Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Власть № 4: о дикарях и людях

Активный лов на Чудском озере: рыбаки ловят рыбу, политики – рыбаков. ФОТО: Ове Майдла

На прошлой неделе эстонские СМИ обсуждали тех, кто принуждает вступать в партии, отъезжает за границу, недополучает зарплату по половому признаку, и о русских-неграх не забывали.

В еженедельнике Eesti Päevaleht LP писатель Андрус Кивиряхк разразился очередной филиппикой против Центристской партии. На этот раз Кивиряхк обличил центристов в... Да, конечно. В прорусскости. И еще в лицемерии: по какому праву партия называется Центристской, если она проводит политику в пользу конкретного нацменьшинства? Вот если бы центристы переименовались в Русскую партию, тогда вопросов не возникало бы:

«Партию, которая строит в Ласнамяэ русскую церковь, площадь Патриарха Алексия и Московский парк, было бы не в чем упрекнуть».

А так, понимаете, возникают вопросы. Центристы ведь потакают дикарям. В свой колонке Кивиряхк сравнивает местных русских с неграми, королем которых стал капитан Эфроим, отец Пеппи Длинныйчулок. Эфроим –  это, конечно же, сам Сависаар: «Король Эфроим Первый обучал негров шведскому языку. Сависаар тоже учит свой “народ” говорить по-эстонски и предлагает русской молодежи прекрасную карьеру. Сколько времени заняло у Сависаара превращение Бородича в политика? Не помню точно, но очень мало. Длань мэра– длань мастера! Яна Тоом, Кылварт... Просто папа Карло какой-то!»

Играй, эстостерон!

Белые люди, то есть эстонцы, состоят в Центристской партии, считает Кивиряхк, по старой привычке: «Они просто не заметили, что их партия стала проводить совсем другую политику и представлять совсем других людей. Есть еще те, кто все понимает, но готов потерпеть – ради того, чтобы, когда придет время, оказаться ближе всех к смертному одру вождя. И подхватить державу, когда та выпадет из уставшей руки». Нечего жить под чужим именем, говорит писатель центристам: «КаПо все равно вокруг пальца не обведешь, а избирателям было бы удобнее».

Разумеется, Кивиряхк и не думает разжигать межнациональную рознь или там лить воду на мельницу правящей коалиции. Само собой, в его статье и намека нет на то, что эстонцы должны голосовать за эстонцев, а защита прав русских варваров вызывает презрение у любого порядочного человека. Нет, что вы. Это обычный текст обычного писателя. Обычнее не бывает.

Известие о появлении в Ласнамяэ Московского парка вызвало негодование и читателя Delfi Мати Салуокса, человека трудной судьбы: он родился в 1939 году, в 1941-м его отца арестовали и депортировали в кировскую тюрьму, где тот через год умер, тетя Мати сошла с ума, сам он в 11 лет стал «крепостным на колхозных полях»... «За всем этим стояла, как известно, Москва, –  пишет Салуокс. – Теперь говорят о том, что нужно все забыть. Я рос безотцовщиной, в детстве меня всячески унижали, и забыть это невозможно. Да и наш тогдашний “народ-хозяин” время от времени напоминает о себе. Людей, которые помнят те ужасы и годы страданий, не так уж и мало. И хотя Московский парк – это изъявление вежливости соседнему государству, десяткам тысяч безвинно пострадавших он причинит боль».

Парк парком, а отношение местных политиков к РФ и связанным с ней проектам вроде «Северного потока» кое-кого все-таки возмущает. Бизнесмен Ханс Х. Луйк в Eesti Ekspress удивляется тому, что националисты у нас побеждают прагматиков. «Национализма в Эстонии в избытке, я бы назвал его местным тестостероном или “эстостероном”. В конце концов, моих дедов тоже убили русские коммунисты. Но я не понимаю, как наш политический примитивизм может смягчить эту боль. Все-таки политику называют искусством возможностей...» А мы эти возможности не используем, хоть ты тресни.

