Русскоязычные СМИ за пределами России: лозунг Russians Go Home нам подходит

Однако пока россияне не могут иначе получать объективную информацию
Наталия Гребнева
Русскоязычные СМИ за пределами России: лозунг Russians Go Home нам подходит
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 1
Фото: Иван Скрябин

Rus.Postimees провел конференцию с участием представителей ведущих русскоязычных свободных СМИ, которые были вынуждены покинуть страну после начала войны в Украине.

Могут ли русскоязычные СМИ за пределами России влиять на ситуацию в самой России? Какие стратегии своего развития эти эмигрантские СМИ разрабатывают? На эти и многие другие вопросы ответили Тихон Дзядко («Дождь»), Кирилл Мартынов («Новая газета – Европа»), Наталья Назарец (Радио Свобода), Сергей Ковальченко (независимый журналист из Петербурга).

Несмотря на неоднозначное отношение ко всему русскому, будь то культура, язык или информация, главный редактор «Дождя» Тихон Дзядко уверен, что все здравомыслящие люди понимают, что «Дождь» и другие независимые СМИ на территории Латвии, Эстонии и других европейских стран являются союзниками. «Наша цель – чтобы война завершилась, агрессор потерпел поражение, а мы имели возможность вернуться к себе домой», – сразу сообщил он.

Фото: Иван Скрябин

В самой России на сегодняшний день не осталось независимых СМИ. Глава Русской службы в Рижском офисе Радио Свободная Европа / Радио Свобода Евгения Назарец хорошо помнит времена развала Советского Союза, когда в Москве открылся первый корпункт радио «Свобода». «Это был большой шаг, – говорит она. – Но сегодня наступило время, когда мы вырабатываем новых себя, новые миссии».

Огромным ударом по независимым российским СМИ стал запрет на территории России телеканала «Дождь» и «Новой Газеты».

«Ни от кого мы не получали больше помощи, чем от европейских коллег-журналистов», – говорит главный редактор «Новой газеты – Европа» Кирилл Мартынов о времени, когда изданию пришлось срочно трансформироваться и уезжать за пределы страны, чтобы работать дальше. С некоторой иронией и даже Мартынов сообщил, что интересы у независимых журналистов из РФ в изгнании и представителей недружелюбно настроенных к приехавшим местных жителей общие. «Лозунг Russians Go Home нам всем подходит», – говорит Мартынов, поясняя, что, когда в России изменится политический режим и там смогут работать настоящие журналисты, все они захотят вернуться на родину.

«Увы, для журналиста сейчас нет возможности работать в России, – согласен известный петербургский журналист, политический обозреватель Сергей Ковальченко, также вынужденный покинуть страну. – Журналист – зеркало, он должен показывать то, что есть». В России же сейчас это не реально, так как властями сделано очень много, чтобы перекрыть кислород независимой прессе.

Фото: Иван Скрябин

«Мы до последнего старались выполнять закон «Об иноагентах», чтобы оставаться и работать в России, но в какой-то момент просто технически не смогли выполнять все требования. Тогда стали приходить штрафы, – объясняет одну из методик государственного давления на СМИ Евгения Назарец. – Сейчас штрафы достигли объемов уставного капитала какого-нибудь банка, я даже физически не могу представить такую сумму».

Евгения Назарец рассказала, что в России все еще остаются неравнодушные люди, которые присылают свидетельства беззакония, которое творится в стране. Однако этим людям нельзя переводить оплату за работу, так как многие из них могут стать иностранными агентами по существующему законодательству, с известными неприятными последствиями.

Тем не менее, отмечает Сергей Ковальченко, в России есть потребность в получении информации. «Мы видим рост аудитории после перезапуска СМИ в июле, – говорит Тихон Дзядко о том моменте, когда «Дождь» после изгнания из России перенес редакцию в Латвию. – Сейчас зрителей в России у нас больше, чем было до начала войны – около 14 миллионов человек. При этом рост между августом и сентябрем составил два раза».

«Люди, которые работают здесь, пробуют дать информацию тем, кто остался там», – просто формулирует миссию независимых российских медиа Сергей Ковальченко. «В нашем меню только одна позиция: независимая информация о том, что происходит в России и за ее пределами», – вторит ему Тихон Дзядко.

Кирилл Мартынов видит роль уехавших журналистов в том числе в том, чтобы ни одно военное преступление, в том числе и совершенное пропагандистами, не прошло незамеченным. «Пропагандисты в России – военные преступники, которых нужно судить», – уверен и Дзядко.

Евгения Назаревич нашла, как ей кажется, хорошее определение антипода независимой журналистики, пропаганды: ее цель – не вложить какие-то мысли, а сделать так, что большинство людей говорило: «все равно все врут» и занимало бы пассивную позицию. «Демобилизующий эффект пропаганды колоссальный, и он заражает и русскоязычных жителей других стран», – уверена Евгения Назарец.

Фото: Иван Скрябин

Помимо просветительской функции, Кирилл Мартынов уверен, что готовить какие-то политические платформы для будущей России - тоже задача независимых СМИ. «Мы друг с другом тут не поссорились, это важно», – сообщил он. «Это пока не начали делать платформы», – не без сарказма заметил Дзядко.

К слову, в России журналистика по сути уже давно приравнивается к политической деятельности, однако это по большей части является поводом для репрессий со стороны властей.

В итоге в современной реальности выжили только уехавшие российские медиа. «Русская журналистика не изменит ситуацию в России, но она помогает дать другую оценку событиям», – подытожил Сергей Ковальченко.

Смотрите на Rus.Postimees видео блиц-интервью с Тихоном Дзядко, Кириллом Мартыновым, Евгенией Назарец и Сергеем Ковальченко.

Читайте на Rus.Postimees большие интервью с Кириллом Мартыновым - «Даже в СССР при всей его подлости не было такой криминальной риторики!», и с Тихоном Дзядко - «Сейчас русских обобщают, и это ошибка».

Ключевые слова
Наверх