Реджеп Тайип Эрдоган и Эммануэль Макрон.

ФОТО: OZAN KOSE/AFP

Турция против плана обороны стран Балтии от России, Макрон против Турции и Трампа, Трамп, как обычно, против всех - перед саммитом в честь 70-летия НАТО, который начинается во вторник под Лондоном, в альянсе сложилась не совсем юбилейная атмосфера.

За несколько дней до саммита в мировой прессе появились сообщения, что Турция шантажирует союзников по НАТО отказом подписать новый план обороны стран Балтии и Польши - план обороны от России.

Турецкие дипломаты объясняют, что этот шаг - ответ на нежелание США и других стран НАТО утвердить новую редакцию плана обороны Турции. Подписавшись под этим планом, союзники фактически признали бы своим общим врагом и террористической организацией действующие в Сирии курдские Отряды народной самообороны (YPG). Анкара называет их террористами, тогда как для коалиции во главе с США они были главными союзниками в войне с исламскими радикалами.

Серьезных практических последствий для стран Балтии и Польши эти препирательства, скорее всего, иметь не будут. Как пояснили Би-би-си дипломаты и эксперты из балтийских стран, речь о рутинном обновлении военных планов, и пока не утверждена новая их редакция, просто будет действовать старая.

В повестке саммита НАТО этого вопроса нет - он решается на более низком уровне, хотя тоже требует единогласного одобрения всех 29 стран альянса.

Но этот эпизод хорошо характеризует общую ситуацию, в которой оказался крупнейший в мире военный блок в год своего 70-летия: растерянность из-за действий Турции в Сирии и ее флирта с Россией, споры о том, как вести себя с самой Россией, твиты Дональда Трампа о том, что НАТО устарел и США слишком много платят за европейцев.

О полномасштабном кризисе и развале блока взвешенные политики и комментаторы пока не говорят. Не говорят о нем и сами турки.

В понедельник министерство обороны Турции заявило, что считает НАТО важнейшей военно-политической организацией, а источник в турецких дипломатических кругах сказал агентству Рейтер, что Анкара открыта для предложений и при содействии генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга ищет компромисс с союзниками.

В то же время многие независимые эксперты полагают, что проблема Турции под руководством Реджепа Тайипа Эрдогана уже очень скоро может потребовать от остальных членов НАТО решительных действий. Или хотя бы заявлений.

«Поведение Турции, склоки, в которые она втянулась, настолько разрушительны для НАТО, настолько ослабляют южный фланг НАТО, что, на мой взгляд, мы, возможно, подходим к моменту истины для Турции, к моменту, когда мы скажем: послушайте, либо вы ведете себя как член НАТО, либо нет, но долго мы такую политику Турции терпеть не сможем», - сказал Би-би-си один из ведущих британских экспертов, бывший директор Королевского объединенного института оборонных исследований Майкл Кларк.

«Звоночек» от Макрона

О Турции говорил и президент Франции Эмманюэль Макрон в нашумевшем интервью в начале ноября журналу Economist.

«Мы имеем нескоординированные агрессивные действия союзника по НАТО, Турции, в районе, где на кону наши интересы [...] А если режим Башара Асада решит в ответ ударить по Турции, вступим ли мы в конфликт в рамках НАТО? Это важнейший вопрос», - сказал в том интервью Макрон, заметив, что односторонние, несогласованные шаги президента США Дональда Трампа там же, в Сирии, точно так же подрывают единство альянса.

В том интервью Макрон заявил, что НАТО находится в состоянии "смерти мозга", что вызвало довольно бурную реакцию и тоже добавило красок в общую картину состояния НАТО перед юбилейным саммитом.

Президент Франции сказал журналу Economist, что, на его взгляд, европейские страны НАТО должны переосмыслить роль альянса, «вернуть себе военный суверенитет», а кроме того, «переосмыслить стратегию отношений с Россией, не будучи при этом ни в коем случае наивными и оставаясь жесткими в части Минского процесса и того, что происходит на Украине».

Слова Макрона о военном суверенитете вызвали протест у многих европейских политиков, в том числе у руководства Германии, заявившего, что блок НАТО был и будет основой европейской безопасности.

Эмманюэль Макрон в ответ сказал на пресс-конференции 28 ноября, что намерен обсудить все это с союзниками на саммите под Лондоном, и что его слова были «звоночком», призванным разбудить НАТО и заставить альянс заняться поиском ответов на важнейшие вопросы, включая вопрос: «Кто наш враг?»

Так кто же враг?

Макрон, как и некоторые другие европейские политики, предлагает союзникам обсудить, не начать ли считать главным противником не Россию и не Китай, а терроризм - и призывает страны НАТО помочь Франции в ее операциях в Африке.

Но страны восточного фланга НАТО настаивают, что их соседка Россия остается если не главной, то одной из основных потенциальных угроз альянсу, и призывают союзников укреплять этот фланг.

