Таави Рыйвас: кулуары сегодня неуместны

Таави Рыйвас в конце марта нынешнего года во время коалиционных переговоров. Сейчас премьер-министр признает, что от разъяснений всегда больше пользы, чем вреда.

ФОТО: Лийс Трейманн

По мнению премьер-министра, Партии реформ следовало бы более детально разъяснять свои шаги однопартийцам, а правительству пора научиться доносить непопулярные решения до общественности.

Премьер-министр и глава Партии реформ Таави Рыйвас в интервью Postimees опроверг утверждение о том, будто в Партии реформ важные решения принимает узкий круг кукловодов – по его мнению, кулуары в современной политике неуместны.

Как вы прокомментируете утверждение, что в Партии реформ существует внутреннее напряжение, поскольку правление принимает решения только в своем кругу, а остальные члены партии узнают об этом через СМИ?

То, что в каждой организации есть потенциал для еще большей открытости, ясно как божий день. Уверен, что члены   правления должны больше общаться с членами партии. Многие из тех, кто брал слово, и сами находились при должностях.  

Критика по поводу того, что в период подготовки коалиционного соглашения все стороны были слишком закрытыми, серьезна.

Это породило фрустрацию в прессе и в рядах общественности. Если споры внутри партии появляются слишком часто и общественность все прекрасно понимает, критика не заставляет себя долго ждать.

Кто же принял решение проводить коалиционные переговоры в закрытом формате?

Проблема состояла в том, что в первые дни не было ясносности, с кем можно создать правительство, а с кем нет. Сложно было представлять какие-то рабочие моменты в качестве решений, когда мы знали, что один из участников сомневается, идти ему в правительство или нет. Они честно говорили, что сомневаются. Это часто порождало атмосферу неуверенности. Вопрос вроде бы обсуждается, но если нет уверенности в том, вой­дут ли вообще эти стороны в состав правительства, говорить о нем публично преждевременно.

Мы извлекли из этого урок и в ходе разработки стратегии госбюджета публично обсуждали даже такие вопросы, которые еще не были сформулированы в качестве решения. Мы представили наши варианты: либо частично отменить повышение акциза на топливо и заменить его несколько ускоренным повышением акциза на алкоголь и табак или же сделать наоборот.

Мы рассматривали всевозможные варианты и по другим вопросам. Это породило публичную дискуссию. Можно отметить, что при подготовке стратегии государственного бюджета обсуждение было более конструктивным.

Можно ли сказать, что скупость на комментарии во время коалиционных переговоров была обусловлена вашим же предложением?

Я не могу сказать, что это было мое предложение. Это было общее решение участников переговоров: мы не можем говорить о каких-то вещах, если не уверены, что они будут реализованы. Все это вытекало из того, что одна из сторон не была уверена в своем решении.

Неужели неуверенной стороной были социал-демократы?

Нет, это было в то время, когда мы еще сидели за столом переговоров вчетвером. Тогда одна партия прямо заявила, что не знает, войдет ли она в состав правительства. Когда мы остались втроем, скорость обсуждения тех или иных вопросов заметно возросла.

Тогда уже можно было бы больше информировать общественность. Но дни были очень длинными и напряженными, и под конец уже не было сил, чтобы излагать результаты дискуссий. Следует признать, что это была ошибка, хотя при подготовке стратегии государственного бюджета мы были более открыты. Я считаю, что от разъяснений всегда больше пользы, чем вреда.

Все политики должны быть готовы доносить до людей те решения, которые, на первый взгляд, кажутся непопулярными. Мы знаем, что львиная доля того, что делает правительственная коалиция – будь то понижение налогообложения труда, повышение детских пособий, увеличение финансирования государственной обороны или наведение порядка на границе, – является положительными шагами.

Нужно также объяснить людям, почему так важно смес­тить бремя налогообложения с рабочей силы на вредное потребление, в том числе на табак и алкоголь. Если просто сказать, что водка подорожает, то у некоторых людей это может вызвать недовольство, но если разъяснить, что мы хотим

обуздать чрезмерное потреб­ление водки или с дохо­дов работников будут брать меньше налогов, то, думаю, это будет понято однозначно.

Как вы прокомментируете утверждение, будто в Партии реформ существует т.н. круг кукловодов, в который входят Кристен Михал и Райн Розиманнус?

Я слышал подобные комментарии от людей, далеких от партийных дел. Подобные мифы подпитывают тех, кто публично заявлял, что придерживается других политических предпочтений. Они и создают эффект фантома. Могу вас заверить, что их разговоры не имеют под собой основания. У нас очень ясная сис­тема. На собраниях фракции обсуждаются все важнейшие темы, касающиеся управления государством. Кроме того, входящие в Партию реформ министры вместе с советниками собираются для того, чтобы обсудить повестку дня правительства. Каждые две недели собирается правление Партии реформ, на котором обсуждаются все важнейшие политические темы. Они открыты для всех членов партии, и там всегда можно задавать вопросы по всем темам.

