Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Власть № 4: возвращение моральных уродов

Беспартийный активист Эльвер Лохо чует моральных уродов. ФОТО: Пеэтер Ланговитс

На этой неделе эстонские СМИ обсуждали смерть Маргарет Тэтчер, жизнь Народного собрания и исходящую от России угрозу, но и о местных русских не забыли.

«Почему у нас с русскими не ладится?» – размышляет в Eesti Ekspress дизайнер грузинско-эстонского происхождения Тариэли Липартиа. Сам он учился в русской школе, дома говорил по-эстонски и по-русски и полагает, что проник и в ту, и в другую душу. Но журналистку Елену Петухову, которая в марте спрашивала в той же газете: «Куда и зачем меня все время хотели интегрировать, да так упорно, что моя жизнь стала невыносимой?» – Липартиа не понимает. Он уверен, что дело сводится к языку: «Отчего те, кто приезжает в Эстонию из-за границы, выучивают этот трудный язык за полгода, а местный русский, проживший тут 40 лет, не может меня понять, когда я общаюсь с ним на эстонском?.. Не думаю, что китаец из Чайнатауна на Манхэттене или русский из Брайтон-Бич обращаются в мэрию Нью-Йорка на родных языках – и их оскорбляет то, что они не могут найти работу за пределами общины».

Переехав из Выру в Таллинн, Липартиа осознал, что по-русски тут говорят везде, а вот по-эстонски парикмахеры, продавцы и сапожники иногда не понимают. Более того: «На концерте Земфиры я слышал эстонскую речь, а вот на эстоноязычных концертах или спектаклях русских не слышно. У меня в голове не умещается, почему человека другой национальности не интересуют местные культура и история». Что-то не заладилось: то ли власти равнодушны к русским, то ли Россия на нас мягко влияет, но за последние 15 лет русские отчего-то стали противопоставлять себя Эстонии и эстонцам. «Все в ваших руках, дорогие русскоговорящие соотечественники, – сообщает нам автор статьи. – Посетите эстонский театр, отведите детей в Музей эстонского народа... Подумайте, почему в 90-е, когда Россия развивала демократию, к Бронзовому солдату приходила горстка ветеранов, а сейчас к нему ходят толпы и даже посол РФ? В то же время демократия в России в упадке, а союзниками ее стали Иран, Северная Корея, Венесуэла». А в Непале есть столица Катманду. Нет, серьезно, вот что тут ответишь?

У нас все вторжения записаны!

Российская тема на этой неделе всплыла по полной программе, потому что депутат-соцдем Яак Аллик сказал в передаче ЭТВ Välisilm («Внешний мир») страшное: РФ для ЭР неопасна и никогда не вторгалась в Эстонию как таковую – мы, как и наши соседи, попадали под колеса истории. Ох, что тут началось – не опишешь в словах! На Delfi эксперт по госбезопасности Ээрик-Нийлес Кросс цитировал статью премьер-министра Юри Улуотса, написанную при немецкой оккупации: с 1060 года Россия вторгалась в наше пространство 40 раз. «Утверждать, что на нас не нападали, абсурдно, – замечает Кросс. – Мысль, что Эстония якобы никогда не творила свою историю, а была лишь крошкой между большими шестернями, сама по себе опасна».

От истории оппоненты Аллика быстро перешли к политике. На том же портале журналист Вахур Кооритс боится, что соцдемы в целом недооценивают опасность России для Эстонии, и если это так, готов терпеть Ансипа до 2019 года: «Проблема соцдемов и левых в том, что общественность связывает их с коммунистическим оккупационным режимом и сомневается в их готовности защищать независимость». В Postimees на эту тему высказался беспартийный гражданский активист Эльвер Лохо: «Я был бы рад не упоминать соцдемов, но не могу. Партия не осудила Аллика, а лишь посоветовала ему лучше подбирать слова». Свое мнение Лохо назвал «Второе пришествие моральных уродов» – имеются в виду «политики, которые не извиняются», вроде Ансипа или вот Аллика.

Вся эта дискуссия, впрочем, не возымела никакого влияния на эстонско-российские отношения, о которых, несмотря на поездку премьера в Питер, писали вяло. Исключение – редакция Õhtuleht, недоумевающая: отчего наши верхи охватила эйфория в отношении, простите за тавтологию, отношений? «История показывает: чем меньше имеешь дела с Москвой, тем спокойнее жить по эту сторону границы в лоне западной цивилизации... Русских может пришпоривать интерес к договору о безвизовом режиме с ЕС, и мы можем оказаться средством для достижения этой цели. Что пришпоривает нас? Мы не знаем. Возможно, на Эстонию мягко, но уверенно давят из Брюсселя... Факт тот, что ни за одну нашу уступку мы от Москвы ничего не получили. Тем непонятнее наши нынешние надежды».

И участье, как смогла, приняла

В преддверии Народного собрания журналистка Кюлли-Рийн Тигассон цитировала в Eesti Päevaleht Фрэнсиса Фукуяму: общество, где доверяют только близким, нормально жить не будет. И если даже по итогам Народного собрания парламент поменяет законы, наша политическая культура останется прежней. Закон ведь не запрещал Кристену Михалу подать в отставку, когда его деятельность стали расследовать его же подчиненные. Поведение министра определяли неписаные правила политической культуры. Вот он и не ушел. Но надежда у Эстонии есть. Раз люди протестуют, пусть и в такой мягкой форме. Õhtuleht в отношении Народного собрания скептичен донельзя: «И без него ясно, что следует отказаться от выборов по партийным спискам и сделать прозрачным финансирование партий... Парламент менять систему, обеспечивающую его благополучие, почти не заинтересован, так что благонамеренных участников Народного собрания жаль. Будет удивительно, если собрание породит достойные предложения, – и случится политическое землетрясение, если парламент их примет».

Между тем в Postimees писатель Михкель Мутть раскрывает нам глаза: Народное собрание – это пропагандистская уловка, призванная распиарить опять-таки соцдемов. Левые силы рвутся к власти, вот и вся недолга. У правящей коалиции одна надежда – что центристы и соцдемы не договорятся. Но это вряд ли: «Обе партии далеки от власти, в обеих есть молодежь, в которой бурлит тестостерон власти...»

На портале Postimees появилась и заметка Сергея Метлева о том, как он помогал интегрироваться участнице Народного собрания Ларисе, которой нужен был переводчик. Снисходительность автора умиляет: сказала Лариса, что когда русских гнобили, эстонцы их не слушали, а теперь испытывают то же самое на своей шкуре, – Метлев замечает: «Не стоит питать иллюзии – обычные интеграционные методы (дискуссии, языковые курсы, рекламные кампании) Ларису не пронимают, укоренившийся в ней взгляд на вещи состоит как из опыта, так и из того, что внушила ей пропаганда». Метлев большой, ему видней! Ведь с его помощью Лариса «принимала в дебатах участие, как могла». За дальнейшую судьбу женщины Метлев не ручается: «Что же станет теперь с Ларисой? Воображаю: дома ее по-прежнему ждут свежий номер “МК-Эстонии” и телеканал ПБК. Но вдруг в ее душу все-таки западет этот день дискуссий?.. Вдруг она лучше станет понимать, что представляет собой Эстония? В любом случае попробовать стоило, да ни от кого и не убыло».

О, благодарим вас, сагиб Метлев! Только в следующий раз одарите женщину стеклянными бусами, пожалуйста. От вас не убудет, а русским дикарям – счастье на всю жизнь. И перед Россией будет чем похвастаться. Весь мир узнает, как добр господин к нам, недостойным!

НАВЕРХ
Back