Осиновский: разговоры о чувствах русских избирателей к Сависаару — ерунда

Член Рийгикогу от Социал-демократической партии Эстонии Евгений Осиновский несколько лет работал для того, чтобы переломить единовлас­тие Центристской партии в Ида-Вирумаа. На нынешних выборах он собрал в Нарве наибольшее количество голосов, однако на этот раз его партия так и не смогла забрать у центристов бразды правления городом.

ФОТО: Карли Сауль

Член парламентской фракции Социал-демократической партии (СДП) Евгений Осиновский (27), получивший на местных выборах в Нарве лучший результат, говорит, что у большинства русскоязычных избирателей в Таллинне никаких особых чувств к Центристской партии и Эдгару Сависаару нет.

Результаты выборов по Социал-демократической партии свидетельствуют, что в Нарве вы смогли получить какое-то количество голосов, до сих пор принадлежавших центристам. Как вам это удалось?

Думаю, что мы создали сильную команду, которая смогла убедить людей, что правление города Нарвы нуждается в переменах. Мы смогли донести это до электората достаточно убедительно, поэтому и за нас проголосовало более трети избирателей.

К сожалению, большинства голосов в горсобрании на этот раз мы не получили, поэтому назвать это настоящей победой нельзя. Однако, в любом случае, мы сделали решительный шаг вперед в ситуации, когда Центристская партия массированно использовала административные ресурсы и другие нечестные приемы кампании.

В Таллинне подобных изменений не произошло, и оппозиция в итоге потеряла в горсоб­рании два места. Что в избирательной кампании социал-демократов пошло не так?

Ситуация в Таллинне и Нар­ве различаются кардинально. В Нарве никто «не ставил нам вилку», как это делали в Таллинне с обеих сторон Партия реформ и Центристская партия. Одной из основных тем последних недель предвыборной кампании стал национальный вопрос, в котором Центристская партия использовала тактику запугивания избирателей.

Социал-демократы годами придерживались четкой позиции, что противостояние общин нужно прекратить, а также вести такую политику, которая была бы приемлема абсолютно для всех жителей Эстонии. Увы, подобная ра­зумная и прагматичная позиция, сближающая общины, — это не то, что помогает в угаре предвыборной кампании прий­ти к власти.

Что касается неудач нашей избирательной кампании в Таллинне, то более серьезный анализ еще предстоит сделать, однако ясно, что мы не смогли до конца придерживаться той позиции, согласно которой мы ведем диалог со всеми избирателями и представляем интересы как русскоязычного, так и эстоноязычного электората.

Одна из проблем нашей партии заключается в том, что в списках, к сожалению, довольно мало русских кандидатов — это, безусловно, является одной из причин, почему наши результаты по Таллинну были такими скромными.

Что нужно было сделать иначе, чтобы составить конкуренцию Центристской партии в борьбе за русскоговорящих избирателей?

Довольно сложно быть партией, которая старается вести диалог и с одними, и с другими. Это неизбежно приводит к обвинениям как со стороны Центристской партии — будто бы мы марионетки правых, так и со стороны правых партий — что мы марионетки центристов.

То, что на самом деле мы ведем разумную политику в интересах всего эстонского общества, наши конкуренты замечать не хотели. К большому сожалению, на нынешних выборах нам «ставили вилку» не один раз и мы не смогли от этого уйти.

Что касается правых партий, то последние шесть лет они, к сожалению, не хотели общаться с русскоязычными избирателями, за исключением двух месяцев перед выборами, когда некоторые предвыборные брошюры переводились на русский язык. Разу­меется, это совсем не то, что может привлечь русскоязычного избирателя.

Предвыборная брошюра может быть и на русском языке, но если некий министр однажды назвал русских оккупантами, то ясно, что в такой ситуации люди не выберут эти партии. Этим партиям необходимо сделать выводы о том, как они общаются со своими избирателями.

То, что партия премьер-министра (Партия реформ. — Ред.) ни в одном из городов Ида-Вирумаа не представила своих избирательных спис­ков, демонстрирует, что на самом деле они по сути махнули рукой на третью часть эстоноземельцев. Это также явилось одной из причин, почему результаты выборов в Таллинне были такими плохими — как для них, так и в целом.

Какой же урок можно из всего этого извлечь? То, что следует последовательно заниматься русскоязычными избирателями и стараться как можно больше привлекать их к сотрудничеству?

Да, но «заниматься» не означает, разумеется, кормить своей политической пропагандой, а говорить с людьми на их языке, то есть на русском. И еще важнее говорить об их проблемах, которые волнуют самих людей.

Правые партии четко продемонстрировали полное нежелание рассматривать проблемы, остро волнующие и затрагивающие треть общества, будь то русскоязычное образование, политика в сфере гражданства или что-то другое.

По сути не было никаких дебатов, и причина состоит  в том, что у этих партий отсутствовал какой-либо политический предвыборный интерес к данной группе избирателей. А это именно то, с чего следовало бы начинать.

Когда говорят о некоем фанатизме русских избирателей или религиозных чувствах к Эдгару Сависаару, это полная ерунда. У большинства русскоязычных людей нет никаких глубоких чувств ни к Центристской партии, ни к Эдгару Сависаару.

В ситуации, когда показатели относительно чувства уверенности русскоязычных жителей Эстонии — как в социальном, так и физическом плане — значительно ниже, чем у эстонцев, одна партия может запугивать своих избирателей тем, что, мол, если вы нас не выберете, вас вышлют из страны — и это, естественно, их мобилизует.

Следовательно, не в ходе избирательной кампании, а в повседневной политике надо заниматься тем, чтобы обеспечить в Эстонии социальное равенство между эстонцами и русскими и чтобы политические манипуляции подобного типа стали невозможны.

НАВЕРХ