Я читал мемуары Марта Лаара, в которых он рассказывает, что в прежние времена кулуары были необходимы и вполне обоснованны, поскольку государство было молодое и решения надо было принимать как можно быс­т­рее. На мой взгляд, кулуары сегодня неуместны, потребности в них нет, и все вопросы можно оперативно обсудить друг с другом. У нас нет никаких кулуаров, и нет необходимости в кулуарных обсуждениях. Мы действительно можем устраивать дискуссии по всем темам как внутри фракции, так и среди членов правительства.

Блог Каи Каллас: реформа Партии реформ

На прошлой неделе депутат Европейского парламента и член правления Партии реформ Кая Каллас написала в своем блоге, что партия нуждается в серьезных внут­ренних переменах.

Так, по мнению Каллас, совершенно непонятно, какими принципами руководствуется партия, выдвигая людей на должности.

Кроме того, необходима большая прозрачность. «Даже членам правления партии непонятно, на основании чего принимаются те или иные решения и какие процессы стоят за этим. Председатель партии просто ставит нас в известность», – написала она.

Предлагаем вашему вниманию выдержки из блога Каи Каллас.

Два года назад я была выбрана в состав правления Партии реформ, а также заместителем председателя партии. Накануне выборов подготовила свою политическую платформу, в которой были следующие пункты:

1. Партия должна быть открытой организацией, в которой основы и процессы принятия решений являются понятными как членам партии, так и общественности.

2. Партия с уважением относится как к своим членам, так и к оппонентам.

3. Равный голос в партии имеют представители всех групп общества: молодые

и пожилые, мужчины и женщины.

После долгого размышления я решила все же и в этот раз баллотироваться в правление партии. Поскольку только что прошли выборы, мне бы хотелось сосредоточиться в своей платформе не столько на внутренней политике, сколько на том, что Партию реформ необходимо реформировать. Поскольку мы являемся партией, осуществляющей власть, наши внутренние дела касаются не только нас. От того, как мы ведем дела в нашей партийной организации, зависит и то, как мы руководим государством и какой сигнал посылаем людям.

Прошло два года, и по вышеперечисленным пунктам ситуация, на мой взгляд, улучшилась в том плане, что мы стали уважительнее относиться друг к другу, а также к обществу в целом. Мы прислушиваемся к тому, что говорят, и не спешим отвечать оскорблениями. Это хорошо. Но нам есть к чему стремиться во многих областях.

Итак, я баллотируюсь на выборах правления партии в надежде инициировать дискуссию о необходимости провести реформу Партии реформ, и надеюсь, что это найдет поддержку среди членов партии.

Забегая вперед, отвечу критикам: да, я публикую эту программу в своем блоге, ведь если партия насчитывает свыше 13 000 членов, то как еще я могут донести до них то, что хочу сказать. Надеюсь, что моему примеру последуют и другие кандидаты. Позволю себе процитировать Тоомаса Хендрика Ильвеса: «Небольшое государство будет успешным только в том случае, если будет демократическим и открытым». Такой же открытой и демократической должна быть партия, руководящая небольшим государством.

Мои предложения по реформированию Партии реформ состоят в следующем:

1. Поставим перед собой цель собрать членские взносы и исключим из своих рядов тех, кто их не платит. Так мы узнаем истинное количество активных членов партии, добьемся того, что эти активные люди будут ощущать сопричастность к партии.

2. Мы открыты различным мнениям.

3. Добьемся того, что процессы принятия решений станут прозрачными, в случае необходимости по важным вопросам будем голосовать.

4. Станем вести протоколы собраний, чтобы было понятно, почему было принято то или иное решение.

5. Перед тем как принять важные решения, распространим повестку дня, чтобы люди имели возможность подготовиться и аргументированно участвовать в дискуссиях.

6. Разрешим проводить собрания правления с привлечением технических средств. Станем проводить собрания таким образом, чтобы к тем, кто участвует в них через Интернет, относились так же, как к присутствующим членам правления.

7. Сделаем четким и прозрачным процесс назначения членов партии на руководящие посты.

8. Сделаем более четким порядок составления избирательных списков для парламентских выборов, разрешим обнародовать результаты внутренних выборов.

9. С уважением будем относиться к принципу разделения власти, когда речь идет о сотрудничестве правительства и фракций.

НАВЕРХ