Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Рейо Никкиля: в Праге я был готов умереть вместе с чехами

Николай Караев
Рейо Никкиля: в Праге я был готов умереть вместе с чехами
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
Финский документалист и журналист Рейо Никкиля после пражских событий в 68-м стал самым антисоветским человеком в Финляндии.
Финский документалист и журналист Рейо Никкиля после пражских событий в 68-м стал самым антисоветским человеком в Финляндии. Фото: dockpoint.info

Одними из главных событий финско-эстонского фестиваля документальных фильмов DocPoint, проходящего на этой неделе сразу в двух столицах, станут вручение финскому режиссеру Рейо Никкиля (род. 1939) награды за вклад в документалистику, которое состоится в Хельсинки, и его приезд в Таллинн, где 31 января в кинотеатре Artis он представит свои фильмы «Прага 21.08.1968» и «Августовский путч», рассказывающие о ключевых событиях европейской истории ХХ века.

Рейо Никкиля отлично владеет русским языком – в 1958-1959 годах он, будучи стипендиатом ЮНЕСКО, учился в Ленинграде на филфаке ЛГУ, что позволило ему впоследствии 11 лет работать в Москве корреспондентом финского радио и ТВ. Однако до того ему довелось своими глазами увидеть кровавый финал «пражской весны».

«В 1962 году в Финляндии прошел Всемирный фестиваль молодежи и студентов, финскому комсомолу нужны были кадры, и он отправил несколько групп студентов в соцстраны учиться английскому, французскому и испанскому языкам, – рассказывает Рейо предысторию событий. – Я и еще несколько финских комсомольцев изучали в чехословацком Оломоуце испанский язык... В 1968 году я вернулся в Чехословакию, чтобы пройти курсы чешского в Летнем университете в Праге. Курсы должны были длиться весь август, но их отменили – ночью 21 августа в Прагу вошли танки. Я стал свидетелем и в какой-то мере участником демонстрации против советских танков и ввода войск пяти государств Варшавского договора».

«Я работал тогда журналистом-переводчиком ТАСС в Хельсинки, – вспоминает Рейо. – Во время летнего отпуска поехал в составе финской делегации на Фестиваль молодежи в Софии. Со мной был японский магнитофон National, он не предназначен для профессиональной работы. Еще у меня была любительская фотокамера Minolta без сменных объективов. Я делал аудиозаписи, фотографировал... Через пять дней, вернувшись в Финляндию, я пошел на работу, чтобы уволиться. Мой шеф Михаил Косов, прекрасный человек, сам сказал: „Рейо, давай договоримся, что ты уйдешь сам, чтобы мы тебя не увольняли”. И я на четыре года стал невъездным в СССР».

Увиденное заставило вас пересмотреть свои взгляды?

Осенью 1968 года я был, наверное, самым антисоветским человеком в Финляндии. Я организовал большую выставку пражских фотографий в Хельсинки, рассказывал в университетах о том, что случилось в Праге, перевел книгу словацкого писателя, который в августе бежал из Братиславы в Вену... Той осенью я почти не спал. С работы я ушел, но деньги были: я продал сотню фотографий финскому ТВ, помогал им с переводами с русского и чешского, и с испанского тоже – Латинская Америка бурлила.

В декабре я поступил на работу на телевидение, где и работал с тех пор. В июле 1970 года президент Урхо Кекконен поехал в Москву, я должен был освещать его визит, но посольство сообщило, что мне не дадут визу. Конечно, если ты штатный корреспондент добрососедской страны Финляндии и тебя не пускают в СССР, это тяжело. У меня было много друзей в Союзе, мне близок русский язык...

Я стал работать в Латинской Америке и Испании, снимал подпольную оппозицию режиму Франко, был в Чили во время визита Фиделя Кастро. Спустя пару лет визу мне дали. Я тогда остался левым по убеждениям, хотя чешские события стали для меня ударом.

Фильм «Прага 21.08.1968» включает ваши фотографии?

Это единственная «картинка». Звук, записанный на National, ужасен – у меня было мало пленки, и я поставил самую маленькую скорость записи. В 1968 году финское ТВ отказалось использовать мои аудиозаписи из-за качества звука. В конце 1990-х я отправил записи в Лондон, там их обработали – и звук стал, как из колодца: мой голос слышен, а рев танков и прочие шумы исчезли. Потом мой сын добавил остальные звуки, эта запись и использована в фильме. Это уникальный материал, пражские события почти никто не снимал – западные репортеры думали, что ничего не случится, и разъехались в отпуска.

