Эстонские заключенные – тайна, покрытая Законом о защите личных данных

Новая Таллиннская тюрьма.

ФОТО: Eero Vabamägi

Многие СМИ, в том числе и портал Rus.Postimees нередко получают жалобы от заключенных и их родственников, в которых рассказывается о тех или иных притеснениях или нарушениях со стороны администраций тюрем. Чаще всего при проверке информации оказывалось, что либо заключенный и его родственники сильно преувеличили, либо ситуация действительно по каким-то причинам вышла из-под контроля, но ее можно исправить и проблема оказывалась решаемой. Так было прежде.

С этого года журналисты оказались перед серьезной проблемой. Если до того получить детальную информацию о том или ином случае оказывалось почти невозможно лишь в той ситуации, когда речь шла о здравоохранении, то теперь любое учреждение практически на любой конкретный запрос отвечает, что не имеет права делиться информацией, содержащей деликатные данные.

Так оказалось и с историей одного из заключенных Таллиннской тюрьмы, родственница которого пожаловалась на то, что после переезда в новое здание учреждения ее муж на месяц остался без обуви, которую забрали, но никак не могли вернуть. Он же, по словам родственницы, уже долгое время не может попасть на прием к терапевту. Его же, заверяла нас читательница, не пускают к ней на свидания, а поэтому разрушается крепкая ячейка общества. И в довершение всего заключенный объявил голодовку.

На запрос в Министерство юстиции мы получили ничего не значащий ответ пресс-секретаря Кристин Раммус, которая сказала: «Мы не можем распространять личные данные заключенных, но могу заверить, что у нас нет сомнений, что тюрьма в обращении с ним ничего не нарушила».

Поскольку такой ответ был ожидаем, но никак не мог нас устроить, мы попросили уточнить, как именно происходит перемещение заключенных с их вещами и какую именно медицинскую помощь могут получить сидельцы.

«При прибытии заключенного в тюрьму тюремная служба берет его личные вещи на хранение. Если заключенный хочет иметь в камере личные вещи, – те, которые разрешены, – он должен написать соответствующее ходатайство. Точную информацию о том, какие вещи можно брать с собой в тюрьму, можно найти здесь. А о том, что запрещено, можно прочесть здесь», - рассказала Раммус.

По ее словам, при переводе в новую тюрьму все личные вещи заключенного везут вместе с ним.

«В области, касающейся медицины, заключенным обеспечены амбулаторные услуги семейных врачей, стоматологов и врачей-специалистов, а также круглосуточная сестринская помощь, - объяснила представитель Министерства юстиции. – Если заключенный нуждается в дополнительной консультации, обследованиях или операции, которых тюремная медицинская служба не предлагает, его, по предложению врача, направляют в медицинское учреждение за пределами тюрьмы».

По словам Раммус, тюремные врачи постоянно следят за состоянием здоровья заключенных, а также лечат их в тюрьме в пределах возможности, применяя лучшие медицинские практики.

Для успокоения совести мы пересказали историю нашей читательницы и ее мужа и канцлеру юстиции, попросив сообщить, как часто с аналогичными проблемами обращаются к защитнику прав человека, а также уточнить – не наблюдал ли омбудсмен за переездом одной из самых крупных тюрем Эстонии? Немудрено понять, что любой переезд, тем более тюрьмы, будет связан с дополнительными неудобствами и ограничениями.

Руководитель по связям с общественностью Канцелярии канцлера юстиции Янек Лутс подтвердил: «В числе прочих задач канцелярия канцлера юстиции, в данном случае конкретный отдел по проверочным рейдам, следит за тем, чтобы у людей, находящихся в местах заключения, были защищены основные права человека. Эта задача исходит из Закона о канцлере юстиции, согласно которому институт канцлера юстиции является государственным профилактическим учреждением, наличие и задачи которого оговорены в третьей статье факультативного протокола Конвенции ООН о предотвращении издевательств, а также другого жестокого, бесчеловечного или унижающего человеческое достоинство обращение и наказания».

По его словам, для исполнения этой задачи советники канцлера совершают, чаще всего без предупреждения, контрольные рейды в пенитенциарные учреждения. Поскольку и канцлер юстиции не выдает информации о том, кто и с какими вопросами к нему обращается, Лутс напомнил: «У заключенного есть право и возможность обратиться к омбудсмену, если он считает, что к нему относятся бесчеловечно или унижают его человеческое достоинство».

Это мы и советуем сделать вышеупомянутому заключенному и его супруге. Их имена и фамилии канцлеру юстиции уже известны.

НАВЕРХ