Русские и эстонские дети должны учиться раздельно или все-таки вместе?

Дополнено!
София Солдатенко
Русские и эстонские дети должны учиться раздельно или все-таки вместе?
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 8
Школьники. Фото иллюстративное.
Школьники. Фото иллюстративное. Фото: Elmo Riig / Sakala

В понедельник, 30 ноября, на портале Postimees было опубликовано мнение матери и предпринимателя Трийн Терамяэ о том, что эстонские дети – не орудие интеграционной политики: такая маленькая страна, как Эстония, не может подражать большим бывшим колониальным странам и необходимо обеспечить эстонцам учебную среду на эстонском языке без русскоязычных детей.

Rus.Postimees решил узнать, как относятся к такой точки зрения представители различных партий Эстонии.

Мария Юферева-Скуратовски

Депутат Рийгикогу, член Центристской партии 

Мария Юферева-Скуратовски.
Мария Юферева-Скуратовски. Фото: Mihkel Maripuu

Прочитала мнение бизнес-леди о том, что эстонские дети не инструменты для интеграционной политики. Если отбросить в сторону ее ссылки на научные исследования и сравнительный анализ по странам, то в сухом остатке получим очень страшную картину. Трийн Терамяэ хочет, чтобы эстонские дети не пересекались с детьми славянских и, видимо, любых других национальностей. Трийн Терамяэ хочет, чтобы дети другой национальности учились только на эстонском языке, но отдельно от эстонских детей. Трийн Терамяэ обеспокоена, что слишком много людей разговаривает в Эстонии по-русски, считает это большой проблемой. 

Я думала, что более чем за 25 лет независимости наше общество стало настолько зрелым и уверенным, чтобы видеть во всех проживающих людях богатство, а не угрозу. К сожалению, определенная часть коренного населения до сих пор видит в людях другой национальности только риск для сохранения эстонской идентичности. 

Мне нечем успокоить Трийн Терамяэ. Ей просто придется смириться с тем, что Эстония стала домом для людей разных национальностей, они будут здесь жить и растить детей. Неизбежно и то, что дети разных национальностей будут вместе учиться в детсаду, школе, университете, нравится это кому-то или нет. Эстония - это часть Европы, а для Европы очень важны права всех людей. К сожалению, предпринимательница напрочь о них забыла в ходе своих рассуждений. А еще эти рассуждения в очередной раз указывают на то, что часть эстонцев по-прежнему воспринимает интеграцию как односторонний процесс, к которому представители коренного населения непричастны. 

Прийт Сибуль

Председатель фракции «Отечество» в Рийгикогу

Фото: Riigikogu

Трийн Терамяэ считает, что если во всей системе образования поместить эстоноязычных и русскоязычных детей в общие школы, это стало бы угрозой для эстоноязычных школ, образования и, следовательно, также для эстонскости.

Вспомним спор 2018 года о языке обучения в Кохтла-Ярвеской государственной гимназии, когда партия «Отечество» четко заявила, что языком обучения в этой школе должен быть эстонский. Эта позиция основывалась на убеждении, что эстоноязычным детям должны быть гарантированы возможность и право учиться на эстонском языке. В то же время хорошее знание эстонского языка предоставляет лучшие перспективы молодым людям с русским родным языком, поэтому обучению на эстонском языке необходимо способствовать.

Проблемы языка обучения в русскоязычных школах нельзя решить переводом учащихся в школы с эстонским языком обучения. Учитывая реальное расселение эстонцев в стране, такое решение означало бы угрозу для эстонской школы.

Действительно, эстоноязычная учебная среда может способствовать изучению эстонского языка и интеграции русскоязычных молодых людей, но в то же время такое решение работает только в том случае, если иноязычных детей в классе мало — это означает, что в эстоноязычном классе может быть только ограниченное количество молодых людей с русским родным языком.

В противном случае они формируются в отдельную русскоязычную группу, что снижает и умаляет эффект языкового погружения. Однако если предложение об общей школе будет применяться в Ида-Вирумаа или в определенных районах Таллинна, это будет означать, что дети с эстонским родным языком станут меньшинством и будут вынуждены овладеть русским языком.

Таким образом, разумнее всего учитывать региональные особенности и постепенно, шаг за шагом переходить на эстоноязычную школьную систему, чтобы сегодняшние русскоязычные школы были переведены на эстоноязычное обучение.

Это не означает, что в Эстонии не могут работать частные школы с преподаванием на других языках, но финансируемая государством система образования должна быть эстоноязычной. В самоуправлениях, в руководстве которых присутствует «Отечество», несколько школ переведены на эстонский язык обучения. Инвестируя в подготовку учителей, во владение языком и другие области, мы также можем постепенно это делать по всей стране. Все мы должны стремиться усилить эстоноязычную школу и систему образования, поскольку это фундамент нашего языка и государства.