Москва 1991 года – другое дело: корреспондентов было много, но все они делали новостные сюжеты, а я снимал документальный фильм. ГКЧП запретил съемки советским журналистам, вот и получилось, что мы сделали единственный фильм о путче.

Как вы сняли «Августовский путч»?

Я в то время уже не работал московским корреспондентом. В июле 1991 года мне предложили сделать «восточный проект», его реализация была намечена на 1992 год.

19 августа возвращаюсь из отпуска – и брат звонит мне, чтобы рассказать о событиях в Москве. Я вышел из душа, заказал билет на самолет и к вечеру был в России. Мы с оператором вели съемки с 19 по 26 августа. Мне удалось, например, взять интервью у Ростроповича, когда он приехал к Белому дому, – в темном коридоре, у Ростроповича был калашников на плече...

Потом я полетел в Хельсинки, отсмотрел материал, 27-го утром подключилась монтажер – она работала 37 часов подряд, я привозил ей еду и кофе. 29 августа вечером фильм пошел в эфир с суб-титрами – он весь на русском языке. Я два раза ставил своего рода мировые рекорды по скорости работы: когда переводил книгу словака – и когда работал над «Августовским путчем»... (Смеется.)

Где вы рисковали больше – в Праге или в Москве?

В Праге я был готов умереть вместе с чехами – тогда я еще был идеалистом. Для меня это был конец света – пять соцстран напали на шестую... Было страшно. Правда, у советских войск был приказ не поддаваться на провокации. Жертвы были, но не такие, как сейчас на Украине – всего погибло около 160 чехов и словаков. Танки на узких улочках были беспомощны, но риск был – я снимал в 15 метрах от горящих танков, успел укрыться в подвале, когда взорвался грузовик с боеприпасами.

В 1991 году у Белого дома я был уже циничным журналистом. В ночь, когда танки подъехали к Белому дому, я снял их и поспешил укрыться. Это было не то место, где я был готов умереть. В сентябре 1993 года я был в жюри кинофестиваля «Россия» – и даже не поехал в Москву, когда расстреливали Верховный Совет. Мне как документалисту это должно было быть интересно, но в тот момент я понял, что происходящее мне чуждо.

Если вдруг в Москве что-то случится снова – вы туда поедете?

Я часто бываю в России, этой осенью ездил туда четыре раза. Но – вряд ли, все-таки я уже немолод. Однако я точно постараюсь помочь своим друзьям.

Вы остаетесь социалистом?

Уже 31 год я беспартийный – и считаю, что журналист не может принадлежать ни к какой партии. Взгляды могут быть любыми, но с партиями лучше не связываться. У меня сложные отношения с Россией: любовь, потом ненависть, потом прощение, потом – новое разочарование. Последний год я переживаю за Украину.Будто сам болею...

DocPoint: от России до геев

С 28 января по 1 февраля в таллиннских кинотеатрах Artis, Sõprus и Kosmos в шестой раз пройдет фестиваль документального кино DocPoint, организаторы которого уделяют особое внимание программе фильмов на русском языке.

Среди последних – картина эстонских режиссеров Яака Кильми и Арбо Таммиксааре «Христос живет в Сибири» про «нового мессию» Виссариона, который с тысячей последователей уже много лет живет в сибирской тайге; польская лента «Лучшее впереди» (реж. Ханна Полак) про девочку Юлю, которая вместе с семьей и друзьями живет на большой подмосковной свалке; и «Дети 404» – лента Аскольда Курова и Павла Лопарева о подростках нетрадиционной сексуальной ориентации и их нелегкой жизни.

На фестивале можно будет посмотреть также украинский фильм «Евромайдан. Черновой монтаж», показывающий киевские события глазами простых людей, среди которых нет ни правых, ни виноватых.

Особым событием фестиваля станет показ фильмов финского документалиста Рейо Никкиля «Прага 21.08.1968» и «Августовский путч», посвященных вводу советских танков в Прагу и мос-ковскому путчу 1991 года. После показа режиссер ответит на вопросы зрителей. Подробнее

см. сайт www.docpoint.ee.

Наверх