Юри Ратас: глава ЭОК должен использовать свое влияние

Юри Ратас, если его выберут президентом Эстонского Олимпийского комитета, готов забыть о своих политических амбициях и трудиться на благо эстонского спорта.

ФОТО: Маргус Ансу

«Я не могу быть уверенным в том, что стану президентом Эстонского Олимпийского комитета (ЭОК). Мне доводилось принимать участие во многих выборах, и я не такой человек, чтобы заявлять, что Ратас всегда побеждает», – говорит Юри Ратас, объясняя, почему он одновременно выдвинул свою кандидатуру не только на пост президента ЭОК, но и на пост вице-председателя Рийгикогу.

В случае если к 18 марта ему удастся заручиться поддержкой 15 членов ЭОК (в чем сомневаться не приходится), то он официально получит право баллотироваться на пост главного спортивного функционера Эстонии, выборы которого состоятся

15 апреля. Если политик в итоге будет избран главой ЭОК, то он откажется от работы в Рийгикогу.

Пока же перспектива возглавить ЭОК остается туманной, Ратас намерен сконцент-рироваться на работе вице-спикера парламента. Эту должность Ратас занимает несколько последних лет.

«Сейчас я зарабатываю на хлеб работой в Рийгикогу», – говорит Ратас, который последнее время активно занимался лоббированием, чтобы заручиться поддержкой ряда членов ЭОК и стать одним из фаворитов выборов.  

В своей предвыборной программе вы отмечаете, что финансирование спорта следует реформировать таким образом, чтобы необходимая сумма поступала непосредственно в бюджет ЭОК, который потом сам будет распределять средства, а не шла посредникам, как это происходит сейчас. Имеются ли у вас политические соглашения для подобной реформы?

При выдвижении моей кандидатуры на пост президента ЭОК ни одного политического соглашения не заключалось. Их и не может быть. С кем это я должен их заключать? С премьер-министром или со всеми тремя коалиционными партиями? Таких соглашений в эстонской политике никто не заключает, поскольку многие соглашения зависят от госбюджета, а госбюджет принимает 101 член Рийгикогу.

В то же время я говорил со многими людьми, которые вместе с политиками должны выносить окончательные решения по финансированию спорта, и я вижу желание положить конец существующей системе, когда деньги выделяются федерациям, а решения принимаются в узком кругу.

Но ведь президент ЭОК не может сам изменить существующую систему. Решение зависит от воли политиков.

Я заявляю, что он может на него повлиять! Я отвечу на этот вопрос философски: в Эстонии постоянно говорят, что у президента страны нет непосредственной возможности принятия решений, речь скорее идет о представительской функции, но я бы возразил – слово президента в эстонском обществе имеет вес. Точно так же использовать свой авторитет и влияние должен и глава ЭОК. Вопрос в том, сидит ли он в своем офисе и ждет, когда решения придут сверху, или проводит крайне важную лоббистскую работу.

Второй важный вопрос: готов ли ЭОК взять на себя роль локомотива в спортивной сфере?

Разумеется, ЭОК должен занимать ведущую позицию в эстонском спорте. Став президентом, вы обещаете ратовать за то, чтобы тренерам, спортсменам и судьям были обеспечены социальные гарантии и достойные зарплаты. Где вы планируете взять на все это деньги?

Я вспоминаю ситуацию, сложившуюся два с половиной года назад, когда проработавший более тридцати лет клуб дзюдо был вынужден из-за выплат стипендий свернуть свою деятельность. Мы должны сделать все, чтобы тренеры и судьи получали за свою работу зарплату, копили пенсию и имели социальные гарантии.

Введение для тренеров зарплат от государства было политическим решением, и я знаю, что это решение было непростым. При этом всем известно, что среди спортивных судей эта проблема до сих пор актуальна, и в этом деле ЭОК должен проявить инициативу. Такую же инициативу следовало бы проявить для решения все еще существующих проблем у некоторых тренеров и спортсменов. В этой ситуации нужно, как бы парадоксально это ни звучало, поблагодарить Налоговый и таможенный департамент, который предал проблему публичной огласке.

Я не живу в мире грез и не надеюсь, что для спорта будут сделаны значительные налоговые послабления, однако задача ЭОК заключается в том, чтобы взять инициативу в свои руки и созвать представителей Министерства финансов, Налогового департамента, спортивных кругов и Рийгикогу и решить этот вопрос.

Что вы имеете в виду под обеспечением широких возможностей для занятий спортом? Для этого следовало бы, наверное, первым делом вновь обязать местные само-управления оказывать спорту поддержку.  

Сейчас ведь абсурдная ситуация. Во время экономического кризиса с местных са-моуправлений была снята обязанность выделять определенные суммы на спортивные нужды и нужды молодежных работников. Время шло, однако эта обязанность так и не была восстановлена. К счастью, многие местные самоуправления продолжают финансировать спорт по собственной инициативе.

Для расширения возможностей занятий спортом возле школ и волостных цент-ров следует построить больше спортивных площадок. Чтобы на них можно было хотя бы кидать в стенку теннисный мячик, играть в баскетбол или футбол. При этом важно, чтобы местные самоуправления помогали с уличным освещением, так как это позволило бы использовать площадки и в вечернее время.

Вы хотите обеспечить спортс-менам в Эстонии лучшие условия для подготовки. Что следовало бы изменить по сравнению с существующей системой?

Если спортсмен из Эстонии хочет в ноябре или в декабре отправиться на неделю в тренировочный лагерь, особых возможностей для этого у него нет. И здесь я хотел бы сказать о своей давней мечте – строительстве олимпийского цент-ра. Эстонское государство достаточно состоятельное и ценит здоровье людей – поэтому у нас должен быть такой центр, скажем, в Кяэрику.

Например, некоторые бас-кетбольные соревнования переезжают из Швеции в Финляндию, потому что у финнов имеются олимпийские центры. Разумеется, центр в Кяэрику должен управляться ЭОК. Я считаю, что ЭОК – это не только организация, созданная для завоевания

спортсменами медалей, что, конечно, существенно, но и куратор молодежного спорта.

НАВЕРХ