Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Сирия: шесть лет войны

Почему самолет с Яной Тоом на борту чуть не разбился при посадке в Алеппо, и какой он - дождь из цемента?

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Сирия. | ФОТО: JOSEPH EID/AFP/Scanpix

Сегодня исполнилось ровно шесть лет с начала войны в Сирии. В этот день - 15 марта 2011 - начались крупномасштабные протесты в Деръа против режима Башара Асада.

Война в Сирии идет уже шесть лет. Вторая мировая длилась шесть лет и один день, Сирийская продлится еще годы, в этом просто нет сомнений. За последний год, при участии российских войск, Сирийской арабской армии удалось одержать ряд побед. После нескольких лет боев освобожден Алеппо, второй раз сирийские войска и Силы специальных операций РФ вошли в Пальмиру. Как говорят люди в Сирии - динамика положительная, но страна как стояла у края, так и стоит.

Кортеж с депутатами Европейского парламента проезжает через очередной блокпост в центре Дамаска. Они расположены здесь примерно через каждые пятьсот метров. Места постовых на них продаются - накопить на это место считается успехом. Дело в том, что стоя на блокпосту можно сшибать с проезжающих неплохие деньги, а если они везут оружие, то суммы становятся соответствующими.

Для нашего кортежа на каждом блокпосту есть отдельная полоса. Мы проезжаем без очереди - во главе колонны полицейская машина, в хвосте мотоциклисты. Мы едем к министру примирения Сирии.

Министр примирения Сирии Али Хайдар (справа). Фото: Алексей Иванов

Али Хайдар не баасист, то есть не входит в президентскую партию Баас. Он вообще имеет множество претензий к Башару Асаду, но, тем не менее, принял его предложение и занял пост министра примирения. По его словам, за пять с половиной лет на посту работа его офиса позволила трем миллионам сирийцев вернуться к нормальной жизни, вернуться домой.

Здесь стоит сделать отступление и немного поговорить о цифрах. К моменту начала войны в Сирии проживало примерно 22 миллиона человек. За шесть лет, по разным данным, территорию страны покинули от двух до пяти миллионов человек. Внутренних перемещенных, тех, кто был вынужден покинуть свои дома, около семи миллионов. Погибших, по данным ООН до 450 тысяч. Сейчас ООН насчитывает в стране 17 миллионов человек.

В общем, из 17 оставшихся только 10 миллионов живут в своих домах. Остальные ютятся у родственников, в палатках, на улице. Министр примирения и его офис работают не только на территории, подконтрольной Сирийской Арабской Республике, но и там, где царит пулеметное право. Член делегации Яна Тоом, так описывает впечатления от встречи с Али Хайдаром: «После разговора с министром примирения все встало на свои места: примирение по-сирийски сегодня означает выбор из трех вариантов - сложить оружие, поменять сторону или уйти в Идлиб и готовиться к последней битве. Да, в европейской системе ценностей процесс примирения выглядит иначе. Однако здесь твердо знают, чего хотят - шести лет Гражданской войны более чем достаточно. И, похоже, всем: вооруженная оппозиция все чаще пользуется возможностью амнистии, а бойцы на-Нурсы, уходя в Идлиб, оставляют на территории САР свои семьи. Доверяют».

Здесь нам стоит обратиться к карте и списку участвующих в войне товарищей.

Карта зон контроля группировок на территории Сирии по версии ООН на 11 марта 2017 года. Фото: частный архив.

Красный - зона контроля Сирийской Арабской Армии

Коричневый - Исламское государство

Зеленый - то, что раньше называлось «умеренной оппозицией», теперь это ан-Нусра

Желтый - территория которую контролируют курды.

Теперь посмотрим, кто с кем?

* Курды не воюют с Асадом, и даже сотрудничают, ан-Нусра воюет с ИГИЛ, Асадом, и, вроде бы, старается не воевать с курдами

* Асад воюет с ИГИЛ и ан-Нусрой

* ИГИЛ воюет со всеми

* Это очень упрощенная модель, так как есть еще турки, которые воюют с курдами, поддерживают каких-то боевиков, торгуют с ИГИЛ, но боятся в открытую воевать с Асадом

* Также в картине замечены Хезболла и иранцы, которые воюют на стороне Асада.

* Российские войска на стороне Асада как на земле, так и в воздухе активно участвуют в конфликте уже больше года

Также в Сирии действует миссия ООН, которую возглавляет Стефани Кури. На встрече с депутатами она терпеливо растолковывала делегатам, чем ИГИЛ отличается от ан-Нусры и почему сброс гуманитарной помощи с парашютами дороже простой авиаперевозки.

Встреча депутатов ЕП со Стефанией Кури (указывает на карту) Фото: Алексей Иванов

По словам Кури, сложностей в работе очень много. Начать с того, что для того чтобы доставить в тот или иной район Сирии конвой с медикаментами, продуктами и другими гуманитарными материалами, список этих материалов необходимо согласовать с властями. При этом зачастую представители власти из списка вычеркивают обезболивающие (по мнению сирийцев, они могут попасть в руки боевиков и облегчить им ведение боевых действий).

