Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Власть № 4. Кому бесславье, а кому бессмертие

Легко ли в свете передачи НТВ бросить тень на бывшего директора КаПо Райво Аэга? ФОТО: Михкель Марипуу

На этой неделе эстонские СМИ волновались за курс рубля и репутацию ФСБ, но и о местных русских не забывали.

Писатель Ян Каплинский в Eesti Päevaleht удивляется: отчего надписи почти на всех продуктах, а также инструкции к лекарствам у нас – на трех языках стран Прибалтики, но не на русском, носителей которого в Эстонии куда больше, чем литовцев и латышей? Снабжать лекарства русскими инструкциями было бы разумным и вежливым поступком: «Понять фармакологический трактат на эстонском, латышском или литовском тетя Маруся не может. Здесь наш упрямый национализм явно идет вразрез с человечностью. Впечатление, будто мы хотим отомстить старикам, которых сюда занесла судьба, за то, что когда-то сотворили с европейскими границами крупные державы».

Ежедневно каяться в оккупации

Объявлять русский язык символом оккупации, от которого надо избавиться, неумно, считает Каплинский: на этом языке говорили задолго до аннексии Эстонии образованные эстонцы в Тарту и Петербурге, по-русски переписывались Йохан и Мария Лайдонеры... «В нашей культуре у русского языка, как и у немецкого, – особая роль. Пора бы уже понять, что пытаться под видом интеграции переделать местных русских в новых людей, которые любят все эстонское, неразумно... К счастью, есть признаки того, что прежнее отношение – русский как медведь, эстонец как дрессировщик медведей, учащий их танцевать каэраяан, хотят медведи того или нет, – отходит в прошлое». Ваши бы слова, уважаемый Ян, да Богу в уши...

В Õhtuleht писатель Андрей Хвостов, баллотирующийся на выборах от соцдемов, опубликовал под псевдонимом «Сын иммигранта» избирательную программу. В ней есть масса замечательных пунктов, например, «безжалостное выветривание коммунистического наследия»: «Каждый бывший коммунист, каждый – не только партийная элита! – должен найти по крайней мере двух незапятнанных на-ционалистов, которые поручатся, что данный конкретный коммуняка не был во время оккупации свиньей. Если у него и был партбилет, то лишь для того, чтобы продвигать эстонскую нацидею... Если не найдется достаточно правильных националистов, следует обратиться к анонимным комментаторам на Delfi: пусть решит глас народа!»

Или: «В президенты – человека с чистым прошлым! Так как уверенным можно быть лишь в человеке, который родился и вырос за границей (NB! в нормальной стране, а не в Абхазии, Сибири или Крыму) и на котором нет пятна коллаборационизма, следует принять закон о том, что президентом может стать только тот, кто родился в “свободном мире” по ту сторону “железного занавеса”. Да будет Ильвес образцом и мерилом всех президентов!»

В числе прочего язвительный Хвостов призывает указать иммигрантам их место: «Следует принять закон о том, какие темы им можно обсуждать. Внуку эмигранта можно будет слиться с эстонским народом, если он публично откажется от отца. Церемония будет проходить в Таллинне у подножия Креста Свободы». Ну и, само собой, «всякий маскирующийся русский должен взять среднее имя – Марфа и Иван. Тогда на публичных дебатах сразу будет ясно, что перед нами – дитя понаехавшего, не имеющее право говорить на любые темы». Но если в Финляндии какой-нибудь политик станет унижать понаехавших эстонцев, называя их детьми иммигрантов, этого мы не потерпим!

Вишенка на торте: «Увековечивание памяти об оккупации. Иммигрантов и их детей следует обязать каждый день каяться в оккупации. Из иммигранских отпрысков, попавших в парламент, будет составлена Депутатская Группа Кающихся В Оккупации... Кроме ритуала извинения следует подумать и о разного рода денежных компенсациях представителям титульной нации, считающим, что они должны получать возмещение за муки. Деньги будут взысканы с иммигрантов и их детей. Основные суммы мы получим, например, от понаехавших, которые достаточно успешны, чтобы покупать своим детям министерские портфели». Сам Хвостов как иммигрантское дитя обещает половину зарплаты депутата отдавать, желательно – Андрусу Ансипу... И так далее. Все верно: раз политика в Эстонии – цирк на дроте, не остается ничего, кроме как превратить выборы в балаган.

