-инфицированным. Личные вещи Кьюненена тоже не пролили свет на его поведение: ни множество тюбиков гидрокортизона, ни полное собрание сочинений Клайва Степлза Льюиса, автора сказок о Нарнии, не сказали о Кьюненене ничего. Свою тайну убийца унес в могилу – если эта тайна вообще у него была.

НАВЕРХ
Back