Власть № 4: эх, хорошо в стране эстонской жить?

Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

«Русский вопрос» по-эстонски: русские приезжают – плохо; русские уезжают – плохо; русские остаются – плохо. Как сделать так, чтобы было хорошо?

ФОТО: Scanpix / Postimees

На этой неделе в центре внимания эстонских СМИ были земельный налог, злые ветры из России, а также 1991 год, когда, как с удивлением выяснили социологи, эстонский народ жил почему-то лучше, чем сейчас.

Ну и без интеграции не обошлось. По-своему развлекся портал Delfi, затеяв опрос на тему «улучшились ли отношения между эстонцами и местными русскими?». Комментарии жгут в лучших традициях родного Эстонета: «Нашистская свора с КГБ, Сависааром и Яной Тоом делали и будут делать все для того, чтобы отношения НЕ улучшились»; «Отношения между эстонцами и эстонскими русскими всегда были нормальными! Беда с теми людьми и их потомками, кто прибыл сюда в 1940-41 и 1944-1989 годах! Они не считают эстонцев людьми (считают чухной и фашистами) – и они не эстонские русские! Они “йестонцы”!»; «Не улучшились. Кто всегда был нормальным, тот таким и остается. Кто хочет тут видеть Россию, того ничто не изменит»; «Конечно, нет. И не изменится ничего, пока эстонские русские живут-верят-действуют на основании новостей, которые сообщают им СМИ восточного соседа»; «Русский ни в Эстонии, ни в других странах не может смириться с западным менталитетом – более успешным, умным и богатым, чем у него самого...»

Почему на эти комментарии стоит обратить внимание? Да потому, что рядышком тот же самый портал требует от Таллиннского самоуправления выдать анонима, который с подключенного к сети мэрии компьютера оставил свинский комментарий под статьей о смерти филолога Хелью Вальс. Еще через статью редакторы Delfi возмущаются избиением камерунского студента в Тарту. Как же могло случиться, что в университетском городе завелась молодежь, которая «не может вынести того, что по улицам ходят люди с другим, чем у эстонцев, цветом кожи, с другим, чем у эстонцев, родным языком»?

А вот поиском анонимов, оставляющих свинские комментарии про здешних русских, Delfi не занимается. Так и хочется спросить: но поттемуу? Может, тут и кроется ответ на вопрос о бравой расистской молодежи города Тарту?

Русские туда, русские сюда

Своеобразный рекорд поставил на неделе Eesti Päevaleht. Два дня подряд газета печатала зажигательные передовицы на русскую тему: то обнаружились «Российские черные миллиарды в Эстонии», то «Русские едут сюда, чтобы стать руководителями фирм»... Темы вполне серьезные, в первой статье речь идет об отмыве рублей, во второй – о том, что россияне, желающие на законных основаниях проникнуть в ЕС, все чаще едут в Эстонию в качестве членов правлений фиктивных компаний. Однако и повышенная концентрация внимания EPL к восточному соседу – весьма характерна.

Волнуют эту газету не только въезжающие русские, но и отъезжающие – им посвящен материал «Русская молодежь: почему мы покидаем Эстонию?». Два мальчика и девочка (18-19 лет) говорят все разное. Один мальчик хочет ехать в Англию учиться и никаких проблем с переводом русских школ на эстонский не видит («Его можно только приветствовать»). Другой считает, что главным образом нежелание жить в Эстонии связано с нашей скверной экономикой, хотя язык тоже играет свою роль («Я владею эстонским на высшем уровне, но вот изучать какую-то специальность на эстонском у меня желания нет»). Девочка откровенно говорит о том, что поедет в Россию, потому что в Эстонии «если ты русский, ты никто. Я сталкивалась с людьми, которые просто мимоходом говорят, мол, езжай обратно в Россию... Русским в Эстонии найти работу очень трудно. Хороший пример – моя тетя, она бухгалтер с большим стажем и знает эстонский. Работодатель все равно предпочел ее подругу, у которой такого стажа нет. Зато подруга – эстонка».

Может быть, после этого эстонский читатель не столь удивится приведенным тут же результатам опроса учеников 8-х и 9-х классов русских школ, которых все, связанное с Эстонией, приводит не в такой сильный восторг, как их сверстников из школ эстонских. Если верить опросу, уважают эту страну 54 процента русских школьников (эстонских – 94 процента), а гордятся тем, что тут живут, и вовсе 40 процентов (эстонских – 91 процент).

Незабываемый 1991-й

Приплыли: согласно еще одному опросу, 41 процент населения считает, что в 1991 году жизнь с материальной точки зрения была куда лучше и веселее, и еще 16 процентов существенной разницы между 1991-м и 2011-м не видят. 30 процентов, напротив, считают, что процветание их настигло. Итого – из трех местных жителей двое по крайней мере недовольны своим положением по сравнению с временем, которое власти иначе как кошмарным не считают.

Арго Идеон на страницах Postimees не удивлен тому, что кто-то 20 лет назад жил лучше, чем живет сейчас. Удивляет его количество этих людей: 41 процент! Может быть, дело в том, что раньше трава была зеленее? Ведь 1991-й был переходным годом, инфляция в Эстонии достигла тогда 250 процентов, уже были талоны, уже было не достать сахара, например. Неужели нынешнее время для почти половины эстоноземельцев не кажется раем даже по сравнению с тогдашними трудностями?

Между тем депутат Хеймар Ленк на портале Delfi призывает не обрушиваться с негодованием на тех, кто считает, что 20 лет назад жил лучше. Он считает, что 30 процентов довольных – это в основном молодежь, которая 1991 года не помнит и судит о нем по прессе. Дальше Ленк начинает вспоминать, какие были социальные гарантии в СССР: бесплатное образование («бери и учись!»), бесплатная же медицина, путевки в санатории, отсутствие безработицы, нормальные заработки, пенсия такая, что родители поддерживали детей, «холодильники, полные мяса, праздничные столы, ломившиеся не в пример нынешним»... И страха потерять работу и дом не было, и роющихся в урнах бомжей – тоже.

«Ах, как хочется вернуться, ах, как хочется ворваться...» Что же за двадцать лет случилось с тобой, о, Эстония?

    НАВЕРХ