16-летний украинец: я командовал целым отрядом

Юные бойцы в Восточной Украине позируют в камуфляжной одежде. Какое будущее им уготовано, неизвестно никому.

ФОТО: 360N.RU

О несовершеннолетних бойцах мы привыкли слышать в основном в контексте происходящего в Африке и Афганистане. Однако их можно встретить и в более близких к Эстонии странах – на Украине.

С 17-летним Ярославом я познакомился в Алчевске на концерте, посвященному Дню металлургов. Крепкий, невысокого роста, едва мне по плечо, дружелюбный парень, взгляд самоуверенный, что так свойственно провинциалам.

Алчевск расположен в той части Луганской области, которая хочет отделиться от остальной Украины. День металлургов, который отмечают в сентябре, в Алчевске один из самых больших праздников, поскольку гордостью и основным работодателем для города на протяжении десятилетий является местный металлургический комбинат.

На концерте было много молодежи. В военное время (перемирие продолжалось лишь пару недель, и тогда не было уверенности в том, что оно продлиться надолго) праздники устраивают нечасто. Многие были в камуфляжной одежде, некоторые в футболках с надписью «Новороссия». В такой футболке был и Ярослав.

Ярослав как-то сразу привлек мое внимание: он не пил пиво, как другие парни, не подпевал, а спокойно стоял и слушал концерт, обняв невесту. Это была красивая пара. Я разговорился с ними. Выяснилось, что невесте 16 лет, и они вместе уже более полугода. Отец Ярослава живет в Лисичанске, подконтрольном Украине, а мать перебралась в Россию.

На присланные матерью деньги Ярослав купил старенький «Москвич» и занялся бизнесом: скупает у селян картошку, привозит ее в город и продает. За день он зарабатывает около семи евро, что по меркам т.н. Луганской народной республики огромные деньги. Столько же зарабатывают только бойцы местной армии. Кроме того, осенью Ярослав поступил в техникум. Нужна же ведь какая-нибудь профессия, нельзя же всю жизнь торговать картошкой, пояснил он. Логично.

И тут я спросил: «А чем ты занимался во время войны?». Я имел в виду период с прошлого лета и до нынешней осени. Лучше бы я его об этом не спрашивал. Последовавший затем рассказ до сих пор не выходит у меня из головы.

«Был на войне. У нас был свой отряд несовершеннолетних. Я был командиром!» – ответил Ярослав. «Неужели я не похож на командира?» – рассмеялся он, когда я уставился на него с глупым видом. Я не знал, как реагировать на подобное заявление. Но Ярослав, не дожидаясь расспросов, начал рассказывать сам.

Все, что он рассказал, я не мог проверить, однако на посвященных Новороссии интернет-сайтах я обнаружил немало подтверждений тому, что рассказ Ярослава, вероятнее всего, соответствует действительности. Подтверждением его рассказа является, например, тот факт, что на Украине он официально объявлен в розыск в связи с обвинением в терроризме. С точки зрения Украины, все воюющие против нее в Луганске и в Донецке подразделения являются террористическими, а их члены считаются террористами.

Уничтожение КПП

Когда началась война, Ярослав жил в Лисичанске. Тогда ему было 16 лет и, по его собственным словам, он с самого начала поддерживал отделение Донбасса от Украины. Он хотел вступить в знаменитую в Луганске бригаду «Призрак», но его не приняли по возрасту – слишком молод. Тогда в конце мая прошлого года Ярослав собрал с десяток друзей, чтобы создать свой собственный, молодежный отряд. Ярослав объяснил это так: «Мы хотели защищать свой родной город».

Неподалеку от Лисичанска находился контрольно-пропускной пункт украинской армии. Солдатам с этого КПП много чего не хватало, в том числе и еды. В начале войны это была вполне обычная ситуация. Украинская армия тогда была почти небоеспособна – не то что сейчас.

Ярослав и его друзья стали приносить украинским солдатам еду и курево. Такие вот добровольные помощники. Иногда приносили и выпивку. В общем втирались в доверие. Однажды вечером они в очередной раз принесли бойцам водку, много водки. Украинские солдаты напились в стельку. Ярослав и его друзья забрали у четверых спящих солдат автоматы и застрелили их.

Так у них появилось серьезное оружие, до этого на всю компанию было лишь одно-единственное охотничье ружье. Кроме автоматов они взяли несколько гранатометов и боеприпасы.

Отряд их быстро рос, молодых бойцов в нем было уже человек 70, девушки в том числе. Обращаться с оружием они учились по видео в Youtube. Потом для них началась самая настоящая война, бои за Лисичанск. Были и погибшие. Ярослав рассказал об одной 16-летней девчонке по прозвищу «Красотка», которая с гранатой бросилась под танк.

Из всех юных бойцов в живых осталась лишь половина. Когда украинская армия пошла в наступление на Лисичанск, попадавшихся на ее пути малолетних бойцов просто убивали. Ярослав спасся. Он вступил в «Призрак», но в боевых действиях больше не участвовал, занимался снабжением.

Строит планы

Теперь Ярослав торгует картошкой, пишет своей невесте песни, учится в техникуме и строит планы на будущее. «В жизни самое главное, чтобы у тебя была счастливая семья», – говорит он. Его жизнь продолжается. А если снова будет война, то он готов опять пойти воевать.

Я не знаю, какая судьба ждет Ярослава. Ему повезло, он молод и он жив. Кстати, по сообщениям украинских СМИ, 14 августа в Лисичанске Ярослав якобы был расстрелян за «создание террористической организации», и я не сомневаюсь, что если украинская армия возьмет под свой контроль всю Луганскую область, ему будет уготовлена именно такая судьба.

НАВЕРХ