Владислав Велижанин

Вице-президент молодежной организации социал-демократов

Владислав Велижанин
Владислав Велижанин Фото: личный архив

Мнение предпринимательницы Трийн Терамяэ о том, что «русских и русского языка в Эстонии слишком много» неприемлемо для современного демократического общества. За нескрываемым презрением к целому народу помимо плохого воспитания стоит также непонимание автором того, что Эстонию 1930-х годов уже никогда не вернуть, и с этим всем нам надо как-то жить дальше. А хорошо жить - еще лучше.

С печально известных событий бронзовой ночи 13 лет назад тема этнического «конфликта» между эстонцами и местными русскими, в общем, уверенно сходила на нет, и это хорошо. Все мы понимаем, что в Эстонии встречается неприязнь к России и вообще ко всему русскому. Однако эстонцы и местные русские уже достаточно долго живут во вновь ставшей независимой Эстонии, и все уже привыкли друг к другу.

Молодое поколение русских, выросших в независимой Эстонии, сильно отличается от своих родителей из СССР и сверстников из России, даже когда испытывает трудности с языком. Это не хорошо и не плохо, это просто факт, и на этом фоне особенно возмущает, когда читаешь о себе как об инородце. Позвольте, но я родился здесь, и у меня нет другой родины кроме Эстонии. Россия на культурном уровне для меня не ближе, чем Великобритания для потомка эмигрировавших в Америку.

В одном я согласен с г-жой Терамяэ: живущие вокруг нас эстонцы тоже меняются под влиянием русской культурной среды. Каждый раз, когда я представляюсь по имени и говорю с акцентом, я напоминаю всем вокруг, что национальные меньшинства тоже имеют право на слово в эстонском обществе, и с этим надо считаться. Более того, без участия национальных меньшинств эстонское общество не смогло бы существовать в таком виде, в каком оно существует сейчас. Не только с культурной точки зрения, но и с самой практичной.

Русскоязычные эстонцы плотно вплетены в ткань эстонского общества, являясь его опорой и сплачивающей силой. За примером далеко ходить не надо: человеком года 2020 стал доктор Аркадий Попов. Как глава кризисного штаба Департамента здоровья доктор Попов стал одним из важнейших руководителей в стране и спас много жизней. А теперь подумайте о менее известных, но в сумме не менее значимых других врачах, медсестрах, предпринимателях, водителях, официантах и так далее и тому подобное, родным языком которых является русский. Уверен, даже г-же Терамяэ доводилось пользоваться их услугами. Что бы вы без нас делали?

Все менялось, меняется и будет меняться. Воспеваемая Трийн Эстония 1930-х годов, в которой почти не было русских - лишь один из моментов во времени, пришедший на смену царской Эстонии, которая сменила шведское королевство и так далее. Почему вы думаете, что именно сейчас история должна остановиться? Да, мы бережем основы Эстонской Республики, но все остальное непостоянно. Точно так же, как в музыке в моду после фокстрота приходит рок-н-ролл, а после него - техно, с течением времени меняется и культура живущих в стране людей.

Да, сегодня эстонские русские становятся чуть больше эстонцами, а эстонцы становятся чуть-чуть русскими, и что? Уже сейчас мы вместе привыкаем жить бок о бок со студентами из Нигерии и беженцами из Сирии, а что будет через сто лет? Сегодняшняя «испорченная русскими эстонская культура» точно так же уйдет в историю и изменится до неузнаваемости, как и 1930-е годы. Бесполезно пытаться вернуть прошлое, давайте лучше строить достойное будущее. Как сказал освободивший чернокожих рабов Авраам Линкольн: «Без злости к кому бы то ни было и с доброжелательностью ко всем».

Алексей Яшин

Член правления партии Eesti200, учитель основной школы Синимяэ

Автор мнения считает, что в Эстонии происходит растворение культурной идентичности коренного народа, и коридоры эстонских школ все больше заполняются русским языком и ментальностью. Однако ситуация в сфере образования и исследования подтверждает обратное. Статус эстонского языка и культуры находится в лучшей форме за последние тридцать лет и на пике своей популярности среди неэстоноязычного населения.

Именно это подтверждает статистика мониторинга интеграции эстонского общества за 2017 год. В соответствии с ней, уровень владения эстонским языком у людей других национальностей улучшается, четверо из пяти неэстоноговорящих людей со средним и высоким уровнем государственной идентичности, большинство жителей Эстонии однозначно поддерживают начало обучения на эстонском языке в детском саду и все больше отдается предпочтение общим эстоноязычным детским садам. Кроме того, нет никаких признаков русификации общества - среди эстонцев в возрасте 15-24 лет растет доля тех, кто совсем не говорит по-русски или совсем немного владеет им.

Также не стоит беспокоиться о том, что правительство EKRE, «Отечества» и Центристской партии сможет предпринять решительные шаги в направлении создания общей эстонской школы. Этим займется будущее правительство и подрастающее поколение, менее привязанное к догмам прошлого. Проблема возникает как раз в том, что остается несделанным. Как справедливо подчеркивает автор, все больше и больше неэстоноязычных родителей отводят своих детей в эстоноязычные детские сады и школы.

