Коронавирус у ребенка перевернул жизнь многодетной семьи вверх дном

В карантине Карл коротает досуг за компьютерными играми.

ФОТО: Erakogu

Кадри с супругом держат маленькое кафе. Месяц назад жизнь женщины, ожидающей четвертого ребенка, перевернулась с ног на голову. Сначала пришлось закрыть кафе, служившее семье источником дохода. Потом у шестилетнего сына Карла диагностировали коронавирус, из-за чего Кадри пришлось переехать из собственного дома на 28-й неделе беременности, пишет Pärnu Postimees.

Имена героев этой истории изменены, поскольку далеко не все люди понимают, что заболевший не виноват в том, что заразился, он просто стал жертвой пандемии. Сама Кадри говорит, что ей повезло, поскольку община их поняла и поддержала: спрашивают, как дела у Карла, как здоровье еще не рожденного ребенка и самой матери, как им можно помочь.

Где ребенок подхватил инфекцию, Кадри до сих пор не знает.

Все дети в семье сразу же перестали ходить в школу и садик, как только это было рекомендовано и школы закрыли. В последний раз в образовательных учреждениях они были 13 марта (в тот день в Пярну были обнаружены первые два зараженных коронавирусом). Никто из членов семьи не был за границей.

Кадри вспоминает, что в начале марта у мужа и старшего ребенка, сына-подростка, был кашель. Младшие дети и она сама оставались здоровы.

Семья не посещала во время чрезвычайного положения ни друзей, ни мероприятия. Вместе они выходили кататься на велосипедах и гуляли по тропам здоровья Раэкюла. Неделю просидели дома, а в субботу, 21 марта, совершили совместную поездку на велосипедах, поскольку Карлу как раз купили новый.

В субботу вечером у Карла появился сухой кашель, детский сироп от него не помог. Вскоре у мальчика поднялась температура до 39,7 градуса. Она подскочила в считанные минуты.

Испуганная мать пыталась позвонить на линию семейных врачей 1220, но не пробилась. Затем она стала звонить на 112 и получила совет дать ребенку жаропонижающее. На всякий случай на дом отправили бригаду скорой помощи. Медики в защитной одежде измерили у Карла температуру и решили забрать мальчика в больницу. Поскольку Кадри ждет ребенка, было решено, что с сыном поедет отец.

В ЭМО у Карла взяли анализ крови и мочи и сделали тест на коронавирус. Странным образом от температуры не осталось и следа. Поскольку показатели крови и мочи были в порядке, папу с сыном отпустили домой.

В тот же вечер около восьми часов матери позвонили из больницы: коронатест Карла оказался положительным! Дома у ребенка вновь поднялась высокая температура. По словам Кадри, она не забудет то чувство, которое овладело ею после этого: неизвестная болезнь и сын с высокой температурой, сама на 28-й неделе беременности. Кадри проконсультировалась по телефону с ЭМО и врачом-инфекционистом. Ее попросили следить, если у ребенка возникнут проблемы с дыханием, и посоветовали в начале новой недели связаться с семейным врачом. Прежде чем она успела это сделать, ей позвонили из Департамента здоровья, от семейного врача и из больницы, и дали направление на коронатест в пункт drive-in. Остальных членов семьи на тест не направили.

Кадри узнала результат теста на следующий день. Отрицательный.

Пришлось подумать о еще не рожденном ребенке. Кадри замечает, что их семье повезло, поскольку у них было целых два варианта, как разъехаться. Отец Кадри работает в Финляндии, и его квартира в Пярну пустует, поэтому женщина взяла маленькую дочку, попрощалась с мужской половиной семьи и переехала на отцовскую квартиру.

За больным Карлом дома стал ухаживать отец, там же остался на домашнем обучении сын-подросток. Все трое остались на полном карантине. Кадри сообщила в Департамент здоровья о людях, с которыми члены семьи контактировали в течение предшествующих недель, и сама оповестила знакомых.

На окошке Карла бумажная живность, которую смастерила его маленькая сестренка.

ФОТО: Erakogu

С начала апреля задачей Кадри, вышедшей в декрет, стали походы в магазин за покупками для всей семьи. Между собой они тесно общаются по видеосвязи,  а в жизни мать в маске и с продезинфицированными руками носит продукты мужу и детям, находящимся на изоляции.

«Разлука – это тяжело. Карл в маске подбегает ко мне, когда я приношу продукты, и я не могу запретить ему обнять маму – ему трудно понять, почему мама не живет дома. Мы постоянно ему объясняем», - в голосе матери слышится безутешная грусть. Но вместе с тем хорошо, что температура у Карла спала уже на следующий день, а в борьбе с кашлем помогает ингалятор.

На карантине Карл смотрит мультики и играет на приставке. Правда, пульт ему приходится делить с папой и братом. «Мы пару дней прожили отдельно, когда Карл выразил свои чувства», - рассказывает Кадри. «Я хочу жить с мамой! Почему я не могу играть со свой маленькой сестренкой?»

«Конечно, мальчик расстраивается, что нельзя покататься на новеньком велосипеде, поиграть во дворе или с друзьями», - описывает Кадри эмоции своего сына под домашним арестом, в то время как на улице светит весеннее солнце.

Папа присматривает за распорядком дней сыновей, чтобы у них не возникла зависимость от телевизора и компьютера: однажды ведь придется вернуться к нормальной жизни. У Кадри тоже есть свои приемы для формирования привычек ребенка. «Карл каждый день получает предложение, которое он должен пять раз переписать своей рукой, без этого его не пускают к телевизору. И вечером ему надо прочитать один рассказ из книги «365 рассказов». Эти обязанности были у дошкольника и до карантина.

Мужчины, к облегчению матери, прекрасно справляются самостоятельно, и ее жизнь не стала сложнее. «У меня на редкость замечательный муж, который готовит, убирает и управляется со стиральной машиной, - нахваливает его Кадри. – Он пошучивает над ситуацией: сегодня я убрал 20 сантиметров, больше не могу, а то дома работа кончится!»

Кадри сейчас приходится чуть больше заботиться о себе, поскольку уже в июне ей рожать. «Все плановые визиты к врачу отменены, к счастью, я успела еще до чрезвычайного положения сходить на ультразвук, где плод проверяется на сидром Дауна, - рассказывает опытная мама, которой кажется, что нынешняя беременность протекает чуть сложнее прежних. – Все время нехорошо и изжога. Я не нытик, но ничего не могу с этим поделать».

Кадри напоминает читателям, что к кризису не стоит относиться легкомысленно и своим беспечным поведением подвергать жизнь сограждан опасности. Она уверена, что на самом деле никто не хочет, чтобы заболели его дети, родители или он сам. А убеждение «грипп хуже» быстро проходит.

«К сожалению, никто из нас не знает об осложнениях после коронавируса, потому что болезнь совсем новая», - беспокоится мать и за своего сына, и за всех остальных.

В то же время Кадри беспокоится за семейный бизнес. «Мы мелкие предприниматели, но деньги за товар мы тоже заплатили, - констатирует она. – Никто не знает, что будет в этом сезоне. Когда чрезвычайное положение кончится, доходы людей станут меньше, возникнут финансовые трудности и другие необходимые расходы. Возможно, и долги. С иностранными туристами то же самое: когда еще они осмелятся вновь путешествовать?»

Вопросов у Кадри больше, чем ответов, но все же сейчас она сосредоточена на главном: на семье.

НАВЕРХ