Министр обороны Литвы Раймундас Кароблис на конференции в середине ноября сказал, что после 2014 года альянс очень сильно продвинулся в деле повышения боеготовности на восточном фланге, но еще многое нужно сделать, особенно в части противовоздушной обороны и инфраструктуры для переброски войск, потому что Россия, по словам Кароблиса, по-прежнему являет собой угрозу для стран Балтии.

По мнению профессора Майкла Кларка, главная проблема НАТО в отношениях с Россией - отсутствие единства внутри самого блока.

«Россия будет главным раздражителем для НАТО еще лет 10-20, и тот факт, что политического консенсуса среди государств альянса нет, играет на руку Путину, - считает он. - Но по раскладу сил Россия может бросить нам серьезный стратегический вызов только в том случае, если мы им это позволим».

Если бы блок НАТО был един и решителен, говорит Майкл Кларк, то попытки России при ее нынешнем потенциале противостоять альянсу были бы для него не более чем «досадной мелочью».

Балтийские и польские политики неоднократно заверяли, что, говоря о российской угрозе, они не имеют в виду, что Россия прямо завтра может напасть на них, но призывают быть готовыми ко всяким неприятным неожиданностям в будущем.

«Россия, видимо, понимает, что войну с НАТО она проиграет, но она пробует нащупать границы, понять, как мы можем ответить, пытается внести раскол между Америкой и Европой, сделать так, чтобы американские гарантии безопасности Европы выглядели ненадежными, чтобы ближайшие к России страны чувствовали себя уязвимыми, потому что это дает России ощущение своей силы», - рассуждала перед саммитом в интервью Би-би-си американский эксперт, заместитель директора Института международных стратегических исследований Кори Шаке.

Споры о деньгах

Эмманюэль Макрон, когда говорил на прошлой неделе о необходимости переосмысления НАТО, добавил: «Пока эти вопросы не решены, давайте не будем говорить о распределении расходов, распределении бремени и тому подобном».

Тем не менее, речь об уровне военных ассигнований на саммите под Лондоном наверняка зайдет - в первую очередь потому, что это любимая тема Дональда Трампа.

Трамп постоянно повторяет, что европейские страны НАТО «нахлебничают»: мало тратят на оборону, полагаясь на США, у которых военные расходы в два с лишним раза больше, чем у остальных стран блока вместе взятых. Некоторое время назад Трамп немного изменил фразеологию, но в начале своего президентского срока, в 2017-2018 гг, он любил повторять, что европейцы «много должны» Соединенным Штатам, и что для самих США альянс потерял смысл.

Эксперты и политики разных стран неустанно объясняют Трампу и публике, что смысл и силу НАТО нельзя измерить в деньгах, а если и пытаться это делать, то бессмысленно просто сравнивать военные бюджеты, потому что прямые расходы США на европейскую безопасность составляют лишь небольшую долю их военных ассигнований.

Но, похоже, объясняют безуспешно: Трамп все равно воспринимает НАТО как коммерческое совместное предприятие.

«Это очень вредит НАТО. Он ведет себя так, будто торгуется по какой-то сделке. То, что НАТО - это союз общих ценностей, что всегда и делало его таким сильным, президента, кажется, не волнует. Это подрывает безопасность в мире, это увеличивает вероятность покушений на безопасность стран НАТО. Это заставляет европейцев опасаться, что они не смогут положиться на США, если окажутся в опасности», - говорит Кори Шаке.

Правда, Трамп в прошлом году, после очередного саммита НАТО, заявлял, что добился своего: европейские страны повышают военные расходы. Основания для таких заявлений ему дали лидеры стран НАТО, которые заверили: да-да, повышаем.

На деле страны НАТО еще в 2014 году, после аннексии Россией Крыма и задолго до того, как Трамп стал кандидатом в президенты США, пообещали друг другу в течение следующих десяти лет «стремиться приблизиться» к уровню военных расходов в 2% ВВП.

Сейчас, по последним оценкам штаб-квартиры НАТО, этот норматив, кроме США, выполняют шесть стран блока: Британия, Греция, Польша, Эстония, Латвия и Литва.

Остальные «стремятся приблизиться» к двухпроцентному порогу так медленно, что уже сейчас очевидно, что к 2024 году большинству, включая Германию, приблизиться не удастся.

Впрочем, не исключено, что без Трампа это повышение шло бы еще медленнее.

«Может быть, мы должны быть благодарны Дональду Трампу, - размышляет видный немецкий эксперт по международной безопасности Констанца Штельценмюллер. - Он обнажил то, что о чем мы всегда знали, но не говорили - сложные отношения между Америкой и зависящими от нее европейскими союзниками. Нас, европейцев, все устраивало, мы могли направить средства на другие цели, например, на образование и социальное обеспечение».

Сейчас у Дональда Трампа очень много забот во внутренней политике, и в последний раз он писал твит о НАТО достаточно давно. Это было 21 августа этого года, когда американский президент увидел вышедший в июне отчет НАТО и твитнул график доли военных расходов, приписав: «Это очень нечестно по отношению к США».

Но на встрече под Лондоном Трамп наверняка заговорит об этом снова.