Особенности русского образования в Эстонии

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Сергей Метлев.

ФОТО: Peeter Langovits

Система образования должна подготавливать специалистов для экономики и граждан для общества. Все больше русскоязычных молодых людей покидают пределы Эстонии, считая себя здесь невостребованными и даже чужими. Во многом эти проблемы вызваны особенностями нашего русского среднего образования, считает Сергей Метлев.

Исследование Института открытого общества Эстонии за 2008 год свидетельствует о том, что 19 процентов русской молодежи (15-29 лет) хотят покинуть Эстонию навсегда и 45 процентов планируют обучаться и работать на родине и за границей одновременно (5 процентов в России и 40 процентов на Западе). Сравнивая уровень жизни в Эстонии и западных странах, можно сказать, что большинство вряд ли вернется.



Среди эстонцев тоже немало желающих уехать, однако различие состоит в том, что 71 процент (данные на 2007 год) прочно связывают свое будущее с Эстонией.



Чувствуют неуверенность

Поучиться и пожить некоторое время за границей полезно для личного развития, но никто не даст гарантии, что молодые люди вернутся. Население Эстонии стремительно стареет, намечается демографическая яма как следствие низкой рождаемости в 1990-х. Если эстонцев заставляют вернуться сильная связь с родиной, превосходные социальные контакты, то у многих русскоязычных такой мотивации просто нет.



Русскоязычный абитуриент, не владеющий эстонским языком в должной мере и не имеющий опыта общения в эстоноязычной среде, будет чувствовать себя здесь столь же чужим, что и в первые месяцы пребывания за границей.



Таким образом, для него не будет иметь большого значения, начнет ли он обучение в эстонском или, например, английском вузе. По данным 2008 года, 37 процентов русскоязычных молодых людей чувствовали себя в Эстонии неуверенно.



Проблемой является и то, что те, кто не может уехать и неконкурентоспособен в Эстонии, создают армию дешевой рабочей силы. Эстония практически освободилась от ярлыка страны дешевых рабочих рук, и возвращение к этому было бы серьезным откатом назад.



Большая часть причин недостаточного владения государственным языком, низкой активности и возникновения у нашей русскоязычной молодежи чувства неувереннос­ти кроется в некоторых особеннос­тях нашего русского образования.



Гражданское образование

В прошлом учебном году учащиеся русских школ сдавали экзамены почти по всем предметам примерно на 15 процентов хуже, чем их эстонские сверстники.



Уровень владения государственным языком остается на довольно низком уровне. В прошлом году средний балл выпускного экзамена по государственному языку среди учеников русских гимназий составлял 56, недотягивая даже до 60 пунк­тов, необходимых для получения сертификата. По этой причине у многих возникают сложности с поступлением в эстонские вузы.


Языковой барьер снижает гражданскую активность неэстонцев и зачастую убивает интерес к деятельности гражданского общества. Хорошо иллюстрирует ситуацию недавнее исследование Института открытого общества.



Выяснилось, что 62 процента неэстонцев направляют свою активность, прежде всего, в квартирные товарищества, у эстонцев таковых 22 процента. В 2008 году 45 процентов русскоязычных полагали, что не в состоянии изменить что-либо в общест­ве, у эстонцев этот показатель 16 процентов.



Повысить уровень владения государственным языком выпускниками гимназий поможет частичное обучение на эстонском. Гимназическое образование, в котором 60 процентов предметов будут преподаваться на эстонском языке, поможет русским ученикам освоиться в эстоноязычной среде и значительно улучшить уровень информированности за счет полного исчезновения языкового барьера. Владеющая двумя местными языками и хорошо адаптированная русскоязычная молодежь займет достойное место в общественной жизни и на рынке труда Эстонии.



Другой особенностью русской школы в Эстонии является недостаточное внимание к гражданскому образованию, которое играет значительную роль в формировании человека как гражданина. Уроки общест­воведения и истории, а также развитие ученического самоуправления должны заложить основы знаний гражданина.



Нынешняя ситуация, когда из-за низкого уровня преподавания во многих школах учащиеся не знают истории Эстонии, а негласные правила не приветствуют дискуссию и свободное самовыражение, очень тяжело говорить о воспитании гражданина Эстонии, готового свободно общаться со своим государством.



На мой взгляд, гражданскую активность нужно повышать среди русских учителей ровно так же, как и среди учеников, предлагая различные виды участия и мотивируя изучать эстонский язык и участвовать в общественной дискуссии.



Условия для реализации

Русская школа нуждается в большей открытости и гибкости. Эту проблему может решить приток мотивированных молодых двуязычных учителей, с которыми в русское образование придут свежие силы.



В учебной программе особое вни­мание стоит уделить содержанию курсов общественных дисциплин и повышению квалификации соответст­вующих кадров. Необходимо больше различной практики вне стен класса. Методика должна способст­вовать развитию ученика как полноценной и свободной личности.



У каждого учащегося в школах Эстонии должны быть условия для самовыражения и реализации своих идей. Будь это дискуссионный кружок или инициативы по внутришкольной жизни.



Ныне малоизвестная система общешкольных выборов представителей учеников в педагогический и попечительский советы может наглядно продемонстрировать, как работают механизмы демократии. Мне крайне неприятно об этом говорить, но сейчас в русских школах, за некоторым исключением, инициатива до сих пор наказуема или жестко контролируется.



Местные самоуправления и государство могли бы осуществлять более качественный надзор за квалификацией администраций школ.



Каждый молодой человек, в том числе русскоязычный, является стратегическим ресурсом Эстонии. Система образования должна быть ориентирована на подготовку конкурентоспособных специалистов для нашей экономики и сознательных граждан для нашего общества.Без образованной и толерантной русской молодежи, способной реа­лизовать себя в Эстонии, решение национальных проблем будет постоянно отодвигаться на будущее.



Однако я уверен, что мы движемся в правильном направлении. Главное — как можно меньше спотыкаться.

НАВЕРХ