Олег Жемчугов стремится найти гармонию

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Одна из последних работ Олега Жемчугова — проект здания Эстоно-Американской бизнес-академии, которое будет расположено рядом с храмом в Ласнамяэ, для архитектора это настоящий подарок: здания различны по архитектуре, но схожи по своему гуманитарному направлению. Сейчас начало и ход строительства — вопрос времени и денег.

ФОТО: Михкель Марипуу

Если бы архитектор Олег Жемчугов, стоявший у истоков строительства района Ласнамяэ, в свое время уехал учиться в Петербург, в Таллинне не было бы Ласнамяэской «канавы», Казанская церковь была бы снесена, а храм в Ласнамяэ проектировал бы кто-то другой.

Имя Олега Жемчугова, работающего ныне архитектором-организатором земельного планирования в Пыхья-Таллиннской управе, прежде всего связывают с Ласнамяэ — он является одним из авторов генерального плана застройки этого района, а чтобы в свое время уговорить Совмин на строительство Лаагна теэ в ее теперешнем виде, пришлось пойти на уловки.

С этим районом Олега Жемчугова связывают и сов­ременные проекты — строящийся православный храм, бюст Патриарха Алексия II, который предполагается установить возле храма, ждет своего часа и новое здание Эстоно-Американской бизнес-академии. Более того, Жемчугов совершил здесь свой первый прыжок с парашютом.

«Я всю жизнь занимался экстремальными видами спорта — прыжки с парашютом, прыжки в воду, ралли. И мой первый прыжок с парашютом как раз случился в Ласнамяэ, там был военный аэродром, мне тогда было где-то 17 лет.

Я почти не боялся, был готов психологически, правда, готовился очень смешно — ночью ходил по кладбищу, лазил по каким-то стройкам, тоже ночью, чтобы перебороть страх», — смеется Жемчугов и, добавляя, что из любимых спортивных увлечений сейчас остался только волейбол, показывает множество бронзовых, серебряных и золотых медалей.

По словам Олега Жемчугова, когда он заканчивал Эстонский художественный институт, теперь это Эстонская художественная академия, его первый учитель Март Порт забрал его в ведущий проектный институт «Эстонпроект».

Первый столичный район, который довелось проектировать Жемчугову, — мик­рорайон Келдримяэ в центре города, при проектировании которого ему удалось спасти Казанскую церковь.

«Тогда улица Лийвалайа только проектировалась и, согласно проекту, Казанская церковь шла под снос. Я постарался сделать все, чтобы сохранить церковь», — рассказывает Жемчугов.

Пошли на уловку
«Изначально, по генплану, в Ласнамяэ вместо нынешней «канавы» предполагались широкие магистрали, дома должны были находиться на большом расстоянии от дорог, поскольку уровень шума был высок. Это была огромная трата территории.

Март Порт предложил сделать углубленные магистрали, создав таким образом защиту от шума. Мы загорелись этой идеей, оставалось только убедить верхи», — вспоминает архитектор, который, работая над планировкой Ласнамяэ, также проектировал районы Пярну и Тарту.

Образцом для них был пример американских городов, где края углубленных дорог шли с откосом, а у нас была возможность сделать откосы-стенки.

«Когда нужно было доказать свое мнение, нам пришлось обмануть Совмин — мы сделали доклад о том, что вынутый щебень и плитняк используем, хотя на самом деле знали, что этого не будет. Совмин попался на эту уловку», — рассказывает Жемчугов.

В дальнейшем он также занимался проектированием микрорайонов Ласнамяэ, однако незадолго до перестройки отказался проектировать Ласнамяэ. По его словам, из-за экономии средств постоянно повышались союзные нормы плотности застройки — строить дома надо было ближе друг к другу, выше и выше. Проектировать такую «жизненную среду» он наотрез отказался.

Впрочем, и в новое время Жемчугов связан с Ласнамяэ — в марте 2005 года был завершен конкурс на эскизный проект православного храма в Ласнамяэ, победителями которого стали Олег Жемчугов, Николай Дятко и Евгений Коломейкин.

