Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Таави Минник: Запад не заинтересован в падении режима Путина

12
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Владимир Путин и Ангела Меркель. | ФОТО: KAI PFAFFENBACH/REUTERS/Scanpix

Запад боится краха российского режима, потому что неясно, что или кто придет после маленького капитана жандармов, пишет журналист Postimees Таави Минник.

В интервью, которое режиссер Оливер Стоун взял у Владимира Путина, есть любопытный нюанс. Нет, я не о том, что в доказательство эффективности российского оружия президент показал Стоуну вертолеты «апач» в Афганистане. Я скорее о другом: Путин ни словом не обмолвился о будущем своего государства, вместо этого он радостно трындел, как ему свойственно, о геополитике, которая для него состоит в противостоянии американцам или в партнерстве с ними же.

Это не так уж маловажно, поскольку показывает будущие приоритеты российского руководства. Россияне считают, что за 17 лет у власти Путин достиг чего-то лишь во внешней политике. Здесь главную роль играет Америка – сегодня весь статус российской супердержавы держится исключительно на противостоянии с американцами. Америка – прекрасный образ врага, исходящая от нее опасность помогает объединить общество вокруг режима и убеждает людей подавлять личные потребности.

Конечно, в российском обществе и сегодня имеет место глубокая обида на ближайших соседей, то есть на республики бывшего Советского Союза и соцлагеря. Когда я три года жил в Москве, временами какой-нибудь обиженный начинал с жаром объяснять мне, как в советское время Россия всех кормила, всех защищала, всех учила говорить, а неблагодарные при первой возможности побежали к банкомату бездуховной Европы. Невзирая на это, препираться с гнездящимися на западной границе ничтожествами настоящей супердержаве не подобает. Раздрай с Китаем был бы даже и опасен. Немцы помогают превращать российские ресурсы в доллары. Они на роль врага не подходят тоже.

Остается Америка. В этом отношении последние восемь лет Путину везло: президентом США был Барак Обама – для России это было идеально. Ругай его в хвост и в гриву, тычь в него пальцем – он только и будет думать о том, как бы не разозлить Россию. Советую прочесть вышедшую в районе Иванова дня в «Вашингтон Пост» большую статью, в которой члены администрации Обамы рассказывают о том, какие растерянность и шок царили в Белом доме в разгар президентских выборов 2017 года, когда нужно было дать какой-то символический ответ вмешательству России во внутреннюю политику США. И это лишь один пример.

С одной стороны, это доказывает, что у США по-прежнему нет нормальной стратегии, как именно противостоять агрессии России. С другой – то, что в сегодняшнем мире нет значимых фигур, которые были бы заинтересованы в падении режима Путина. Что и демонстрирует превосходным образом западная политика санкций, которые введены так, чтобы не разрушить российскую экономику. Чтобы она имела возможность дышать. Запад боится краха российского режима, потому что неясно, что или кто придет после маленького капитана жандармов. Санкции носят ритуальный характер, они призваны показать, что что-то все-таки делается. Надежды на то, что антироссийские санкции помогут произойти народному бунту или предпринятому обеспокоенной элитой дворцовому перевороту, наивны. Времена, когда придворные душили государя шелковым шарфом, давным-давно миновали.

Перевод с эстонского.

Наверх