«Они могут вычеркнуть шприцы, канюли. Даже вату, потому что ей можно зажать рану полученную в бою. Мне это совсем непонятно. Но даже если список одобрен и мы загрузили машины в присутствии представителей властей, нас все равно могут остановить на дороге сотрудники службы безопасности САР и снять с машины тот или иной груз», - говорит Кури.

Первый день в Сирии

На сирийской границе нас забирает кортеж, мы на огромной скорости уносимся в сторону аэропорта Дамаска. Нам недавно сообщили, что в Алеппо мы летим самолетом. Бывавшим в Сирии до этого Андрею Мамыкину и Яне Тоом (депутатам Европарламента) это не нравится. Уговор до этого был другой, но принимающая сторона имеет полную власть, ничего не поделаешь.

У дороги торгуют бензином в пятилитровых бутылках из-под воды, у обочины голосуют люди в военной форме.

Точка продажи бензина. Фото: Алексей Иванов

В аэропорту мы проезжаем мимо нескольких припаркованных самолетов: семь бортов - это все, что осталось у «Сирийских авиалиний». Они мало куда летают, но в этот раз мы летим в Алеппо. Сайт авиакомпании застыл в 2011 году, в год начала войны - http://syriaair.com - тогда  авиафлот имел и боинги, и эйрбасы, а нас сажают в музейный Ту-134-Б3, который чуть не разбивается при посадке в Алеппо.

На втором заходе на посадку порыв бокового ветра почти опрокидывает машину, и правое шасси ударяется о взлетку. Пилот уводит самолет на третий круг и с третьего раза сажает-таки наш пепелац. По традиции командир воздушного судна прощается с пассажирами, при этом видно, что белая форменная рубашка вся прилипла к его телу. Ни один гражданский пилот здесь в Европе не стал бы и близко пытаться посадить машину в условиях видимости 500 (метров), и отсутствии указаний с земли (в Алеппо нет наземных служб навигации), но этому пилоту явно сказали «надо».

По дороге в обитаемую часть города мы проезжаем через Восточный Алеппо - он разбит и покинут. Здесь нет ни души, только редкий портрет Асада смотрит на проезжающую кавалькаду. Видно, что по застройке работали танками, гранатометами, артиллерией.

Восточный Алеппо. Фото: Алексей Иванов

Ход боев за Алеппо

Атаковав город летом 2012 года, повстанческие группировки довольно быстро захватили около 40% его территории. Однако их дальнейшее продвижение было остановлено, и в 2012-2013 годах ситуация носила тупиковый характер. Поддержанная союзными ополченцами и иранскими военнослужащими, сирийская армия провела в 2014-2015 годах серию успешных операций, заложивших основу для будущего окружения и штурма города.

В феврале 2016 года сирийская армия в ходе успешного наступления окружила Алеппо с севера, отрезав боевиков в городе от снабжения со стороны турецкой границы. В ходе летней кампании 2016 года армия завершила полное окружение города и начала его осаду. 15 ноября 2016 года при поддержке массированных российских авиационных и ракетных ударов сирийская армия начала финальное наступление по захвату оставшейся части города, через месяц приведшее к коллапсу обороны боевиков и переходу города под контроль правительства.

До начала боевых действий в городе проживало до двух миллионов человек. Сейчас, по разным оценкам, их от 300 до 900 тысяч. В городе не работает водопровод, в единственном центре Красного Полумесяца работают 25 врачей, 35 сотрудников скорой, несколько десятков медсестер. Им оказывают помощь несколько сотен добровольцев. Пока депутаты Европейского парламента общались с руководством организации (кстати, на встрече присутствовал и сотрудник госбезопасности, незримо ограждая врачей от лишних слов), я познакомился с медбратом, который пашет в Алеппо уже шесть лет. Ему сейчас 22, война началась, когда ему было 16. Он олицетворяет собой потерянное поколение, наименее потерянную его часть, так как он не бежал на чужбину и не рехнулся.

Молодой медбрат на крыльце Красного Полумесяца в Алеппо (в белом халате). Фото: Алексей Иванов

В это время пошел дождь. Дождь в Алеппо состоит из цемента - за четыре года боев были разбиты тысячи зданий, а осадки здесь идут дней десять в году. Пыль висит над городом и не садится. Многие местные ходят в хирургических масках, по словам медиков возросло число онкологических заболеваний: из-за предполагаемого применения химического оружия, от того, что в городе не осталось средств диагностики и, тем более, нет лекарств.

Бытует мнение, что Сирийская Арабская Республика находится в полной изоляции. Тем не менее, здесь все годы войны действует посольство Чехии. Почти все «белые» дипломатические контакты между Сирией и «условным Западом» осуществляются через это представительство.

Перефразируя, можно сказать, что конец войны - еще за горами. В этом материале я не коснулся ни позиции Израиля, ни проблем на границе с Иорданией. В сирийской войне активно участвуют Иран и Хезболла, в соседнем Ираке войска при поддержке США почти взяли удерживаемый несколько лет ИГИЛ Мосул. Буквально на днях Пентагон подтвердил переброску дополнительных сил под Ракку - последний крупный город, который контролирует Исламское государство. Помимо этого на территории Сирии остается большое количество мелких очагов сопротивления. Также в руках вооруженной оппозиции остается Идлиб, за который - рано или поздно - также придется взяться.

Наверх