Юри Ратас: мы каждый день работаем для того, чтобы не ходить в ЕС с протянутой рукой

Юри Ратас

ФОТО: Михкель Марипуу

Премьер-министр Эстонии Юри Ратас в предновогоднем интервью Rus.Postimees рассказал о том, какой он видит сильную Эстонию, о том, почему сотрудничество с Россией пока не может быть теснее, чем сейчас, и о том, что произойдет, когда уменьшатся европейские дотации.

- Сегодня (18.12) вы встречались с вашими коллегами из Латвии и Литвы, обсуждали в том числе вопросы безопасности. Насколько эффективно сейчас наше сотрудничество в этой области?

- Думаю оно очень эффективно. То сотрудничество, которое происходило у нас после саммита НАТО в Варшаве, демонстрирует, что мы можем жить спокойно. Совсем недавно Советом ЕС было принято решение о запуске PESCO (Постоянного структурированного сотрудничества в области обороны - прим. автора), что означает еще более тесное сотрудничество в сфере безопасности, борьбы с терроризмом и киберзащите. Эстония, Латвия и Литва прекрасно действуют вместе.  

- Как развиваются наши отношения с Россией на этом фоне? От вашего правительства ждали в том числе, что и в этой области взаимодействие будет более тесным.

- Как раз на последнем заседании Совета ЕС мы рассмотрели то, как соблюдаются Минские соглашения. Ангела Меркель и Эммануэль Макрон представили свой обзор ситуации. К сожалению, дела с соблюдением соглашений обстоят не очень хорошо. В то же время мы довольно тесно сотрудничаем с Россией в области культуры. Взять хотя бы “Золотую маску” или визиты Национальной оперы в РФ. В России в этом году прошло множество эстонских культурных мероприятий, а в следующем году состоятся новые – в связи со столетним юбилеем Эстонской Республики. Я очень рад, что программа ЭР100 довольно активна в России.

- Но здесь вас критикуют и за культурные контакты с Россией. Не могли бы вы это прокомментировать?

- Я считаю, что культурный мост, существующий между Эстонией и Россией, будь то в области театра или какой-то иной области культуры, важен. И, по-моему, жители Эстонии очень хорошо относятся к такого рода сотрудничеству.

- Известная часть вашего электората все же ожидала от вас большего. Можем ли мы честно сказать, что никаких особых изменений в отношениях с Россией в последнее время не произошло?

- Наши отношения очень тесно связаны с той генеральной линий, которую мы поддерживаем в Евросоюзе. Очень многие эстоно- и русскоязычные жители страны, которые ожидали какого-то переворота и смены власти, в этом смысле довольны действиями правительства, поскольку оно продемонстрировало стабильность. А  стабильность в каждом вопросе очень важна для Эстонии.

- Можем ли мы в таком случае сказать, что в этом смысле нет никакой разницы, находится ли у власти Партия реформ или Центристская партия?

- Разница, безусловно, существует. Например, в вопросах внутренней политики. Я очень рад, что мы провели пять весьма масштабных реформ, которые мы будем продолжать. Это и реформа не облагаемого налогом минимума, от которой выиграет 75% работающего трудососпобного населения, и реформа нашей медицины, где мы уменьшаем очереди. Реформа сельского хозяйства, поддержка наших фермеров. И я бы хотел привести в пример нашу пенсионную реформу. Кроме того, мы ввели дополнительные компенсации за лекарства, возобновили компенсацию расходов на лечение зубов… Стоит упомянуть также общую сумму пособий для семей с тремя детьми, которая с середины этого года составляет 500 евро.

- Местами эти реформы оказались половинчатыми. В кулуарах сами центристы признают, что реформа необлагаемого минимума несовершенна и граница, после которой человек теряет право на налоговую льготу, могла бы быть где-то около 3000 евро. Почему налоговая реформа не была проведена в том виде, в каком планировалось вначале?

- Эта реформа была осуществлена ровно так, как планировалось: чтобы от нее выиграли люди со средним и низким доходом. Как я уже сказал, по данным Министерства финансов, почти три четверти трудоспособного населения будет зарабатывать в следующем году больше, чем в этом. Увеличение дохода тех, кто получает низкую или среднюю зарплату, - это проблема. Предел, после которого налоговая льгота полностью исчезает, равен 2100 евро: это намного превышает средний уровень по стране. Может ли он вырасти в будущем... Если до сих пор у нас действовал принцип ежегодно повышать необлагаемый минимум на 10 или 15 евро, и человек ежемесячно получал на 2-5 евро больше, то сейчас мы видим, что 75% работников ежемесячно будут получать на 64 евро больше, это разница в 32 раза.

- Но вы не учитываете при этом, что есть семьи, где один человек зарабатывает много и кормит при этом всю семью, у членов которой своего дохода нет.

