Цена свободы

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Сергей Метлев.

ФОТО: Peeter Langovits

Наша общая история может стать для жителей Эстонии объединяющим фактором. Сергей Метлев считает, что для современных молодых людей опыт их ровесников, которые защищали Эстонию в 1918 году, должен служить примером готовности, если это понадобится, отстаивать свободу своей страны.

В Эстонии тема межнациональных отношений часто ассоциируется с каким-либо противостоянием или проб­лемой. Например, если в заголовке статьи на портале употреб­ляются названия национальнос­тей, то, скорее всего, вы прочтете массу отвратительных комментариев.



Как долго две общины будут жить рядом, но отдельно друг от друга? Возможна ли консолидация общества, и на каких основаниях? Здесь на помощь нам приходит история, которая видела по-настоящему единую Эстонию.



После крушения Российской империи настал момент, когда национальное пробуждение, длившееся уже более полувека, начало приобретать характер стремления к независимому государству, которое обеспечило бы на долгие годы сохранность и развитие эстонского языка и культуры, гарантировало демократические свободы.



В отличие от бескровного восстановления независимости в 1991 году, тогда, в 1918 году, народу Эстонии пришлось взяться за оружие, чтобы отстоять право на свободу в рамках собственного государства.



Освободительная война сплотила жителей Эстонии вне зависимости от национальности и родного языка. Вариантов было лишь два: выступить с оружием в руках против Советской России, или смириться с большевистским террором и забыть про свободу. Тогда мы все вмес­те предпочли первое.



Известно, что в рядах эстонской армии сражались эстонцы, русские, латыши, евреи, добровольцами прибыли датчане, шведы и финны, на защиту столицы страны встал британский флот.



Следует отметить, что в боевых действиях приняли участие около 200 евреев, 12 из которых были врачами. Благодаря этим людям сотни солдат были спасены и смогли принять активное участие в строительстве новой Эстонии.



После подписания Тартуского мирного договора 2 февраля 1920 года все жители Эстонии смогли вздохнуть с облегчением и приступить к строительству мирной жизни. Культура национальных меньшинств стала быстро развиваться, чему способствовал демократичный дух конституции.



Как и сегодня, тогда конституция гарантировала каждому национальному меньшинству право на культурную автономию. В 1925 году появилась немецкая культурная автономия, в 1926-м — еврейская. В 1927 году издавалось восемь русскоязычных газет и три журнала.



Спасаясь от красного террора, в Эстонию приехало много представителей старой русской интеллигенции, большое количество военных специалистов, принявших самое активное участие в налаживании работы военных училищ Эстонии. В целом эти люди были лояльны к эстонскому государству, многие из них выучили государственный язык и стали гражданами Эстонской республики.



После оккупации в 1940 году эстонская элита подверглась беспрецедентным репрессиям. Русская культурная элита была записана во «враги народа».


В том числе и этой теме посвящена книга «Отвергнутые воспоминания», которую написала Имби Паю, теперь она издана и на русском языке.



В предисловии Имби Паю пишет, что тогда в Эстонии проживало более 90 000 русских, а профессор Сергей Исаков вспоминает о печальной судьбе русских в сталинские времена: культурная элита пала жертвой репрессий, некоторым ее представителям пришлось эмигрировать на Запад, а в советское время тема «Русские в буржуазной Эстонии, их культура и литература» находилась фактически под запретом.



История борьбы за независимость, память о той Эстонии, которою мы потеряли, является, безусловно объединяющим фактором и сейчас. К сожалению, об этом говорится очень мало и крайне эпизодично.



Осталось очень мало потомков довоенных русских Эстонии, которые могли бы рассказать о судьбе русских людей того времени.



В советское время в нашу страну прибыли десятки тысяч мигрантов из самых разных уголков СССР. Вероятно, для большинства из них эта память ничего не значит, ностальгия по Советскому Союзу им ближе.



Однако русскоязычная молодежь — это та часть русскоязычной общины, которая свободна от груза советского прошлого и сейчас ищет свою идентичность. На этом пути на нее оказывают давление пропаганда и страхи, которые не являются страхами молодых.



В частности, страх высказывать свое мнение очень пагубен для развития демократии. Когда я слышу, что взрослые люди, будь то в школе или дома, запрещают молодому человеку честно высказывать свою позицию, то я сразу понимаю, что эти взрослые люди до сих пор не освободились от страха советского прошлого. Тогда говорить честно было нежелательно и опасно. Почему молодое поколение должно страдать, испытывая схожие страхи?



Для молодых людей опыт их ровесников, которые пошли защищать Эстонию в 1918 году, должен служить примером готовности отстаивать свободу своей страны, если это понадобится.



Или поступок хаапсалуских ребят, которые передавали в 1939 году в Ханко информацию о советской авиации, поднимавшуюся с баз в Западной Эстонии, чтобы бомбить Финляндию. Думаю, что тогда была спасена не одна жизнь.



Сейчас речь уже не идет о вооруженных столкновениях (хотя и это не исключено), мы живем во времена информационных и идеологических войн, в которых каждый вынужден выбирать свою сторону.



Таким образом, осознание ценности свободы и цены, которую мы за нее уплатили, могут и должны лечь в основу единого общества. Мы должны помнить тех, кто заложил прочный фундамент современной демократической Эстонии. Теперь все меньшинства имеют возможность сохранять свою культуру и язык, нет цензуры и репрессий — все эти блага принадлежат всем нам.



А владение государственным языком — показатель элементарного уважения к своей стране. Я убежден, что тот, кто не уважает свою страну, не уважает и себя. Какие перспективы могут быть у такого человека?



Хочется надеяться, что через некоторое время ни у кого не будет возникать вопроса, почему я должен учить эстонский язык. Давайте чаще говорить «мы», а не «они», давайте замечать то общее, что дала нам история. Так мы возродим ту Эстонию, которую потеряли.

НАВЕРХ