Герои, которые стали никому не нужны

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

ФОТО: Коллаж автора

В конце декабря шахта «Эстония» концерна «Eesti Energia kaevandused» будет отмечать свой 40-й день рождения. Юбилейные торжества по этому поводу начинаются уже 14 декабря. Накануне журналист встретился с одним из тех, кто стоял у истоков шахты – бывшим бригадиром проходчиков, достигшим в свое время вершин славы, ныне – пенсионером, Героем социалистического труда Энделем Паапом.

Теперь, когда нет и социалистического труда, а кавалеры трудовой награды стесняются носить Золотую Звезду, не говоря уже прилагающемся к ней ордене Ленина, удалось уговорить Энделя Альфредовича показать коробочку, в которой они хранятся вместе с почетными шахтерскими знаками.

Как это было…

Эндель Паап перешел на шахту «Эстония» с шахты № 2 в середине апреля 1972 года. Прямо с отпуска его отозвали на строительство нового горнодобывающего предприятия. Надо было срочно пробить один штрек. Пришел вроде бы временно, но как начал работать, так и не уходил с «Эстонии».

Это теперь шахта «Эстония» - самая крупная и современная в сланцевом бассейне. А тогда - бурили, взрывали, ставили крепь, откатывали сланец вагонетками. Когда грязь налипала на вагонетку, колотили ее огромным бревном. Главной бедой была сырость. Короче говоря, работа «не кабинетная», а, кроме всего, и опасная.

- Тогда мы не знали, что водный горизонт над нами был всего в трех метрах. Того и гляди, кровля могла обрушиться, и тогда – все. Директором шахты с самого начала пришел Вяйно Вийлуп. Он очень уважал рабочих, ценил наш труд. Говорил, что и через десятки лет в тресте, как тогда назывался «Эстонсланец», будут всегда хранить память о первопроходцах, - вспоминает Эндель Паап.

В 34 года его, вопреки собственному желанию, назначили руководить бригадой проходчиков. Бригада состояла из девяти человек. В смену выходили по трое.

И дернул же меня черт за язык задать ему вопрос: - Русские с эстонцами не ссорились?

Последовала непереводимая игра слов, после чего прозвучал ответ:

- Такого в шахте по природе своей не могло быть, чтобы ругались на национальной почве. Одна бригада, на всех одна тяжелая работа. Работали все на совесть. И вообще, в то время не было политиков, способных рассорить людей разных национальностей.

Зимой 1979 года Паап узнал, что ему присвоили высокое звание Героя социалистического труда.

- Зима 1978–1979 года была очень суровой. Брежнев дал тогда очень много наград «Эстонсланцу», поскольку мы обеспечили в экстремальной ситуации топливом наши электростанции, которые подавали энергию и на Северо-запад России, в частности, в Ленинград. Я был представлен к этому званию второй раз. Первый раз мне не дали, потому что в то время была интересная система: нужно было давать звание один раз русскому, второй раз – обязательно эстонцу. Первый раз Героем социалистического труда стал Василий Иванов с шахты «Ахтме». Однако дошла очередь и до меня.

Энделю позвонили из Министерства угольной промышленности, сказали, чтобы приезжал в Москву, если захочет, то может взять с собой жену и сына.

- В Колонном зале Дома Союзов министр угольной промышленности Братченко проковырял мне пиджак золотым шилом и повесил Золотую Звезду и орден Ленина. Мне надо было сказать ответные слова благодарности. До начала церемонии меня усадили в комнате и велели: «Пиши свое выступление». Написал. Заставили толкнуть эту речь. Прочитал. Сказали, мол, читай снова, с выражением. Еще раз прочитал. А у меня там были слова: «Восстановление советской власти в Эстонии». Велели говорить «установление». Я им припомнил 1918 год, но все равно поправили мой текст. Однако в своем выступлении на церемонии я все-таки сказал про восстановление. Пропустили мимо ушей.

Герои героям – рознь

Утром, готовясь к встрече с Энделем Паапом, в Интернете нашел Федеральный закон РФ о Льготах и социальных гарантиях для Героев Социалистического Труда и полных кавалеров ордена Трудовой Славы, подписанный президентом Российской Федерации. Этот документ предусматривает такие льготы и материальные надбавки, которые не снились в Эстонии. Сказал об этом Паапу. Он сразу понял, куда журналист клонит, и начал свой монолог.

- Сегодня Россия забыла, что в Эстонии еще живы Герои социалистического труда. О нас не вспоминают ни правительство, ни посольство, ни Генеральное консульство РФ. Герой социалистического труда Павел Горюнов из Тарту уже при «новом режиме» делал запросы по поводу того, нельзя ли и сейчас немножко платить за звание, как в советское время. В конце концов, наградило-то руководство СССР, а Российская Федерация – правопреемница развалившегося государства, и Горюнов вопрос ставил правомочно. Это что же получается: поделили Героев социалистического труда на своих и чужих? Платили надбавки в Белоруссии, на Украине, а в Эстонии – побоку? И не столько материальная сторона вопроса здесь важна, сколько внимание, в котором нуждаются люди, которые прежде были в почете и славе, а теперь оказались всеми позабытыми. Горюнов писал российскому послу, ходил к тогдашнему президенту нашему, Рюйтелю, но все без толку.

- Эндель, почему вы не носите Золотую Звезду Героя социалистического труда и орден Ленина?

- При нынешнем отношении к рабочему человеку в Эстонии это будет выглядеть посмешищем…

…и как это есть

- Если бы вас вдруг президент Эстонии Ильвес пригласил на свой прием, что бы вы ему сказали?

- Ну, что вы, такого даже во сне произойти не может. Он так же далек от рабочего человека, как все наше правительство от здравого смысла. У нас в стране рабочего человека совсем не уважают. В нашем капиталистическом мире нет «героев капиталистического труда», у нас – рабочий человек – никто, его держат за быдло, тягловый скот. Вы слышали, чтобы рабочий – шахтер или химик получил хоть раз награду от президента? Я уже не говорю о том, как позорно оплачивается труд рабочего человека в Эстонии. Я тут узнавал, как получают наши работающие шахтеры. Оказывается, за такой тяжкий и опасный труд они получают мизер, где-то 700 евро. О шахтерах-пенсионерах вообще стыдно говорить. Поймите, я не о себе волнуюсь, у меня пенсия, которую положили бывшим членам Рийгикогу, а о простых ветеранах шахтерского труда. Что у них остается от 300 – 400 евро после оплаты всех коммунальных услуг? Пшик. А еще они все больные, много денег уходит на лекарства. Почему люди молчат? Чувствуют, что при этой власти все бесполезно. Говори – не говори, как о стенку горох. Нас никто не слышит. Да, если бы в какой другой стране министр финансов посоветовал пенсионерам вовремя отправляться на тот свет, то я не знаю, что бы с ним было. Посадить не посадили, но министром он перестал бы быть в тот же день, когда изрек столь мудрый совет.

- А если бы вас пригласил посол Российской Федерации, что бы вы ему сказали?

- Сказал бы спасибо, прежде всего, за оказанное внимание, поговорили бы, я поднял бы тему, которую в свое время затрагивал Павел Горюнов.
 

НАВЕРХ