Ход конем по голове

Олеся Лагашина.

ФОТО: Konstantin Sednev / Eesti Meedia

Президент Кальюлайд призвала провести первые сто дней нового правительства без ненависти. Что само по себе, может быть, и правильно, если бы к этому призыву прислушивались все противостоящие друг другу стороны.

Выполнимо ли это – большой вопрос. Уже было сказано, что «сто дней без ненависти» вовсе не означают «ста дней без критики». И кто и как сможет провести здесь четкую границу между дефинициями – непонятно.

С одной стороны, любое яркое высказывание автоматически может быть квалифицировано как разжигание ненависти – по той простой причине, что оно вызывает эмоции. С другой, уважающий себя журналист в ответ на просьбу что-то смягчить и пригладить в своем мнении пошлет просящего куда Макар телят не гонял – по той простой причине, что у нас декларируемая свобода слова. С третьей, можно, конечно, призвать соперников интеллигентно проводить время за шахматным столом, но это занятие не имеет смысла, когда один из них вдумчиво передвигает фигуры, а другой лупит его доской.

Эксперты по коммуникации справедливо отмечают, что чем более сбалансировано высказывание, тем меньше влияния оно оказывает. И основная проблема заключается в том, что стремящийся к объективности в этой борьбе за влияние неизбежно проигрывает, т.к. стремление обнаружить одновременно и «за», и «против» как будто говорит о неуверенности позиции. Таким образом, в ситуации, когда «объективным СМИ» открыто противостоят «новые», новизна которых не ограничивается никакими правилами корпоративной журналистской саморегуляции, первые оказываются более уязвимы.

Консервативный портал Uued Uudised уже фактически объявил, что никаких ста дней перемирия не будет, если мейнстримная пресса продолжит критиковать EKRE в том же духе. На что обиделись Uued Uudised? На критику главреда Eesti Ekspress в адрес министра Марти Куузика, попавшегося за рулем в пьяном виде. «Он не был пьян, у него были остаточные явления», - утверждается в передовице рупора EKRE, как будто это имеет какое-то значение. «Если газетные негры будут продолжать в том же духе, нарушение возможного хрупкого перемирия будет на их совести», - угрожают авторы, не гнушающиеся откровенного хамства в адрес журналистов, вплоть до обыгрывания их фамилий.

В ситуации, когда играющие по традиционным правилам журналисты либерального толка подвергаются откровенной травле со стороны консерваторов, призывать первых сбавить тон и искать пути к примирению, довольно странно. Вы уверены, что вспомните, как ходит конь, если вас каждый день будут бить шахматной доской по голове? Не говоря уже о том, что есть вещи, с которыми мириться нельзя.

НАВЕРХ