Контент-маркетинг

Как измерить сосну?

ФОТО: Вера Копти

А в самом деле, как? Это знают специалисты RMK, которые занимаются инвентаризацией леса и называются лесоустроителями. С одним из них – Кристьяном Вяли – я хочу вас сегодня познакомить.

В ведении этого улыбчивого молодого человека огромные лесные пространства: от заповедных лесов острова Найссаар до чащоб Куусалу. Представляете? Кристьян работает лесоустроителем 11 лет, но с лесом связан еще дольше. «Хорошая у меня работа! – восклицает он. – Гуляю по лесу, осматриваю деревья, а мне за это еще и деньги платят!» Это, конечно, шутка: работа у лесоустроителей сложная и скрупулезная.

Зачем это нужно

Обычному человеку при посещении леса чаще всего бросаются в глаза пустоты и проплешинки, связанные с проведением плановой вырубки леса. Но это результат только одного процента тех работ, которые ведут в государственном лесу специалисты RMK. К сожалению, огромный пласт работ жители Эстонии частенько не замечают. «А ведь мы сажаем новые растения на площадях в четыре раза больших, чем вырубаем, делаем рубки осветления, которые помогают лесу расти и хорошеть! И объем этих работ огромен, – говорит Кристьян. – Но хорошо, что лес чувствует нашу заботу и радует не только своей красотой, но и хорошим „урожаем”». 

Работы по улучшению леса проводятся постоянно. Но для того, чтобы спланировать их, выделив главное и второстепенное, лесоустроитель должен оценить каждый участок, каждый квадрат и  составить план, какие работы должны быть сделаны раньше, а какие могут и подождать. Для этого Вяли ежедневно ездит по подведомственным ему лесам и проводит инвентаризацию, а потом с помощью геологической информационной системы GIS вводит данные в общую базу.

С работы таких специалистов, как Кристьян Вяли, и начинается точное представление о наших лесных ресурсах. В RMK 90 специалистов-лесоустроителей. Все они имеют специальное образование и профессиональные сертификаты. Лесоустроитель собирает данные о лесе, измеряет деревья и оценивает их состояние. Есть описание всех лесов RMK, и с помощью GIS-системы на мониторе компьютера можно увидеть, что растет в государственном лесу, какие работы сделаны и какие сделать необходимо. Видно даже, какой лес где находится: хвойный, лиственный или смешанный.

Лесоустроители делят свои участки леса на кварталы и еще более мелкие единицы, и каждая часть подробно ими описана. Собранные ими данные передаются в Государственный регистр леса. Проделанную работу проверяют аудиторы Агентуры охраны окружающей среды. Таким образом, государство имеет точное представление о своих лесных запасах.

Как это делается

Лесоустроитель вооружен не только компьютером. Кристьян Вяли показывает свои рабочие инструменты. Это электронный высотомер в виде маленькой коробочки с одним окуляром и дисплеем, где высвечивается точная до десятка сантиметров высота дерева, стоит на него посмотреть. Бур для определения возраста дерева похож на огромный штопор. Его спиралевидное сверло проникает в ствол на глубину примерно 20 сантиметров и вынимает оттуда, из глубины, пробу древесины, на которой, как на пне, можно сосчитать годовые кольца, а значит, определить возраст дерева. Специальным зондом в виде полой трости с острым концом специалист берет пробу почвы, что тоже имеет значение при планировании работ в лесу.

«Если почва песчаная, у деревьев одна скорость роста, если песка в ней мало – то совсем другая», – поясняет Вяли. Делаю для себя открытие: оказывается, толстое дерево не обязательно должно быть старше более тонкого – все зависит от условий произрастания. На конкретном примере убеждаюсь, что бывает и наоборот: более тонкая сосна в два (!) раза старше дерева обхватом в полтора раза больше.

Зачем определять возраст деревьев? «Молодые леса требуют большей заботы, потому что в них все процессы идут быстрее, а значит, быстрее происходят изменения. За молодыми лесами нужно более тщательно ухаживать, заботиться о рубках осветления. И опоздать нельзя: такой это нежный организм, наш лес».

Нужная профессия

RMK планирует график проведения рубок обновления и рубок ухода за лесом на три года вперед. Используя работу, проведенную лесоустроителями, другие специалисты знают заранее, сколько и каких новых растений нужно посадить в вырубленных местах. Лес должен быть не только здоровым и красивым, но и приносить государству экономическую выгоду.

«В то же время, – рассуждает Вяли, – лес не должен быть вылизан, как парк. Это все-таки дикорастущее образование, с буреломом, заболоченными местами, непроходимыми чащами».Осматриваем молоденькую березовую рощицу. «Здесь посадили болотную березу: почва-то сыроватая, и этому дереву в самый раз», – объясняет Кристьян Вяли.

В Виймси, где государственный лес по сути дела смыкается с частными участками, ему приходится много контактировать с домовладельцами. «Бывало даже так, что я специально маркировал границу между лесом RMK и частной территорией. Интересы и запросы у людей разные: некоторые просят не вырубать лес по соседству с их домами, другим, наоборот, темно. Кроме работы по измерению и планированию я слежу и за порядком в лесу. Многие хотят сами заготавливать дрова, и я должен быть в курсе, какие деревья на моей территории можно рубить, какие упавшие стволы поднимать и вывозить из леса».

Хорошее слово – «лесоустроитель». Емкое, многозначное и заботливое.

НАВЕРХ