Шпионские страсти и мордасти

Темой недели стала, конечно, телепередача российского канала НТВ-Мир, в которой бывший техник КаПо Уно Пуусепп, ныне житель России, рассказал, как шпионил в пользу РФ. СМИ отреагировали спокойно. Редакторы Postimees назвали передачу «причудливым ходом пропагандистской войны»: нам приоткрыли дверь в таинственный мир разведки, но то, что за этой дверью, показали в кривом зеркале. Недаром россияне молчат о Хермане Симме и Алексее Дрессене, имевших доступ к куда более секретной информации и разоблаченных как шпионы Москвы. Цель передачи – сказать, что крупную рыбу эстонцы не поймали, и тем вселить в нас неуверенность, а также вбить клин между Эстонией и ее партнерами: раз КаПо посадила невиновного (Владимира Вейтмана) вместо виновного (Пуусеппа), как можно доверять этой организации?

Схожего мнения придерживается и эксперт по безопасности Ээрик-Нийлес Кросс на Delfi: мол, передача НТВ – не журналистика даже по российским меркам, речь о продукте, сварганенном по указанию ФСБ, достаточно вспомнить о другой подобной передаче, утверждавшей, что на КГБ работала президент Литвы Далия Грибаускайте... Все это сплошная неправда, Пуусепп никогда не получил бы доступа к секретам НАТО, к сведениям о совместных операциях Эстонии и ее союзников, к информации о вербовке агентов... Передача о Пуусеппе доказывает лишь одно: КаПо крепко насолила ФСБ. А Пуусеппа то ли запугали, то ли подкупили, то ли то и другое сразу. Но бросить тень на КаПо и упомянутого в передаче бывшего директора Райво Аэга не удастся!

Пекка Эрельт задается в Eesti Ekspress вопросом: как попали в ФСБ показанные в фильме документы, в том числе переписка КаПо с главой МИДа Урмасом Паэтом и западными спецслужбами? Добыть эти бумаги герой фильма не мог – они через него не проходили, и работал он не в штаб-квартире КаПо. И главное: почему ФСБ сдала бывшего агента? Эрельт выдвигает несколько версий. Может быть, целевой аудиторией передачи были россияне, работающие на КаПо: ФСБ их припугнула, мол, бойтесь, мы о вас знаем и вас разоблачим. Или же

Пуусепп нужен для отвода глаз – им, пешкой, жертвуют ради спасения попавшего под огонь короля? А может, в действиях России не стоит искать логику в принципе: «Раненый зверь непредсказуем и опасен».

Только ли в России дело? В Postimees бывший офицер разведки Рене Тоомсе пишет, что корень всех бед – в отсутствии жизненно важного государственного органа, который координировал и контролировал бы действия трех разведучреждений: Департамента информации (экономическая и политическая разведка), военной разведки и контрразведки КаПо. Такой орган вполне мог бы существовать под крылом Госконтроля, но увы!

Редакция Õhtuleht призывает не драматизировать: КаПо наверняка сделала выводы задолго до того, как Пуусепп попал на ТВ, ведь «не может такого быть, чтобы вышедший на пенсию капошник уехал жить в Москву – и в полиции безопасности не произвели после этого основательную чистку» (смешно!). Больше всего огорчает газету то, что контрразведка в свое время брала на работу бывших гэбэшников. Не стоит ли прокуратуре потребовать объяснений от тогдашнего директора КаПо Юри Пихля? И вообще, кто из руководства КаПо понес после разоблачений Дрессена и Вейтмана ответственность?

Как сказал бы вам любой конспиролог, все это очень подозрительно.

НАВЕРХ
Back