Политики готовы уменьшить налоги

ФОТО: Pm

Если годами политики не затрагивили тему налогов, то накануне выборов все партии выступили с более или менее радикальными предложениями по уменьшению налогового бремени на работающего человека.

Социал-демократы хотят повысить минимальную зарплату до 670 евро, IRL вообще готов освободить от подоходного налога тех, кто зарабатывает до 500 евро в месяц, и снизить налоги тем, кто зарабатывает менее 840 евро. Центристская партия вновь посягает на кошельки наиболее высокооплачиваемых слоев населения, на сей раз намереваясь увеличить налоговое бремя для тех, кто зарабатывает не менее 2000 евро, с 20  до 33%. Даже Партия реформ выступила с предложением повысить не облагаемый налогом минимум сразу вдвое – с нынешних 154 евро до 308 евро, а также снизить социальный налог на два процента.

Независимый от партийной политики, однако выступивший с еще более радикальными предложениями в отношении изменений в системе налогообложения, предприниматель Индрек Нейвельт повысил бы не облагаемый налогом минимум до 400 евро, существенно уменьшил бы социальный налог, но зато подоходный налог с физического лица вернул бы на тот уровень, с которого он несколько лет назад начал снижаться.

Отстают от жизни

Мешанина из процентов и цифр приводит избирателя в замешательство. В более общем плане можно сказать, что наиболее значительно предложения партий в области налогов затронули бы тех, кто зарабатывает меньше всех. Богаче их эти изменения не сделали бы, но чуть легче дышать позволили бы. Однако делать выбор между партиями в зависимости от того, кто из них обещает избирателю в день получки больше денег в кошельке, совсем не так просто, поскольку разница в их предложениях не столь уж и велика.

Почему же все политические силы одновременно пришли к пониманию, что можно было бы пересмотреть налоги?

«Налоговая система не работает», – решительно заявил Нейвельт и опроверг поддерживавшийся политической риторикой миф о том, что до сих пор никто не играл с налогообложением. «Почему не играли! Во время кризиса налоги повышались – только пыль столбом стояла».

И член IRL журналист Анвар Самост, и экономический аналитик Хейдо Витсур в один голос заявили, что обсуждать налоговую систему и менять ее пора по той причине, что налоги отстают от жизни.

«Большинство решений по налогам принимались 15 и 20 лет назад, но за это время изменилось очень многое, и было бы странно, если бы решения, принятые давно и в совершенно иной среде, не пересматривались бы», – полагает Самост.

«Даже идеальный вариант со временем приедается, становится слишком обыденным, – полагает Витсур. – Огонь нужно поддерживать. Вопрос не в том, хороши или плохи действующие налоги, а в необходимости стряхнуть рутину».  

Совершенно иного мнения придерживается бывший министр финансов реформист Юрген Лиги. «С нашей налоговой системой ничего не случилось. Налоговая система Эстонии очень даже конкурентоспособна, что недавно подтвердила и Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР)», – утверждает Лиги. Почему же тогда и его собственная партия вышла с целым рядом предложений по изменению налоговой системы?

«Острой необходимости в этом нет, но все соревнуются друг с другом во имя того, чтобы увеличить вмешательство государства, – пояснил он. – Наше предложение отвечает модели ОЭСР, которая утверждает, что самый плохой налог – это подоходный налог с предприятий, и по этому показателю мы очень конкурентоспособны, а что касается налогов на рабочую силу, то здесь у нас дела обстоят средне. Снижение налогов на рабочую силу – это верное направление», – считает он.

На конкуренцию с другими странами Европейского союза ссылается и Самост. «Эстония конкурирует со всеми другими странами ЕС в борьбе за рабочую силу, и здесь нас пока бьют, – констатирует он. – Не так жестоко, как латышей или литовцев или еще ряд стран Восточной Европы, но факт тот, что работать к нам из других стран Европы в массовом порядке не едут, от нас уезжают», – напомнил он.

«У нас у всех снижают налоговую базу, как будто бы все станут богаче, но структурную проблему это не решает, – пытается Нейвельт взглянуть на ситуацию шире. – Структурная проблема заключается в том, что в той категории зарплат, в которой мы сейчас находимся, в Финляндии налоги на рабочую силу ниже».

Самост согласен, что позаимствованная IRL у США эпохи Рейгана модель снижения налогового бремени низко-оплачиваемых слоев не сможет решить повседневные материальные проблемы тех людей, которые за восемь часов  ежедневного тяжкого труда получают зарплату 400-600 евро, а часто и меньше. «Но для человека с месячным заработком в 500 евро и 70 евро (которые он ежемесячно выплачивает в виде подоходного налога с частного лица – прим. ред.) имеют значение», – отмечает Самост какую-никакую, но все же подвижку.

«Дела у группы людей с очень маленьким доходом (согласно расчетам IRL, их у нас не менее 200 000 – прим. ред.) пойдут немного лучше», – признает и Витсур.

Изменения необходимы

Однако Витсур все-таки испытывает некоторые сомнения по поводу того, что предвыборный период лучшее время для содержательных дискуссий о налогообложении. «В пропаганде это (донести суть до избирателей – прим. ред.) очень сложно, поскольку черно-белого преимущества одного варианта над другим нет – можно только громче кричать, что именно ваш вариант лучше, но это вера, а не уверенность», – размышляет аналитик. При этом, полагает он, в любом случае хорошо, что идет дискуссия, поскольку это означает готовность к изменениям.

Самост признает, что предложения Нейвельта несколько лучше, чем схема, выдвинутая его партией – IRL, но у Нейвельта и руки развязаны. «Он не участвует в выборах, и ему не надо после выборов заключать с кем-то коалиционное соглашение», – сказал Самост и добавил, что обойтись без пересмотра налоговой системы не получится.

НАВЕРХ