Брекзит: худшее, конечно, впереди

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Брекзит неминуем.

ФОТО: FRANCOIS LENOIR/REUTERS

Вчера в Брюсселе лидеры 27 стран Евросоюза единодушно подписали договор о выходе Великобритании из Евросоюза. Помимо почти шестисотстраничного юридически обязывающего договора, который довольно детально устанавливает права и обязанности после “развода”, была одобрена и ни к чему не обязывающая и довольно общая политическая декларация о будущих отношениях сторон. В обоих случаях дело шло очень быстро и без обсуждений по существу, поскольку подготовка текстов длилась уже почти более полутора лет, и заново обсуждать их не стали. То есть речь шла о ситуации “хочешь ты этого или нет”.

Главы европейских государств захотели. Многие, во главе с президентом Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером, выразили, правда, сожаление, что подобный “развод” вообще должен состояться, но в то же время подчеркнули, что речь идет о лучшем соглашении, на которое могли надеяться британцы.

Теперь ход снова за британцами, но до того как Соединенное Королевство 29 марта следующего года сможет официально покинуть Евросоюз, договор должен одобрить парламент страны. По всем предположениям премьер-министр Тереза Мэй представит договор парламенту через пару недель.

Но в Вестминстере не все сразу пойдет так гладко. Скорее, наоборот: с высокой долей вероятности парламент Соединенного Королевства не одобрит договор.

Согласно подсчетам Би-би-си, чтобы окончательно утвердить соглашение, Мэй понадобится поддержка минимум 320 членов нижней палаты из 650. Правительство консервативной партии, у которого в парламенте 316 мандатов, сейчас держится у власти при поддержке 10 голосов Демократической юнионистской партии Северной Ирландии. Есть опасения, что большинство юнионистов не поддержат соглашение. В Северной Ирландии большая часть населения, как известно, проголосовала против выхода из Евросоюза. Весь проект поэтому там изначально непопулярен по нескольким причинам.

У остальных партий причин, по которым они могли бы поддержать заключенный правительством Мэй договор, и того меньше. Большая часть парламентариев в принципе протестует против выхода из Евросоюза. Вторая часть недовольна предложенным договором. Третьи хотят просто скинуть правительство. При этом большая часть консерваторов выступает против соглашения. Часть потому, что они поддерживают членство в союзе. Часть – потому, что, по их мнению, оно ставит Великобританию в слишком большую зависимость от Брюсселя – речь не идет о полном и окончательном разводе. И они во многом правы: вроде как бы не член Евросоюза, а вроде бы и он. По крайней мере, все время придется считаться с Брюсселем, не имея права голоса.

Остается два варианта: новый референдум или выход без соглашения, т.е. так называемый “тяжелый Брекзит”.

Короче говоря, данным договором не доволен никто - ни сторонники, ни противники Брекзита. На самом деле, договором, а точнее желанием Соединенного Королевства выйти из Евросоюза недовольна и верхушка ЕС.

Соединенное Королевство столь тесно связано с Евросоюзом во всех областях жизни, что подобный насильственный разрыв неизбежно нанес бы множество болезненных ран.

Что дальше?

Если британские парламентарии не одобрят договор о выходе (что весьма вероятно), ситуация станет еще более запутанной. Возможные сценарии развития следующие. Премьер-министр Мэй через какое-то время, вероятно, в начале следующего года может вновь внести документ на утверждение парламента. Это был бы логичный шаг, но едва ли после Рождества и Нового года что-то фундаментально изменится. Таким образом, голосование, очевидно, провалится и со второй попытки. Дальше все станет еще сложнее.

