Две истории: не оказывая сопротивления, агрессора не остановить

В трети случаев насилия ребенок является прямой или косвенной жертво, даже если он был лишь свидетелем происходящего.

ФОТО: imago stock&people/Scanpix

Консультанты и добровольцы женских приютов знают тысячи историй, которые объединяют ревность, контролирующий и агрессивный мужчина и женщина, готовая ради детей терпеть до тех пор, пока в один прекрасный момент не утратит последнюю надежду что-то изменить, пишет Postimees.

Выход из такой ситуации может оказаться дорогой долгих страданий. Руководитель приюта для страдающих от насилия женщин Юлле Кальвик рассказала две истории, которые, по ее словам, являются типичными. Имена и обстоятельства изменены, но редакции они известны.

Правила поведения и «наказания»

Имеющая высшее образование Лийна прихала в маленький город работать учителем, вышла там замуж за хорошего работящего мужчину Марта, вскоре у них родился сын. Купили квартиру, а вскоре после рождения второго ребенка, дочери,  Лийна нашла работу по специальности в Таллинне, на окраине которого они в кредит купили маленькую квартирку. Когда Март на какое-то время остался безработным, усугубилась его ревность и он начал контролировать ведущую активную рабочую жизнь Лийну. Он написал для жены «правила поведения приличного человека», потребовав точного их исполнения, а в случае нарушений «наказывал» ее. Позже он нашел работу, но жизнь жены начал контролировать еще больше.

Владеющей иностранными языками Лийне время от времени нужно было сопровождать зарубежные делегации до позднего вечера. Однажды, когда ее привезли домой на машине и коллега обнял ее в знак благодарности за хорошую работу, это вывело из себя смотревшего в окно мужа, который «наказал» жену жестоким избиением. Прежние более легкие стычки Лийна терпела, внушая себе, что сама дала для них повод, поскольку недостаточно точно выполняла предписания мужа.

Лийна ушла с хорошо оплачиваемой должности и нашла работу, с которой можно было возвращаться пораньше, но муж завел любовницу, у которой часто оставался ночевать. Лийна потребовала развода, а Март не согласился, продолжая контролировать жену и наказывать ее физически за нарушения правил.

У Лийны хорошие отношения с сыном, а дочь стоит на стороне отца, что еще больше усложняет процесс развода. Теперь ее начали консультировать в приюте, и она надеется все же расторгнуть брак, длившийся 20 лет.

Контроль и постановочные попытки самоубийства

Криста – спортивная, имеющая конкретные установки и ясное понимание жизни женщина раннего среднего возраста. С мужем и отцом двух ее детей, они прожили больше десяти лет, а познакомились на корпоративе в учреждении, в котором оба работали. Родились дети, а родители взяли кредит и начали строить дом под Таллинном.

Вскоре муж начал проявлять агрессию, не скрывая ее и в присутствии детей. Муж по характеру контролирующий, подчиняющий и любящий риск. В результате на работе у него возникли серьезные проблемы, которые привели к увольнению. В течение нескольких лет он не работал, перебивался случайными заработками, а Криста старалась его поддерживать. Но агрессивное поведение мужа с годами только усугублялось.

Когда муж уехал на заработки в Финляндию, Криста поняла, что без него ей намного легче и спокойнее. Она начала свободнее общаться и с сослуживцами, и в интернете,  а муж узнал об этом и установил на компьютере и смартфонах членов семьи ведущие слежку программы.

Однажды после серьезной ссоры и физического насилия Криста убежала с детьми к соседям, куда муж пришел за ней с оружием, а потом разделся и стоял на берегу реки у дома, угрожая самоубийством. Такое он проделывал несколько раз и на глазах у детей, а еще запирал жену под замок, унижал ее, часто бил. В итоге Криста переехала, в чем ее поддержали родственники. Заявление в полицию она еще не подала, поскольку хочет забрать сына и пока что собирает доказывающий агрессивность мужа.

Из совместного дома Криста ушла с пятилетней дочерью, а десятилетний сын остался с отцом. Криста считает, что муж опасен для ребенка, поскольку мальчик боится отца, а в доме есть оружие. Внезапная агрессивность отца проявлялась в присутствии детей, и это оставило след на их психике, особенно повлияв на сына. Эта история еще не окончена.

НАВЕРХ