Пеэп Пахв: в отставку — правильное решение

Пеэп Пахв

ФОТО: Pm

Сегодня у руководства Эстонского союза конькобежцев (ЭСК) есть только один правильный выбор — сообщить об уходе в отставку. Несомненно, и президент Союза Майре Арм, и вице-президент Маргус Хернитс сделали для развития эстонского фигурного катания очень много, но в разгоревшемся скандале по поводу результатов прошедшего в минувшие выходные чемпионата Европы они ударили в грязь лицом. И отмыться им теперь вряд ли удастся.

Руководство Эстонского союза конькобежцев с прошлой пятницы не приняло ни одного решения и не сделало никаких шагов, чтобы в скандальной ситуации хоть как-то помочь визитной карточке эстонского фигурного катания Елене Глебовой и ее тренеру Анне Леванди.



Поддержку Эстонского союза конькобежцев Леванди ощутила лишь однажды, когда обсуждалось решение опротестовать действия судей на чемпионате Европы по фигурному катанию. Но затем Леванди якобы предложила вместо протеста отправить в Международный союз конькобежцев более мягкое по форме письмо.



Теперь можно лишь предполагать, смогла ли бы Глебова занять более высокое место на этих престижных соревнованиях. Не стоит забывать и о том, что даже по новым правилам оценивания фигурное катание остается достаточно субъективным видом спорта. А отстранение Эстонского союза конькобежцев от тандема Глебова-Леванди произошло с такой скоростью, что только подлило масла в огонь.



Эстонский союз конкобежцев поверил информации финских медиаканалов, растиражировавших передернутые слова из интервью Леванди ERR, и даже не попытался уточнить и исправить ситуацию. Образно говоря, Эстонский союз конькобежцев тут же опустился на колени перед северным соседом и в пресс-релизе разъяснил, что сказанные слова не отражают мнение и позицию ЭСК.



Под этим он имел в виду фразу, которую якобы сказала Леванди в своем интервью: победа финских фигуристок, завоевавших золотую и бронзовую медали, была заранее оговорена.



Непонятно, почему до составления пресс-релиза ни президент Эстонского союза конькобежцев Майре Арм, ни его вице-президент Маргус Хернитс даже не поинтересовались у Леванди, говорила ли она вообще что-то подобное, и почему сами не посмотрели запись интервью. Posti­mees взял на себя этот труд и внимательно прослушал сказанное Леванди. Беру на себя смелость заявить, что ничего подобного Леванди не говорила.



При этом Хернитс сообщил, что, как эстонец, в воскресенье в Хельсинки чувствовал себя очень неуютно. Арм отправила Леванди SMS с запретом на общение с журналистами, а сама, по ее словам, весь понедельник занималась выяснением ситуации.



Уход в отставку избавил бы Хернитса от чувства неловкости, а Арм — от необходимости детально разбираться в сложившейся ситуации.

НАВЕРХ