Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

А мужчины всё говорят

Все еще говорящие мужчины и примкнувший к ним приятель Камиля Паша (Алексей Макаров, слева), уже не вяжущий лыка. ФОТО: kinopoisk.ru

На первой неделе нового года на эстонские экраны вышла комедия «О чем еще говорят мужчины» – продолжение почти одноименного, без «еще», фильма (2010).

Обе ленты созданы творческими силами московского комического театра «Квартет И» в составе Леонида Бараца (его героя зовут Леша), Ростислава Хаита (Слава), Александра Демидова (Саша) и Камиля Ларина (соответственно, Камиль). На подмостках «Квартет И» выступает с 1993 года и успел завоевать симпатии москвичей и гостей столицы. В кино квартетчики прославились экранизациями собственных спектаклей «День радио» и «День выборов». Если вы еще не видели эти фильмы – обязательно посмотрите. Речь о лучших российских комедиях «нулевых», выгодно отличающихся от бесконечного петросян-шоу в телевизоре тем, что «Квартет И» действительно очень смешон.

Диптих «О чем говорят мужчины» (по спектаклю «Разговоры мужчин среднего возраста») и «О чем еще говорят мужчины» (по оригинальному сценарию) формально относятся к тому же жанру, но... Это очень странное, если разобраться, «но». Оба фильма – примерно такие же комедии, как «Чайка» и «Вишневый сад» Чехова. Которые, как известно, именно что комедии – так у них на титульных листах написано. Более того, в обеих пьесах Антона Павловича есть масса потешных сцен и реплик, над которыми можно хохотать до упаду. Но.

На самом деле диптих «О чем (еще) говорят мужчины» по всем параметрам – очень печальное кино. Это фильмы о четырех несчастных и вечно рефлексирующих мужиках среднего возраста, у которых, может, не так уж и много материальных проблем (все они принадлежат к московскому среднему классу, то есть – по нашим меркам – не бедны), зато экзистенциальных, то есть «жизненных», – выше крыши. И эти свои проблемы мужики беспрестанно проговаривают, причем ясно, что от проговаривания ни черта не изменится, да и вообще не изменится, упущенные шансы останутся таковыми, в личной жизни наломано столько дров, что хватило бы на хороший костер инквизиции, да и сами мужики по большей части меняться не склонны, их, невзирая на нытье, в общем-то все устраивает, а с тем, что не устраивает, можно как-то сжиться, свыкнуться. Ну или нельзя, но и сделать ничего нельзя тоже, и в итоге ничего героям не остается, кроме как шутить и смеяться. Не сводить свои проблемы к шуткам – это было бы пошло; не маскировать их юмором – это было бы глупо и низко; нет, просто если уж ты тут, если ты несчастен и жизнь твоя, если разобраться, где-то равна п****цу (Зигмунд Фрейд – Саше: «Дорогой мой, вам п****ц!»), надо держаться, да?

Вот почему «О чем еще говорят мужчины» – не просто комедия, а комедия великолепная. Здесь не будет трагического чеховского финала, однако и счастливого финала не будет тоже – по сути, финала вообще нет, потому что селяви, «это жизнь», в которой до самой смерти никакого особого энда не предусмотрено. Сюжет тоже не так важен: Слава, Камиль и Леша приезжают на подмогу Саше, который утром 31 декабря повздорил у дверей офиса с хамоватой девицей, послал ее на три буквы, а девица оказалась женой крутого олигарха-бандюка, и весь день его подручные, кадровые офицеры какой-то спецслужбы, караулят Сашу, чтобы шеф смог подъехать и разобраться. Мужчинам в осажденном офисе не остается ничего, кроме как говорить. В эпизодах появляются жены героев, группа «Несчастный случай», диджей Макс (Максим Виторган) в эфире Как Бы Радио, пьяненький вахтер, в детстве мечтавший стать космонавтом (тот самый, что в прошлом фильме отказал Жанне Фриске: «И кипятильник свой заберите!»), ожившие рефлексии – на сей раз это не «немцы», а доктор Фрейд и граф Толстой (Вячеслав Гришечкин и Владимир Меньшов), уморительный отец Иннокентий (Михаил Ефремов), освящающий посты милиции и ГИБДД и благодарно принимающий взятку в Библию, и много кто еще.

Но едва ли не лучше, чем крылатые фразы, запоминается пронзительный монолог Камиля о женщине, которую он любил больше жизни – и потерял, потому что испугался. Это, конечно, не Шекспир и не Чехов, но по накалу и лирике достаточно близко к классикам. В этом фильме важнее всего – то, что стоит за комедией и касается почти каждого гогочущего зрителя в зале; то, о чем потом, может быть, не будут говорить – но точно будут думать.

НАВЕРХ
Back