А в феврале 2011 года по результатам конкурса идей для памятника Патриарху Алексию II авторами лучшей работы оказались Олег Жемчугов и Александр Литвинов. Бюст Патриарха Алексия II, который сейчас ожидает разрешения на строительство, предполагается установить возле православной церкви.

«Мы выиграли этот конкурс только потому, что у нас не просто бюст, а целый комплекс — символическая комната, сам бюст стоит на постаменте из черного гранита, символизируя черную рясу фигуры Патриарха, есть освещение. В архитектуре ничего не создать, если не вкладывать в проект душу», — отмечает Олег Жемчугов.

Одна из его последних работ — проект здания Эстоно-Американской бизнес академии, которое будет расположено рядом с храмом в Ласнамяэ. «Это здание, площадью 14 000 квадратных метров, — для меня настоящий подарок, ведь мне выпала возможность проектировать рядом с православной церковью суперсовременное здание, совершенно отличное от церкви по архитектуре, но со схожим гуманитарным направлением».

В 1990-е годы Жемчугов создал Архитектурный фонд Эстонии, провел первую архитектурную триеннале Северных стран, после чего стал учредителем первых архитектурных бюро. Его бюро, в котором он работал до прошлого года, в прошлом месяце отметило свое 20-летие.
«Когда меня в прошлом году пригласили работать в управу Пыхья-Таллинна, я решил, что раз двадцать лет не ходил на работу, а был свободным художником, то пора пойти на работу, я соскучился по людям, по общению. Мне эта работа интересна, в Пыхья-Таллинне много неосвоенных территорий, особенно у морского побережья».

«Например, Коплиские линии — шикарная территория для будущих жителей, но все упирается в деньги, эта земля требует больших инвестиций, и не очень выгодных, а наши бизнесмены ищут выгоду во всех проектах. Если архитектор должен создать гармоничное пространство, то бизнесмен — пытается извлечь выгоду, отсюда и конфликты», — добавляет Жемчугов.

Улица для жизни
Архитектором Олег Жемчугов мечтал стать с детства, по его словам, в 10-12 лет он еще толком не понимал, что означает эта профессия, но само слово «архитектор» ему нравилось.
«Если бы мне не платили за работу, я бы все это делал бесплатно, я и сейчас многое делаю  бесплатно, просто потому, что получаю от этого большое творческое удовлетворение. Иногда, например, делаю эскизы некоторым коллегам», — говорит он.

Олег Жемчугов поступил в институт, совершенно не зная эстонского языка и, по его словам, первые два года на лекциях не понимал ние слова, но все равно окончил вуз с отличием.
«Я учился в русской школе, потом окончил русский техникум, потому что собирался поступать на архитектора в Санкт-Петербурге, но меня уговорили остаться и попробовать поступить в Таллинне. Наверное, если бы я уехал в Петербург, то там и остался бы».

Сейчас Олег Жемчугов лелеет мечту организовать пространство на некоторых столичных улицах по принципу, который распространен на Западе. По его словам, там на улицах с небольшим движением стирается грань между пешеходом и автомобилем, как физически, так и в сознании водителя и пешехода.

«Улица превращается в место проведения досуга жителей соседних домов, там нет тротуаров, проезжей части, машины движутся вместе с пешеходами, велосипедами, колясками. И когда машина попадает на такую улицу, она может ехать со скоростью два километра в час, приостанавливаться, и все относятся с уважением друг к другу», — объясняет Жемчугов.

Олег Жемчугов

• Родился 1 апреля 1945 года в Таллинне.
• Архитектор, окончил Эстонский художественный институт.
• Работал над планировкой микрорайнов Ласнамяэ, архитектор храма иконы Божией Матери «Скоропослушница» в Ласнамяэ и храма Святой Троицы в Тюри.
• Женат, трое детей и трое внуков.



 

    НАВЕРХ