Улица Белы Куна

Jaan Kaplinski

ФОТО: Sille Annuk

Мне понятна популярность Сталина в России. Он был руководителем государства-победителя в Великой Отечественной войне, когда русский народ на самом деле боролся за свое существование и победил опаснейшего врага.

То, что политика Сталина – особенно направленный против крестьянства террор, официально называемый «коллективизацией», и уничтожение большей части командного состава Красной армии, – катастрофически снижала обороноспособность страны, часто не доходит до простого человека, родители или прародители которого сражались с врагами отечества, будь то внутренними или внешними. Как и факт коллаборационизма населения в некоторых районах страны, и массовое дезертирство, и сдача в плен бойцов.

Следует помнить, что ничего подобного не было во время Первой мировой войны: не было ни русских, ни эстонцев, ни латышей, перешедших на сторону немцев и сражавшихся против Русской императорской армии.

Полуправда-полуложь

Отношение к Сталину отчасти символично: в нем проявляются противоречивость нынешней ситуации в России и ближнем зарубежье и раскол в общественном сознании. В самом деле Сталин – это просто некий знак отношения людей к своей стране, ее истории. В частности к большевикам, к коммунистической идеологии, до сих пор имеющей немало последователей в России. Происходит это, вероятно, во многом благодаря тому, что Сталину и его преемникам удалось смешать большевистскую идеологию с патриотическими чувствами самой крупной национальности СССР. Хотя это и оттолкнуло многих представителей меньшинств и создало предпосылки как для развала государства, так и, кроме всего прочего, для конфликтов и недоразумений, которые сегодня затрудняют совместную жизнь двух общин в Эстонии. И мне кажется, эти недоразумения, ложь и полуправда не преодолены в России до сих пор. Как, между прочим, и противоположные ложь и полуправда в эстонском общественном сознании.

Меня крайне неприятно удивило, когда я, будучи в Петербурге, в одном справочнике заметил улицу Белы Куна. Так совпало, что незадолго до этого я прочел книгу Ивана Шмелева «Солнце мертвых» и воспоминания Ивана Бунина. Так что я знаю, что натворили в Крыму Бела Кун, Роза Землячка и их сподвижники: я ознакомился с информацией о красном терроре в Крыму, где, согласно достоверным источникам, большевики убили около 52 тысяч человек, главным образом военнослужащих армии Врангеля, поверивших в большевистские обещания амнистии. От голода умерли более 100 тысяч человек.

Кстати, хорошо бы перевести книгу Шмелева на эстонский язык – как доказательство того, что в действительности больше всех от коммунистов пострадали отнюдь не прибалтийские народы.

Да, я еще как-то могу понять людей, почитающих Сталина. Но мне трудно понять людей, которые противятся изменению названий улиц, областей, населенных пунктов, названных именами красных палачей-фанатиков вроде Белы Куна или Розы Землячки. Или люди просто не замечают, а то и не знают, кем были эти деятели?

Впрочем, я думаю, что имена Ленина и Свердлова должны быть знакомы очень многим гражданам РФ. Личная роль Якова Свердлова в расстреле царской семьи хоть и не доказана, но крайне вероятна. И тогда тем более поразительно, что до сих пор город Екатеринбург, где возведен Храм на крови и памятник умерщвленным Романовым, является административным центром… Свердловской области! Все это напоминает нам, что Россия пока еще толком не вышла из переходного периода, начавшегося во времена хрущевской оттепели, когда некоторые злодеяния большевиков были преданы гласности.

Предателям – предательство

Впрочем, по-моему, Хрущев действовал в стиле некоего «сталинизма с человеческим лицом», сваливая преступления, о которых осмеливались говорить, на Сталина и таким образом защищая компартию, систему и вообще идеологию от критики. Так же, как Сталин взваливал неудачи системы на плечи своих бывших соратников.

В некотором смысле такая политика продолжается. Сталина критиковали, его преступления осуждали и Путин, и Медведев, но официальной оценки большевизму со всеми вытекающими выводами до сих пор нет. В Петербурге сохранилась улица Куна, в Екатеринбурге одновременно стоят памятники царю и его убийце Свердлову. Памятника другу Свердлова – Троцкому – в России, насколько мне известно, нет. Считается ли он все еще врагом народа?

Так обстоят дела в России. В Эстонии же, где Сталина априори приравнивают к Гитлеру, о злодеяниях большевиков на территории России мало что знают и пишут. И вряд ли много знают о русских, украинских и других лесных братьях, боровшихся с раскулачиванием или «расказачиванием».

Не могу избавиться от впечатления, что для русских и эстонцев государство важнее человека. Справедливая война – это скорее война за человечность, за свободу и достоинство людей, а не за государственность, называем мы это государство отечеством и родиной или нет. Государство, не относящееся к своим гражданам-жителям по-человечески, никак не может быть родиной-отечеством, за которое стоит умереть или убивать других. В таком государстве нет недостатка в перебежчиках, предателях, невозвращенцах, мятежниках и инакомыслящих.

Недостаток человечности начинается там, где живущих в одной стране людей делят на «своих» и «не совсем своих». Как когда-то делили на православных и иноверцев, русских и инородцев, а потом – на пролетариев и эксплуататоров. Или на эстонцев и неэстонцев, граждан и неграждан. В крайнем случае этих «не своих» просто считают врагами, коих надо разоблачить, обезвредить и уничтожить. Чем в разные времена занимались различные органы и организации, будь то опричнина или ЧК.

Целью этих органов была безопасность государства. Но своей цели они в конечном итоге не достигали, даже наоборот: попытки обеспечить безопасность страны ценой отказа от человечности, безопасности людей чаще всего заканчиваются крахом, смутой, геополитической катастрофой или потерей государственности и независимости, которые стали самоцелью.

НАВЕРХ