В результате немногочисленные русские школы в Тапа, Хаапсалу, Кейла, Пярну и других городах закрываются, и оставшиеся дети также вынуждены идти в местную эстонскую школу. Но руководители школ, учителя и родители в широком плане не готовы к переменам, поскольку владелец школы и государство не смогли в свое время заглянуть в будущее на несколько лет вперед и подготовиться к переходу, который кажется неизбежным.

Другими словами, руководство многих школ просто не готово принять большое количество иноязычных учеников. Им не хватает навыков и знаний, нет работников, которые справились бы с многоязычной и мультикультурной средой, которые сделали бы государственный язык приоритетным и позаботились бы также о родном языке иноязычных учеников. Сейчас самое время подготовить около 500 учителей языкового погружения и директоров в высшие учебные заведения. Разумеется, для этого необходимы инвестиции в систему образования и обучение преподавателей, что является еще одним решением на уровне правительства.

В статье также упоминается, что эстонские дети все чаще растут среди государственного языка России, а козлами отпущения становятся иноязычные дети, которые ходят с эстонцами в одну школу. Если еще кто-то не знает, то под общей эстонской школой подразумевается 100% эстонское образование для всех желающих, где изучать русский язык, в лучшем случае, можно на уроках русского языка с носителями языка.

Иноязычные ученики могут выбрать, например, класс языкового погружения, который находится в том же здании школы. Как только все будет готово и учителей будет достаточно, русский язык можно будет услышать в основном в коридорах и в свободное время. Может быть, возникнет здоровая обстановка, когда точно также как в нашем обществе слышны в публичных помещениях другие языки. Однако я перехожу на эстонский язык, если хочу поговорить с эстонцами, и делаю это каждый раз с детского сада. Я хотел бы воспитать новое поколение, для которого это тоже не проблема.

Автор создает неразбериху в отношении термина «интеграция». Говорится об искусственном создании смешанной нации, где стороны теряют свою культурную идентичность. Но интеграция, напротив, означает сохранение своей культурной идентичности и в то же время - приобретение новых культурных компетенций и нахождение благодаря им общего языка, а также соблюдение общих традиций.

Как выпускник русской школы и учитель школы языкового погружения, я знаю, что самыми популярными общими эстонскими традициями, конечно же, являются празднование Рождества и Иванова дня. Подобно тому, как в рождественской песне участник группы 5Minust Venelane подкладывает брусничное варенье, так и мы, как представители нового поколения, закладываем более прочный фундамент для эстонской культуры, даже если свободно говорим и на другом языке.

У каждого читателя действительно есть причины беспокоиться о качественной общей школьной модели, и пора спросить с политиков и партий, которые вы поддерживали на последних выборах. Следует задать вопрос, как эстонские и русские дети могут учиться вместе, чтобы последние выучили эстонский язык, чтобы все стороны сохранили свою культурную идентичность, эстонский язык остался приоритетом номер один, и у нас также было сильное чувство сплоченности общества. Трийн Терамяэ права в одном - в Эстонии действительно большое неэстоноязычное меньшинство.

Более 20 лет непрерывной работы и интеграционная политика принесла свои плоды. Сегодня нам нужно доказать, что наша система образования действительно на мировом уровне и что мы можем справиться с этой задачей. На этом пути примерами являются такие деятели как общины и руководители Открытой школы, Таллиннской художественной гимназии, Кохтла-Ярвеской государственной гимназии, но не Трийн Терамяэ, которая в соцсетях оскорбляет русских и обладателей серых паспортов, называя их паразитирующими тараканами и прибывшими во время оккупации русскими нацистами.

Марис Тоомел

Глава Ида-Вируского отделения Партии реформ, практикующий педагог

Марис Тоомель, старейшина Йыхвиской волости, Партия реформ
Марис Тоомель, старейшина Йыхвиской волости, Партия реформ Фото: Матти Кямяря / Põhjarannik

Система образования в ЭР должна быть единой, равной для всех и на государственном языке. Общее обучение на государственном языке по окончании школы ставит всех в равные условия, гарантирует в будущем конкурентоспособность и возможность реализовать себя. К сожалению, «благодаря» нынешней власти мы имеем «параллельные миры» эстоноязычных и русскоязычных школ, и это, несомненно, препятствует полноценному будущему наших детей и ставит крест на их возможностях.

Уже 7 декабря в Рийгикогу состоится первое чтение законопроекта о переходе на единую, равную для всех систему образования на государственном языке, составленного и поданного парламентской фракцией Партии Реформ. Согласно законопроекту, переход начнется с детского сада (со ступени дошкольного образования) и должен быть осуществлен к 2024 году. Это, в свою очередь, создаст условия для введения единой для всех системы общего образования (школьной ступени) на государственном языке к 2030 году. Кроме того, государство в сотрудничестве с местным самоуправлением предоставит молодежи с другим родным языком возможность при желании изучать родные язык и культуру.

Ключевые слова
Наверх