Г-н президент, а что, в Эстонии была только одна оккупация?

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Александр Чаплыгин

ФОТО: Из личного архива.

Президент Тоомас Хендрик Ильвес призвал сограждан записывать свои воспоминания о жизни во времена СССР, дабы оставить потомкам правдивую историю. Господин президент, а почему только о временах СССР - разве в Эстонии не было времен германской оккупации?

Впрочем, к Ильвесу в данном случае возникает не только этот вопрос. Вот он утверждает, что наши соседи, то есть Россия, до сих пор держат свои архивы закрытыми для эстонцев. Это не совсем верно, потому что как минимум один эстонский историк по фамилии Юкскюла свободно проработал в тех архивах несколько лет. Правда, пришел он к неутешительному для Второй Эстонской Республики выводу о том, что президент Первой Эстонской Республики Константин Пятс практически являлся агентом влияния Москвы, причем, судя по всему, платным. Может, нынешний президент про это не слышал или просто не хочет вспоминать о неприятном, но факт есть факт: эстонцев, буде у них желание, в российские архивы пускают.
 
Можно лишь догадываться, чего своим призывом добивается много лет проработавший на финансировавшейся ЦРУ радиостанции "Свобода" Ильвес. Но можно предположить, что человек с такой профессиональной биографией хотел бы получить побольше свидетельств гибельного влияния оккупации на эстонский народ и культуру. Могу предложить воспоминание о том, как назначенный по предложению этого самого Ильвеса премьер-министром независимой Эстонии Андрус Ансип в 1988 году, будучи заворготделом Тартуского райкома Компартии ЭССР активно участвовал в разгоне с собаками студенческого митинга, посвященного годовщине Тартуского мира.
 
Но это, скорее, шутка, хотя в каждой шутке есть доля правды. Как человек, проживший в ЭССР 27 лет, могу со своей стороны вспомнить, что в те времена в республике не закрывались эстонские школы, эстонцам не была закрыта дорога на самые высокие должности, что эстонская культура активно поддерживалась государством, о чем, например, должен помнить поэт, а затем даже министр культуры ЭР Пауль-Ээрик Руммо, который сейчас активно борется с последствиями той оккупации, а тогда писал стихи про то, что коммунизм есть не что иное, как  "светлое будущее для всего человечества".
 
Конечно, можно вспомнить и о депортациях 1941 и 1949 годов, и о тотальной цензуре, и об очередях за элементарыми товарами и продуктами питания. Я не собираюсь рисовать то время исключительно в розовых тонах, хотя, должен отметить, все эти неприятности коснулись не только Эстонской ССР, а всего Советского союза, причем многие из них коснулись Эстонии в гораздо меньшей степени, чем той же России. Но суть не в этом, а в том, что в своем желании вроде как объективно разобраться в истории Ильвес почему-то вычеркивает из нее период 1941-1944 годов, когда Эстония тоже находилась под властью оккупантов, только других.
 
А ведь и о том времени очевидцы могут рассказать многое. Так, академик Михаил Бронштейн может вспомнить, как в 1944 году в Пруссии нашел книжку одного из лидеров наци Розенберга, в которой, в числе прочего, рисовалось и будущее эстонского народа. Будущее это выглядело так: наиболее подходящая с расовой точки зрения часть эстонцев онемечивается, а остальные переселяются в Белоруссию, на земли, освобожденные от проживающих там расово неполноценных славян. Этот документ находится в открытом доступе, в том числе и на английском языке, так что при желании с ним мог бы ознакомиться и президент Ильвес.
 
Есть в том периоде и другие любопытные моменты, к которым почему-то не проявляют интереса ни официальная эстонская историография, ни лично президент Ильвес. Например, полная история 20-й эстонской дивизии СС, которая не только героически сражалась на Синимяэ - как утверждается теперь, за свободу своей родины, но и проводила карательные операции в Белоруссии, Польше и Псковской области. Или история построенных на территории Эстонии немцами концлагерей, где охранниками служили преимущественно эстонцы, которые работали с таким жаром, что уже в 1941 году Эстония первой смогла отрапортовать в Берлин, что она "юден фрай".
 
Похоже, президент Ильвес не случайно назвал "бесплодными" попытки международных комиссий разобраться в истории. Ведь покойный президент Леннарт Мери такую комиссию создал, причем изучала она историю не одной, а двух оккупаций. Выводы этой комиссии так и не были широко обнародованы. И это можно понять: в числе прочего, например, там говорится об исключительно активном сотрудничестве эстонцев с немецкими оккупантами, сотрудничестве настолько активном, что немцам в какой-то момент пришлось даже охладить пыл своих новоявленных сотрудников. О таких вещах Ильвесу, судя по всему, вспоминать не хочется. Потому он и пытается сосредоточить внимание сограждан лишь на одной, наиболее удобной для него и его соратников, оккупации.
НАВЕРХ