- Мы должны пересмотреть различные пособия, и это было для нас очевидным приоритетом. И если действительно есть такие большие семьи, необходимо увеличить детские пособия. Мы, например, увеличили пособие для семей с тремя детьми до 500 евро в месяц. А также вернули компенсацию за лечение зубов для взрослых в размере 30 евро, а для беременных и матерей детей до одного года она составляет до 85 евро в год.

- Но мы знаем, например, что стоматологи не хотят заключать договоры с Больничной кассой и люди не смогут получить компенсацию за лечение в таких клиниках.

- Министерство социальных дел постоянно работает над этой проблемой, чтобы к системе присоединилось как можно больше зубных врачей.

- Вы вроде бы обещаете много, но на практике многое из того, что вы называете, не работает.

- На календаре 18 декабря. Большинство наших реформ начнет работать со следующего года. Надо подождать. И я не согласен, что реформа не работает для тех семей, где растет трое детей. Работает и компенсация за лечение зубов. Приведу в пример реформу сельского хозяйства. Пособия top-up (дополнительные государственные пособия, выплачиваемые сверх европейских дотаций - прим. автора) составили в бюджете 2017 года 19,95 млн евро, и они работают.

- И государственные сельскохозяйственные пособия поддерживают в том числе члена семьи министра экономики…

- Когда формировалось правительство, три всеэстонские сельскохозяйственные организации сделали коалиционным партнерам три предложения. Первое состояло в том, чтобы вернуть пособия top-up, коалиция решила вернуть их в максимальном объеме, и они выплачиваются с 1 января этого года. Второе заключалось в выплате кризисных пособий в максимальном объеме – и коалиция вложила в это еще 490 000 евро. Третье их предложение было связано с тем, чтобы поддержать разведение пород. Если мы посмотрим на 2014-2016 годы, то увидим, что в Эстонии исчезло очень много дойных коров, а поголовье свиней сильно сократилось из-за чумы. Сегодня мы видим, что пособия увеличили их численность. И это было общим решением коалиции.

- Надеетесь ли вы, что реформы заставят нашу экономику расти еще быстрее или в данный момент это не то, что нам крайне необходимо?

- Рост эстонской экономики в каждом квартале превышал 4% - это цифры, на которые мы едва ли могли надеяться в конце прошлого года. Думаю, уместно было бы поблагодарить за это на страницах Rus.Postimees эстонских предпринимателей, руководителей фирм и людей, которые там работают. С другой стороны, мы не можем быть довольны тем ростом экономики, который мы демонстрировали в прошлом году -1,5-2%. Потенциал Эстонии больше. Наше правительство хочет двух вещей: чтобы рост экономики коснулся как можно большего числа людей и чтобы эстонское общество стало более солидарным. «Эстонские цепочки» должны проходить через различные слои населения, соединять молодых и пожилых, женщин и мужчин, говорящих по-эстонски и по-русски. Это сделает Эстонию более сильной, солидарной, равной. Я абсолютно убежден, что это придаст эстонскому обществу и экономике дополнительные силы.

- Известно, что через некоторое время мы потеряем значительную часть евродотаций. Как правительство собирается компенсировать их нехватку, есть ли уже конкретные решения?

- Они станут меньше, да. Потому что наше благосостояние растет, мы каждый день работаем над тем, чтобы Эстония не была страной, которая вынуждена ходить с протянутой рукой и просить европейские дотации. С другой стороны, естественно, что с выходом Великобритании из ЕС его бюджет неизбежно станет меньше, и то, каким будет новый бюджетный механизм ЕС начиная с 2021 года, будут обсуждать в период председательства Болгарии и Австрии. Эстония очень взвешенно подошла к своей бюджетной политике и учла эти факторы в своей фискальной стратегии на последующие четыре года. Мы так или иначе каждый день работаем ради того, чтобы европейские дотации уменьшались благодаря тому, что наш уровень жизни улучшается.

- Вы, с одной стороны, говорите, что у нас в стране много бедных, с другой – что экономика растет, жизнь становится всё лучше и евродотации нам больше не нужны. Нет ли здесь противоречия?

- Да, факты говорят о том, что жизнь становится лучше. Недавно вышло исследование Департамента статистики, которое показывает, что каждый пятый житель Эстонии живет в относительной бедности, и реформа необлагаемого минимума – одна из конкретных мер, чтобы и эта группа населения стала сильнее.

- Но есть много людей, которые недовольны налоговой реформой. Как вы думаете, они проголосуют за центристов на следующих парламентских выборах? Это особенно важно, учитывая, что вы делаете ставку на менее обеспеченный электорат, среди которого есть и серопаспортники, у которых нет на этих выборах права голоса.