И еще про обезьян

Эстонским политикам, впрочем, есть чем заняться и без России. Телепередача Pealtnägija разоблачила «рыбного короля» Чудского озера Пауля Кярберга, который принудил рыбаков вступить в партию IRL, членом которой являлся, и голосовать за Айвара Кокка, а тот, в свой черед, добрался до парламента и лоббирует там интересы Кярберга. «Тут поднялся галдеж и лай», Кярберг срочно приостановил членство в партии, а Кюллики Кюбарсепп, ранее вышедшая из IRL, заявила в Postimees, что на деле этот эпизод –  лишь скромный камешек в богатой мозаике внутрипартийных разборок между «исамаалийтовцами» и «республиканцами».

Eesti Päevaleht с ехидством вспоминает о том, как в 2012 году министр экономики Юхан Партс высмеивал обвинения в принудительной IRL-изации: «Нас обвиняют в том, что-де на общие собрания мы автобусами привозили обезьян, русских и придурков. Это ложь! Забудьте о ней!» «Партс ошибся, – пишет газета. – Про обезьян никто и не говорил, и доведение проблемы до абсурда не помогло. Выяснилось, что в партию в массовом порядке вступали уголовники, и пришлось их в массовом же порядке оттуда исключать... С этикой в политике так же, как в Библии с мечом: кто его поднимет, тот сам от него и падет... IRL придется сделать выбор: либо выяснить правду и дать ей оценку, либо сказать, что ничего не доказано, да и сама партия ничего не хочет знать...» Дилемма, однако!

Комментируя реакцию на этот инцидент Ансипа (который осудил IRL, что и понятно: не реформисты же!), Õhtuleht пишет: «Мы, конечно, далеки от мнения, будто принудительная партийная вербовка имела место лишь в одной партии. Членом какой-либо партии можно стать, неосмотрительно отвечая в торговом центре на льстивые вопросы реформистов или посетив из любопытства молодежную секцию центристов. Если люди вступают в партии, чтобы сохранить рабочее место или получить деньги на ремонт детсада, можно ли тут говорить о доброй воле?»

Дело Клары и Розы живет, но...

Восьмое марта вызвало в СМИ не столько ликование, сколько порицание. Журналистка Туули Йыэсаар опубликовала в Eesti Päevaleht полную горечи статью «С праздником, разница в зарплатах по половому признаку!»: «В Международный женский день продавцы цветов получают самую большую прибыль в году, а хорошо устроившиеся мужчины преподносят коллегам женского пола, страдающим от разницы в зарплатах, пару цветочков –  в утешение».

И правда, женщины в Эстонии в сравнении с мужчинами более образованны и работящи, но получают на 27,7 процента меньше, и это самый большой «половой» разрыв в Европе. А борются женщины при этом с целлюлитом. Туули Йыэсаар пытается склонить соотечественниц к феминизму: «Пока женщины будут воспринимать себя бессмысленными курицами, нельзя надеяться на то, что начальственные мужчины захотят уменьшить разрыв между зарплатами». Что до целлюлита, журналистка признает, что так женщины спасаются от безысходности: если с карьерой нелады, займемся жирами и морщинами, что еще делать-то.

Редакторы Delfi согласны: разница в зарплатах –  «абсурд, но реальность». Портал вспоминает фильм Марка Соосара «Женщина с острова Кихну» (1973), в котором слабый пол гонял на мотоцикле, пахал на лошади, валил лес самой неэргономичной в мире мотопилой «Дружба» и заботился вдобавок о семье и пьющем муже. Ну а потом был «Мужчина с острова Кихну» (1986), где в дом привалило счастье в виде алкоголизма. Мораль? Вот она: «Нельзя забывать, что кроме пахоты, целлюлита и гонки за высокими зарплатами в жизни есть еще что-то. Что-то индивидуальное, неизмеримое и невидимое, что держит нас вместе...» Воистину, счастье не в деньгах! Не сошелся свет клином на зарплатах-то. Вот оно как, дорогие товарищи женщины.

НАВЕРХ
Back