Важную роль станет играть и фактор времени, поскольку до конца марта останутся считанные месяцы. Прежде всего, вероятно, будут объявлены новые выборы. Их результаты трудно прогнозировать. Возможно, что к власти придет партия лейбористов во главе с Джереми Корбином. Но популярность договора о Брекзите от этого нисколько не вырастет. По сравнению с Мэй, “матерью соглашения”, новому британскому премьеру было бы еще сложнее протолкнуть его. А времени для переговоров по новому договору просто нет. Кроме того, лидеры Евросоюза четко заявили, что никакого нового соглашения не будет. Остается два варианта: новый референдум или выход без соглашения, т.е. так называемый “тяжелый Брекзит”.

Выход без договора означал бы совершенно непредсказуемую ситуацию и поначалу повлек бы за собой хаос. Как в экономике, так, например, и в сфере транспорта и передвижения людей. Никто не будет знать, какие законы и правила действуют в такой ситуации, а какие нет. Соединенное Королевство столь тесно связано с Евросоюзом во всех областях жизни, что подобный насильственный разрыв неизбежно нанес бы множество болезненных ран.

Вторая возможность – новый референдум. Большинство политиков официально это исключили, заявив, что народ сказал свое слово и к нему надо прислушиваться, но многие аналитики это рекомендовали. Есть причины предполагать, что втайне прекращения “всей этой ерунды с Брекзитом” хочет и большинство британских политиков и бизнес-кругов. По правде говоря, против Брекзита оказалось и большинство населения.

Напомним, что на референдуме 23 июня 2016 года за Брекзит проголосовали 52% участников (то есть 48% были против). Поскольку явка составила 72%, 28% британцев воздержались, то есть не могли или не посчитали нужным высказаться. Таким образом за то, чтобы остаться в Евросоюзе, высказалось преобладающее большинство депутатов парламента и других ведущих политиков, бизнес-кругов и культурная элита, Шотландия и Северная Ирландия, Лондон и другие крупнейшие города.

Почти все предполагали, в том числе большинство тех, кто поддержал Брекзит, что он провалится. Никакого плана реализации народного решения ни у кого не было. Бывший премьер-министр Дэвид Кэмерон, вынесший Брекзит на референдум, вскоре подал в отставку. Не было учтено и то обстоятельство, что формально юридически результат референдума ни к чему не обязывает. Правительство все же решило начать переговоры о выходе – стоит ли удивляться, что они проходили через пень-колоду и результат оказался, мягко говоря, так себе.

Таким образом, есть причины полагать, что многие британцы, возможно, большинство хотели бы просто забыть об этом. Но сделанного не воротишь, и объявление нового референдума было бы политически сложным, поскольку произвело бы впечатление, что с волей народа не посчитались.

Решат ли депутаты парламента все же одобрить плохой договор или пойдут по пути “тяжелого Брекзита”, или нового референдума, покажет будущее. В Великобритании период смуты, вызванной Брекзитом, до конца еще не завершен, возможно, что самые трудные времена еще впереди.

С точки зрения остальных европейцев, в связи с Брекзитом важнее другое. Противостояние британцев Евросоюзу показывает, что в союзе что-то не так. В Великобритании хватает людей, у которых при одном слове “Европа” волосы встают дыбом, но большинство сторонников выхода из ЕС противостоят не столько союзу как таковому, сколько конкретным британским политикам. Ими недовольна и большая часть населения других стран-членов ЕС.

В данный момент выход из ЕС не является актуальной темой ни для одной из них, но это может измениться. Поддержка сил, именуемых евроскептиками и популистами, выросла почти везде. Их критика в адрес верхушки власти по крайней мере частично обоснована. Необходимость реформы союза признает и брюссельская элита и большинство глав стран-членов, но особенно первая из них видит основной путь в том, чтобы власть продолжала сосредотачиваться в Брюсселе и союз стал федерацией. Возможно, это неплохая идея, но одно только сосредоточение власти ничего не изменит. Или сделает ситуацию еще хуже, поскольку позволит носителям власти беспрепятственно реализовывать политику сомнительной ценности. Других идей особенно не слышно, даже дебатов по существу нет. Хотя должны быть.

Таким образом, есть причины глубже задуматься о Европе всем европейцам, а не только британцам.

НАВЕРХ