- Центристская партия делает ставку на Эстонию. На сильное эстонское государство, в котором как можно меньше людей живет в бедности. Где дети получают образование. Где люди не должны в конце месяца думать, что они положат в продуктовую корзину. Сильное эстонское государство – это защищенное государство, где мы видим экономический рост, в который вовлечены все. Согласно последним опросам Turu-uuringute AS, Центристскую партию поддерживает 29%, у тех, кто идет за нами, рейтинг равен 24%.

- Согласно тому же исследованию, ваш личный рейтинг в последнее время упал. Как вы думаете - почему?

- Потому что всегда есть куда расти. Мы ежедневно работаем над тем, чтобы сделать Эстонию сильнее.

- Исследование Kantar Emor свидетельствует о том, что и рейтинг Центристской партии сейчас падает.

- Это только придаст нам сил, чтобы еще лучше претворять наши идеи в жизнь и еще лучше отстаивать более сплоченное, безопасное и солидарное общество.

- Вам не кажется, что падение рейтинга связано в том числе со скандалом вокруг Кадри Симсон?

- Рейтинги – это даже не промежуточные финиши. Они приходят, политики их читают, обращают на них внимание, но важные промежуточные этапы – это все-таки выборы, где народ выражает свое мнение и выдает мандат. Последний раз выборы были чуть больше двух месяцев назад, и жители Эстонии отдали нам на них победу.

- В то же время на этих результатах отражается и некоторое разочарование в ЦП и ее председателе. Многие ведь ожидали от партии своего рода очищения после смены прежнего лидера. А теперь лидер демонстрирует, что соратники по партии для него важнее, чем какие-то принципы.

- Напротив. Я же все время говорю о том, что наш принцип состоит в уравновешенном и сплоченном эстонском обществе. Жители Эстонии не ищут бури и огня, они хотят больше уверенности и солидарности. Того же хочет Центристская партия.

- Это очень общие слова. То есть, с вашей точки зрения, нормально, что семья министра Кадри Симсон извлекает выгоду из государственных пособий, причем она сама участвует в процессе принятия соответствующих решений?

- Она не принимала решения единолично. Коалиционный договор заключается на основе консенсуса, Кадри Симсон долгое время была председателем центристской фракции, на данный момент она профессиональный министр экономики и инфраструктуры.

- Как продвигаются дела с серыми паспортами, о которых уже заходила речь? Многие русские избиратели ждали от Центристской партии решения этой проблемы. Почему она до сих пор не решена?

- По вопросу о серых паспортах партия придерживается той же позиции, что и раньше. Нам говорили многие международные организации, что около 80 000 населения Эстонии, не имеющих гражданства, - это неразумно. Я по-прежнему считаю, что этот вопрос необходимо решить. И он будет решен, когда у нас будет достаточно большая поддержка в Рийгикогу. С учетом нынешних позиций мне кажется, что сегодня практически ни однa партия не хочет решать его – в отличие от центристов. Это совершенно неправильно, ведь эти люди работали в Эстонии, создали здесь свои семьи.  Думаю, проблему безгражданства необходимо обсуждать до выборов.

- Как вы думаете, насколько репутация Центристской партии страдает от того, что вы до сих пор на самом деле не можете решить эту проблему?

- Мы можем ее решить.

- Но мы не видим реального результата.

- В демократическом обществе решения находятся, если есть достаточно большая поддержка в парламенте. Я очень надеюсь, что в следующем составе Рийгикогу будет больше партий, которые будут понимать, что в области гражданства у эстонского государства есть проблема. Особенно учитывая, что, когда стали выдавать серые паспорта, идея заключалась в том, что это временное решение.

- Как обстоят дела с русскими школами? Эту проблему вы тоже обещали решить.

- В настоящий момент этот вопрос находится на рассмотрении в Министерстве образования.

- Когда мы сможем услышать конкретные ответы на ходатайства русских школ, не желающих перехода на эстонский язык? Мы можем обещать, что это случится хотя бы к следующему учебному году?

- Надо уточнить у министра образования.

- Вскоре мы будем праздновать столетие Эстонской Республики. Чем, по вашему мнению, должна отличиться Эстония в своем следующем столетии?

- Тем, что в нашем обществе будут больше замечать людей, будет больше сплоченности, солидарности. Тем, что Эстония будет идти дальше, сохраняя наши основные ценности, нашу независимость, что наше государство и народ сохранятся. Я очень надеюсь, что через сто лет мы сможем сказать, что в течение века вновь увидели увеличение численности эстонского народа.

- Что бы вы хотели получить в подарок на Рождество и чего пожелали бы читателям Rus.Postimees?

- Себе – побыть с близкими. Вашим читателям – красивых праздников и окончания года. Времени, которое можно провести вместе с родными, и успехов в Новом году. И крепкого здоровья.

НАВЕРХ