Жаль только, жить в эту пору прекрасную…

Юри Ратас.

ФОТО: PETER NICHOLLS/REUTERS

Речь президента на торжествах по случаю 102-й годовщины Эстонской Республики эксперты и комментаторы разобрали по буковкам и запятым, не оставив на ней живого места (сказанное относится равно как к объекту, так и к субъекту). И поэтому приуроченный к той же дате спич премьер-министра, произнесенный им в Тарту, незаслуженно остался в тени.

А между тем можно с уверенностью сказать, что нынешнее выступление главы правительства по своему содержанию, да и по форме, не чуждой поэтических метафор и отсылок к классикам, является не менее установочным и дидактичным, чем аналогичное обращение главы государства urbi et orbi.

Затянуть пояса, распустив паруса

Тартускую речь Ратаса вообще можно назвать программной, причем без всякой иронии, поскольку в ней содержится больше серьезного анализа и перспективных установок, чем в некоторых официально акцептованных программах политических партий (не будем показывать пальцем на EKRE и "Отечества").

Хотя хронологически Юри Ратас выступил первым, фактически его речь является развитием на материально-практическом уровне тех основных посылов морально-этического характера, которым по большей части посвящена речь Керсти Кальюлайд.

Одна из главных тем, которым уделяет при этом внимание премьер-министр (как, собственно, и следует профессиональному менеджеру-хозяйственнику, отвечающему в первую очередь за социально-экономическую стабильность в государстве и обществе), это всё более четко обостряющаяся проблема экспоненциального роста потребления – в самом широком смысле этого понятия.

Ссылаясь на книгу «Пределы роста», ставшую программным докладом Римского клуба еще в далеком 1972 году, премьер-министр акцентирует внимание на том, что «экономический рост, основанный только на прибыли и гонке за количеством, уже сегодня привел к ситуации, когда богатство распределяется в обществе крайне неравномерно». В принципе единственный путь решения такой глобальной проблемы – это ограничение объемов потребления. Речь не только, и даже не столько о потреблении материальных благ населением, сколько о потреблении сырья и других природных ресурсов экспоненциально развивающимися отраслями посткапиталистической экономики.

Именно эту сторону имеет в виду Юри Ратас, призывая «затянуть пояса во всём, что касается материального мира, в противовес духовному миру, для углубления и расширения которого у каждого из нас бесконечно много пространства, которого хватит до конца жизни». В общем, ограничить грубо-материалистические потребности, дав при этом полную волю моральным идеалам. Так сказать, поднять алые паруса романтики…

Можно, конечно, сколько угодно по этому поводу иронизировать, однако приходится признать, что пессимистический сценарий развития человечества, предсказанный наиболее прозорливыми умами еще в середине прошлого столетия, сегодня на наших глазах начинает реализовываться. Цивилизация действительно подошла к распутью, на котором стоит пресловутый камень: налево пойдешь – коня потеряешь, направо пойдешь – голову сложишь, прямо пойдешь – вообще!.. Куда податься бедному витязю?

Для Эстонии, в отличие от развитых стран «старой» Европы, да и не только Европы, обидно еще и то, что, по выражению Юри Ратаса, «мы как раз достигли границы общества всеобщего благосостояния» – тогда как большинство остальных партнеров по Евросоюзу уже давно этот рубеж преодолели и готовы из упомянутых границ выйти. Хотя еще, конечно, неизвестно, что лучше: потерять те блага, к которым уже привык, или – как в той поговорке: не жили красиво, так незачем и начинать…

Остановиться на месте, чтобы двигаться вперед

Задача действительно не из простых: выполнять данные избирателям обещания о неуклонном росте их благосостояния и одновременно убеждать их же в необходимости потуже затягивать пояса – дабы жить еще лучше!..

А самое смешное заключается в том, что эти два несовместимых принципа на самом деле придется совместить. И это даже возможно. Просто потому, что иного варианта нет.

Как мне представляется, на этот раз премьер-министру (в отличие от большинства других его публичных выступлений) удалось нащупать и сформулировать главную особенность сегодняшнего момента, которую можно считать новой парадигмой.

Речь идет об идее «нулевого роста» экономики, взятой Ратасом из доклада Римского клуба и озвученной им в канун Дня независимости.

Применительно к Эстонии определить необходимые для реализации этой идеи действия можно следующим образом. Не отказываясь от намерения достигнуть уровня жизни и общего развития благополучных стран (в частности, Северной Европы), в то же время свести к минимуму материально-технические и технологические затраты.

Такое возможно лишь при соблюдении двух условий. Во-первых, чтобы сократить энерго- и материалоёмкие производства, требуется интенсивное стимулирование новых научных разработок – как прикладного, так и фундаментального характера.

Но при таком бюджетном финансировании, как сейчас, когда даже заложенные в предвыборных программах 1,2 процента от ВВП на развитие науки и образования, являются неосуществимой мечтой, ни о каком прорыве в области наукоемких областей экономики речи быть не может.

При том, что у тех же наших северных соседей на эти цели тратятся не меньше (а в среднем даже больше), чем два процента ВВП. А мы выпрыгиваем из штанов, но ни на йоту не отступаем от своих 2,2% на военные расходы по стандартам НАТО…

Да чёрт бы с ними – с военными расходами. В конце концов, ученые США и СССР за годы холодной войны с ее гонкой вооружений создали много таких военных разработок, которые легли в основу новейших high-tech вполне мирного характера. И если бы средства, направляемые Эстонией в натовский общак, давали такой же эффект, с этим можно было бы согласиться.

А второе условие успешного продвижения к «нулевому росту» – это наличие сплоченной команды единомышленников, способной ради общего блага преодолевать не только внешние трудности, но и внутренние разногласия. Но имеющуюся в наличии группу попутчиков, случайно оказавшихся в одном поезде и не умеющих договориться даже по частным вопросам (пресловутые аптечная и пенсионная реформы, кадровые вопросы в правительстве и др.) считать командой, годной для решения стратегических задач, неразумно.

Еще меньше надежд на успешное движение к светлым далям «нулевого роста» дает противостояние главы правительства – главе государства, когда первый фактически демонстративно игнорирует официальный прием, устраиваемый вторым (президентом). А времени для работы над ошибками остается всё меньше. То есть времени-то целый вагон, да на беду поезд вот-вот уйдет…

НАВЕРХ