Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

Ученые: русскоязычная школа усугубляет раскол в обществе

4
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Пикет в поддержку русскоязычного образования. | ФОТО: STANISLAV MOSHKOV/

По данным Доклада о развитии человеческого потенциала, школы с русским языком обучения – исчезающее явление, при этом с точки зрения образовательной справедливости речь идет о важной для Эстонии проблеме.

Независимое эстонское государство действует уже два с половиной десятка лет, однако по-прежнему существует система детских садов и школ, делящая детей на основании эстонского и русского языка на параллельные миры, отмечается в свежем Докладе о развитии человеческого потенциала.

Эстонские и русские молодые люди начинают теснее общаться друг с другом только в университете, куда русские попадают реже эстонцев. В результате доля людей с высшим образованием среди местной русской молодежи меньше, чем среди эстонцев. При такой системе у молодежи не возникает ни общей сети общения, ни даже общего инфопространства.

Проведение многочисленных уроков эстонского языка в русскоязычных школах не ведет к активному знанию языка. Вдобавок, как показывают Трийн Лаури, Кайре Пыдер и Леэн Рахну на основании данных PISA, успеваемость учеников русскоязычных школ куда слабее, чем учеников эстоноязычных.

Составители отчета уверены, что сейчас самое время заменить эстонскую и русскую школы единой и единообразной школой Эстонии, которая опирается на эстонский язык, однако учитывает языковое разнообразие Эстонии.

За последние двадцать лет число учащихся уменьшилось во всех общеобразовательных школах ЭР. Особенно заметен этот процесс в школах с русским языком обучения – сейчас там учится в три раза меньше учеников, чем в 1995 году.

Из сегрегированной по языку обучения школы различие переносятся на рынок труда, а разница доходов увеличивает сегрегацию по месту жительства, основанную на национальном признаке. Когда доход разнится, возможности на рынке недвижимости тоже неодинаковы, и эстонцы и представители других народов не могут купить жилище в одном регионе.

Между тем школы соотносятся с регионами, и круг сегрегации замыкается. Эстония не смогла выйти из этого круга на протяжении четверти века, и ситуация только усугубляется.

Как показывает опыт Европы, когда иммигрантов куда больше среди людей простых профессий и они имеют тенденцию жить на более дешевых окраинах, бедность больше коррелирует с национальностью – и социальные проблемы становятся неразрешимыми. В условиях растущей иммиграции Эстонии нужно предпринять решительные шаги для объединения параллельно живущих общин, которые разделены по языковому и национальному признаку.

По словам ученых, детский сад и школы – институции, посредством которых можно запустить механизм перемен, и именно это и следует сделать.

Также ученые считают, что хотя школа – ключ к решению многих стоящих перед обществом проблем с интеграцией, нельзя взваливать бремя создания связного общества только на плечи школ и учителей, не оказывая им поддержки и не избавляя людей от страхов.

Представители других национальностей боятся, что их дети потеряют родной язык и их успеваемость упадет, если дома родители не смогут им помогать из-за плохого знания эстонского языка.

В придачу к госфинансированию инфраструктуры государство должно резко увеличить инвестиции в человеческий капитал прежде всего через образование. В то же время следует учитывать то, что в век иммиграции в будущем школа Эстонии станет еще более мультикультурной и мультиязычной, чем сейчас, и с этим эстонцам придется смириться.

Перевод с эстонского.

Наверх