Золотая Маска в Эстонии»: О-й, Онегин, Чаплин и другие

От дешевого кабака до «Оскара»: петербургский Театр музыкальной комедии расскажет о жизни Чаплина.

ФОТО: Pm

В программке теа­трального фестиваля «Золотая Маска в Эстонии», который пройдет в Таллинне с 12 по 20 октября, рассказывается о четырех спектаклях, однако, по словам директора фестиваля Светланы Янчек, на деле спектаклей будет все-таки пять.

Пятым станет спектакль «Вятлаг» в постановке вятского режиссера Бориса Павловича – в 2008 году он ставил в Русском театре спектакль «Соль» по мотивам «бронзовых ночей», а до того руководил театральным проектом «Мы, русские». Павлович занимается документальным театром; «Вятлаг» – это история латышского крестьянина, основанная на его лагерных записках. Спектакль будет показан бесплатно в рамках учительского семинара, который «Золотая Маска в Эстонии» готовит совместно с Центром русской культуры, причем помимо учителей на постановку смогут прийти все желающие.

Радикально и еще радикальнее

В этом году на фестивале «Золотая Маска в Эстонии» Питер впервые победил Москву: спектаклей из Санкт-Петербурга два, а из столицы РФ – только один. Еще одна постановка приедет к нам практически с другого конца земли – из Новосибирска: «Онегин» режиссера Тимофея Кулябина (театр «Красный факел»). Имя Кулябина многим из нас знакомо по новостям – именно он поставил не так давно скандальнейшего «Тангейзера», который был сыгран всего четыре раза, после чего под давлением верующих, чувства которых были вроде бы оскорблены, переработку оперы Вагнера показывать перестали, директора теа­тра уволили и так далее.

«В известной мере “Онегин” – тоже смелая постановка, но с глубоким уважением к автору, – говорит Янчек. – Если говорить о тексте, он почти не изменен. Добавлены две сцены: в одной есть прозаическое поздравление, в другой Онегин рассказывает о своей деревенской жизни – точнее, пишет о ней в блоге...»

Действие романа в стихах перенесено в наше время – оказывается, описанная Александром Сергеевичем ритуальность урбанистического образа жизни вполне применима к современности. В первой половине спектакля герои не разговаривают – фактически мы видим пантомиму под стихи Пушкина, читаемые одним из актеров, и музыку.

«Кулябин, на мой взгляд, первым из молодых художников высказался через этот спектакль о своем поколении, – добавляет Янчек. – Он доказал, что умеет подчинять себе большое пространство сцены и большие формы вроде “Евгения Онегина”». Спектакль получил две премии «Золотая Маска» – «Лучшая работа художника по свету» и специальную премию жюри драматического театра.

«О-й. Поздняя любовь» в постановке Дмитрия Крымова (Школа драматического искусства, Москва) – переосмысление пьесы Островского (он любил подписывать тексты пьес, сокращая собственную фамилию до двух букв), причем еще более радикальное, нежели «Онегин» Кулябина.

«Это Крымов, а значит, аналогов в российском театре нет, – уверена Янчек. – Более того, и предтеч тоже нет! Крымов – прежде всего художник, для него важен визуальный образ спектакля, при этом он сохраняет и традиции русской психологической школы... Один критик написал об этом спектакле: текст тот же, Островского, но такое впечатление, что все буквы пустились в пляс. Это очень смешная постановка, очень ироничная, попросту лихая!»

Спектакль «О-й. Поздняя любовь» замечателен еще и тем, что в нем есть прекрасные сцены драк, которые безумно трудно поставить на теа­тральной сцене.

Великий Немой танцует и поет

Третий «классический» спектакль на нынешней «Золотой Маске в Эстонии» – «Все мы прекрасные люди» (Театр им. Ленсовета) в постановке Юрия Бутусова по «Месяцу в деревне» Тургенева. В прошлом году наш зритель мог видеть бутусовского «Доброго человека из Сезуана» по Брехту, но «Все мы прекрасные люди» – постановка совершенно иная. Прежде всего потому, что изначально ее ставил не Бутусов, а другой известный российский театральный режиссер – Евгений Марчелли. По семейным обстоятельствам он вынужден был прекратить работу над спектаклем на полпути, и Юрий Бутусов закончил его за 12 дней.

«Вписаться в творческий метод очень сложно, особенно если речь идет о профессио­налах такого уровня, – комментирует Янчек. – В итоге первый акт получился больше в стилистике Марчелли, а второй – в стилистике Бутусова, который воспринимает жизнь куда более мрачно». Спектакль не номинировался на «Золотую Маску», однако и Марчелли, и Бутусов являются обладателями этой награды.

Но не только русской классикой жива «Золотая Маска»: мюзикл «Чаплин» ставила с питерским Театром музкомедии творческая бригада с Бродвея во главе с режиссером Уорреном Карлайлом. Как ни странно, американский мюзикл, перенесенный на русскую сцену один в один (иного обычно не позволяют условия контракта), смотрится прекрасно. Светлана Янчек считает, что причина – в самой истории. Бродвейский мюзикл рассказывает о жизни Чаплина начиная с первого появления на сцене рядом с мамой и заканчивая красной дорожкой к «Оскару». Между этими событиями – и гениальные фильмы Чарли Чаплина, и его многочисленные жены, и участие в политике, и фактическое изгнание из США за «красные» взгляды, и краткое, но триумфальное возвращение. В такой истории русскому актеру есть где развернуться.

В мюзикле занято 130 человек. Почти все места на него проданы, однако вскоре в продажу поступят дополнительные билеты. «Чаплин» получил в этом году три «Золотые Маски»: за лучший спектакль в оперетте/мюзикле, лучшую женскую и лучшую мужскую роли.

НАВЕРХ